Буква закона и основные принципы уголовного судопроизводства

Вопросы защитника следователю и прокурору

После целого ряда судебных разбирательств в порядке ст.ст. 108, 109, 125 УПК РФ один вопрос не давал нам покоя долгое время.
Вправе ли представители защиты задавать вопросы профессиональным участникам процесса (следователь, прокурор) в ходе судебного заседания?
Что касается практики, то она по этому поводу весьма разнообразна. Как правило, в рамках рассмотрения вопросов относительно меры пресечения судьи позволяют задавать вопросы следователям, но не прокурорам. Что же касается производства в рамках ст. 125 УПК РФ, то здесь, как правило, позиция была менее предсказуема.
Выясним, существуют ли по этому поводу какие-либо применимые правовые позиции.

Буква закона и основные принципы уголовного судопроизводства

Прежде всего, следует отметить, что согласно п. 11 ч. 1 ст. 53 УПК РФ с момента допуска к участию в уголовном деле защитник вправе использовать иные не запрещенные настоящим Кодексом средства и способы защиты.
Кроме того, принцип равенства сторон в рамках судебного разбирательства предполагает совокупность определенных гарантий.
Позиция Европейского суда по правам человека следующая:
― принцип «равенства сторон» требует предоставления каждой стороне достаточной возможности отстаивать свою позицию в условиях, которые не ставят ее в заведомо невыгодное положение по отношению к противоположной стороне (постановление от 27.06.1968 по делу Neumeister v. Austria);
― не существует исчерпывающего определения минимальных требований принципа «равенства сторон»; тем не менее, необходимо предоставление надлежащих процессуальных гарантий, соответствующих характеру дела и предмету спора – которые могут включать в себя следующее: a) возможность представлять доказательства, b) возможность оспаривать доказательства, представленные процессуальным оппонентом и c) приводить доводы по существу вопроса.
Сходное толкование условиям справедливости судебного разбирательства в целом дает Конституционный Суд РФ.
«Закрепленное в Конституции Российской Федерации право каждого на судебную защиту (статья 46, часть 1) предполагает предоставление заинтересованным лицам реальной возможности отстаивать перед судом свою позицию, оспаривать доводы других участников процесса, а также обжаловать принятые в отношении них решения, в том числе судебные, поскольку правосудие по самой своей сути признается таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости и обеспечивает эффективное восстановление в правах» (постановления КС РФ от 02.02.1996 № 4-П и от 02.07.1998 № 20-П).
«Одной из необходимых гарантий судебной защиты и справедливости судебного разбирательства является предоставляемая сторонам реальная возможность довести до сведения суда свою позицию относительно всех аспектов рассматриваемого дела; во всяком случае лицо — вне зависимости от его уголовно-процессуального статуса (подозреваемый, обвиняемый, подсудимый или осужденный), ― если оно изъявляет желание участвовать в судебном заседании, не может быть лишено возможности заявлять отводы и ходатайства, знакомиться с позициями других участников судебного заседания и дополнительными материалами, давать объяснения по рассматриваемым судом вопросам» (постановления КС РФ от 10.12.1998 № 27-П, от 15.01.99 № 1-П и от 14.02.2000 № 2-П, определения КС РФ от 10.12.2002 № 315-О и от 25.03.2004 № 99-О)».

Позиции высших судов

Что касается конкретных правоприменительных позиций относительно рассмотрения вопросов меры пресечения, Верховный суд РФ идет от обратного, критикуя адвоката за то, что тот не задал следователю вопросы в ходе судебного разбирательства, усмотрев в этом inter alia нарушение права обвиняемого на защиту. Из чего следует, что адвокат задавать вопросы следователю в ходе судебного разбирательства не только вправе, но и обязан.
«26 января 2009 г. при разрешении ходатайства о продлении срока содержания под стражей судья ограничился заслушиванием только мнения следователя и прокурора, обосновавших данное ходатайство, и защитника обвиняемого по назначению. При этом последний, не задав в ходе судебного заседания ни одного вопроса, заявив, что ходатайство следователя является законным и обоснованным, оставил его рассмотрение на усмотрение суда» (определение ВС РФ от 24.02.2009 № 4-9/09).
Рассмотрение жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ также предполагает возможность задавать вопросы оппонентам, в развитие принципа состязательности и равноправия сторон, что усматривается из приведенной ниже позиции в отношении прокурора.
«Оспариваемая заявителем статья 37 УПК Российской Федерации определяет круг полномочий прокурора как должностного лица, уполномоченного от имени государства осуществлять уголовное преследование в ходе уголовного судопроизводства, а также надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия и не содержит положений, которые освобождали бы его от обязанности давать пояснения суду, рассматривающему жалобу на его действия (бездействие) и решения в порядке статьи 125 данного Кодекса, а суду — в полной мере оценить доводы заявителя о несоответствии действий и решений прокурора требованиям уголовно-процессуального законодательства» (п. 2.1 определения КС РФ от 26.01.2010 № 75-О-О).
Что же касается возможности допрашивать свидетелей в рамках судебных разбирательств по «промежуточным» вопросам, то такое возможно, исходя из нижеследующей позиции.
«Статья 125 УПК Российской Федерации, регламентирующая судебный порядок рассмотрения жалоб, предусматривает, что после открытия судебного заседания, разъяснения явившимся в судебное заседание их прав и обязанностей и обоснования заявителем своей жалобы на решение, действие или бездействие дознавателя, следователя или прокурора заслушиваются другие явившиеся в судебное заседание лица (ч. 4). При этом данная статья не исключает возможность допроса в качестве таких лиц и вызванных по ходатайству участников судебного заседания свидетелей. Наличие такой возможности подтверждается представленной Н. Н. Мачалабой копией протокола судебного заседания от 15 октября 2003 года по рассмотрению его жалобы на незаконность постановления о производстве обыска» (п. 2.5 определения КС РФ от 21.12.2006 № 590-О).

В итоге мы приходим к выводу, что в рамках судебных процедур по принятию «промежуточных решений» возможны, как постановка вопросов перед прокурором и следователем, так и допрос свидетелей.
Будем надеяться, практика по этому поводу станет менее противоречивой.

Источник



Прием граждан и рассмотрение обращений

Главная задача прокуратуры – защитить права и свободы граждан. Но, чтобы рассматриваемый орган оказал максимальную поддержку, следует пользоваться главным принципом – обращаться вовремя. Это не значит, что в прокуратуру следует идти по первому же поводу. Прием граждан и рассмотрение обращений проходит по определенному алгоритму. Прокурор обязан рассмотреть дело, которое подпадает под его юрисдикцию. Но нужно подобрать максимально эффективный способ обращения – письменно или личным визитом.

По каким вопросам осуществляется прием граждан и рассмотрение их дел

Обращение в прокуратуру в делах, которые действительно требуют таких мер – закономерное действие. Люди обращаются за помощью если они пострадали из-за действий других лиц или при нарушении своих прав. Перечень вопросов, которые рассматриваются в прокуратуре, довольно широкий. Но обсудим самые сложные:

  • Если законы или другие нормативные акты не соблюдаются на уровне местной власти. В прокуратуре можно оспорить действия, как целых подразделений, так и конкретных должностных лиц.
  • В случаях, когда законы не соблюдают судебные приставы.
  • Когда правонарушение осуществляет физическое лицо (обычный гражданин).

Прокуратура поможет определить суть проблемы, провести её правовую оценку. После обращения, сотрудники сделают проверку представленного материала, полученных документов и различной доказательной базы. К работе при необходимости будут привлечены квалифицированные эксперты.

Как правильно составить обращение в прокуратуру обычным гражданам

Гражданин, который хочет, чтобы его обращение попало на рассмотрение в прокуратуру и самому попасть на прием к специалистам, должен правильно его составить. Для этого следует соблюдать следующий порядок:

  • Составлением обращения может заниматься не только обычный гражданин, но и юридическое лицо.
  • Работая над документом, не забудьте указать не только персональную информацию о заявителе, но и данные о нарушителе. Согласно практикуемому порядку, в орган должна поступить информация о ФИО, адресе и контактной информации заявителя.
  • Обращение в такой орган, как прокуратура, осуществляется в письменном виде. Чтобы документ приняли на рассмотрение, он должен быть направлен прокурору.
  • Заявление примут на рассмотрение только если к нему будут прилагаться доказательства, что правонарушение действительно имело место.
  • Обязательно нужно перечислить выдвигаемые требования. Например, попросить о проведении прокурорской проверки.
  • В конце ставится дата составления и подпись заявителя.

Рассматривается обращение в зависимости от обстоятельств – от 15 до 30 суток. Дольше всего рассматриваются дела, где есть необходимость в проведении длительных дополнительных проверок.

Что могут сделать в прокуратуре в ответ на обращение граждан Российской федерации

Когда факт обращения неоспорим и заявление поступило в прокуратуру, гражданине которые его подали, могут увидеть несколько вариантов дальнейшего развития событий, о которых его оповестят. Оповещение может прийти по таким поводам:

  • обращение отклонят, аргументируя это тем, что оно не отвечает требованиям и порядку оформления документа;
  • предоставят разъяснения по фактам, которые успели получить в рассматриваемом деле;
  • удовлетворят, но не обязательно целиком (может быть частичное удовлетворение пунктов обращения);
  • перенаправят в органы с более низкой юрисдикцией;
  • примут меры, пока не появится возможность принять максимально объективное решение.

Прием документа занимает до трех суток (без учета выходных). Если заявитель предоставил не все бумаги, и планирует часть донести, сроки приема продлеваются до 10 дней. Срок принятия решения по делу начинается сразу после того, как заявление было зарегистрировано в системе. Сроки могут пройти пролонгацию, но только в исключительных ситуациях, вроде невозможности принятия решения без дополнительной проверки.

Читайте также:  Внеклассное мероприятие по праву игра quot Путешествие по семейному законодательству quot

Какие действия предпринять, если прокуратура не занимается рассмотрением обращения

Бывают ситуации, когда в ответ на предъявленное сотрудникам прокуратуры обращение, тишина. Если рассмотрение этого документа невозможно, должен прийти отказ. Если реакции нет вообще, нужно отправить жалобу на бездействие прокуратуры в вышестоящие органы.

Есть несколько весомых обстоятельств, которые могут стать причиной составления жалобы:

  • сотрудники на приеме по поводу рассмотрения дела, занимались вымогательством;
  • на заявление не было ответного письма;
  • сотрудники не предприняли предусмотренные законом меры по поводу обращения;
  • за работниками прокуратуры было зафиксировано злоупотребление своим служебным положением.

Если зафиксировано любое из этих правонарушений, на виновника подается жалоба в районную прокуратуру. Также, можно воспользоваться сайтом генеральной прокуратуры, направив жалобу онлайн. Так заявление точно будет в порядке, и не потеряется по дороге. Некоторые обращения перенаправляются в полицию, если дело того требует.

Правоохранительные органы рассматривают все дела, связанные с правонарушениями, но чтобы дело было рассмотрено, необходимо попасть на прием или направить заявление на адрес местной прокуратуры. Порядок рассмотрения каждого дела должен соблюдаться неукоснительно. Если он нарушается, российский гражданин может сообщить об этом в районную прокуратуру, чтобы наказать нарушителя и предотвратить халатное отношение к работе. В остальных случаях – прием в прокуратуре эффективно справляется с неприятностями.

Источник

Проблемы участия прокурора в гражданском процессе

В гражданском судопроизводстве существуют различные точки зрения относительно вопроса определения правового статуса прокурора. Статья 34 ГПК РФ 2002 г. не раскрывает содержание понятия «лица, участвующие в деле». Согласно положениям ГПК лицами, участвующими в деле, являются стороны, третьи лица, прокурор, …

Во – первых, по мнению ряда учёных (А.Ф. Козлов, Н.Н. Полянский, М.С.Строгович и др.) прокурор, предъявивший иск, занимает процессуальное положение стороны (истца) в гражданском судопроизводстве, поскольку наличие ответчиков по делу предусматривает и участие истца. Прокурор, таким образом, приобретает статус истца[1].

В противовес данному подходу М.А. Викут, Т.Н. Маслова указывают, что сторона, истец – субъект спорного материального правоотношения, в основе которого лежит материально-правовой, субъективный интерес к процессу. Истцом может быть лицо, чьи права нарушены, а ответчиком только такое, которое предположительно нарушило права истца.

ГПК РФ в ст. 38, ст. 45 не рассматривает прокурора, обратившегося в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределённого круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, в качестве истца[2].

Во – вторых, некоторые авторы считают, что прокурор является истцом в процессуальном смысле слова, он имеет только процессуальную заинтересованность в деле ( М. С. Шакарян, Г.Л. Осокина, В. Н. Аргунов).

М.Ю.Крутиков считает, что данное обстоятельство не позволяет рассматривать прокурора в качестве процессуального истца, ибо законодательство Российской Федерации не знает такого определения. С мнением Крутикова нельзя не согласиться, так он ссылается на то, что прокурор освобождён от уплаты судебных расходов и лишён права заключать мировое соглашение. При обращении прокурора в суд присутствует истец (сторона по делу), поскольку лицо, в отношении которого начато дело, извещается судом о возникшем процессе и участвует в нём в качестве истца (ч. 2 ст. 38 ГПК РФ). Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» 1995 г. указывает, что своим участием в гражданском процессе прокурор, что бы ни делал: инициировал возбуждение дела, давал правовое заключение, приносил представление на судебное постановление, — содействует осуществлению задач правосудия.

К.С. Юдельсон указывает, что различные представления о прокуроре как участнике гражданского судопроизводства основаны на том, что он имеет ряд таких же процессуальных прав, какие принадлежат участникам сторонам, а также на факте участия прокурора в доказательственной деятельности по установлению фактов спорного правоотношения. Но мы должны, в первую очередь, руководствоваться положения ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации» 1995 г., где определена главная задача – надзор за точным исполнением и применением законодательства.

Однако же, как показывает практика, прокурора можно рассматривать в качестве процессуального истца, несмотря на то, что никаких материальных прав прокурора никто не нарушал, но его полномочия в гражданском судопроизводстве, всё-таки, позволяют отнести его к процессуальным истцам (данный подход отражён в учебнике М. С. Шакарян, Москва, 2003 г.)[3].

В – третьих, существует подход, по которому прокурор определяется как представитель государства, который руководствуется не личными или корпоративными интересами, а интересами государства (А.Ф. Клейман, М.А.Викут, Е. Артамонова и др.). Именно будучи представителем государства, он наделяется всеми процессуальными правами и несёт все процессуальные обязанности истца лишь за некоторыми исключениями. Поэтому с точки зрения комплекса процессуальных прав и обязанностей ему присущи черты процессуального истца.

Вступление в силу нового ГПК РФ 2002 г. резко сократило полномочия прокурора в гражданском судопроизводстве, в результате чего неоднократно вставал вопрос, а является ли прокурор представителем государства или его полномочия – простая формальность. Внесение поправок в ГПК РФ в 2009 г. всё-таки дало основание говорить, что прокурор является представителем государства, его роль возрастает: при обращении с заявлением граждан о защите нарушенных или оспариваемых социальных прав, свобод или законных интересов в сфере трудовых (служебных) отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений; защиты семьи, материнства, отцовства, детства; социальной защиты, включая социальное обеспечение; обеспечение права на жилище в государственном и муниципальном жилищном фонде; охраны здоровья, включая медицинскую помощь; обеспечение права на благоприятную окружающую среду; образования, — он вступает в процесс вместе с истцом (ч. 1 ст. 45 ГПК РФ)[4].

  1. ПРОБЛЕМЫ, СВЯЗАННЫЕ С НЕПОСРЕДСТВЕННЫМ УЧАСТИЕМ ПРОКУРОРА В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ.
  1. Отсутствие чёткого определения полномочий прокурора. Ряд норм ГПК неоднозначно трактуются судом и прокурором. Как указывала О.В. Смирнова[5] до 2009 г. не сложилась однозначная практика обращения прокурора за защитой прав, свобод и законных интересов лиц, неопределённого круга лиц, публично-правовых образований в суд. Как указано выше, в 2009 г. в ГПК были принят поправки, расширившие полномочия обращения прокурора в суд в связи с обращениями граждан за защитой нарушенных или оспариваемых социальных прав, свобод или законных интересов в сфере трудовых (служебных) отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений; защиты семьи, материнства, отцовства, детства; социальной защиты, включая социальное обеспечение; обеспечение права на жилище в государственном и муниципальном жилищном фонде; охраны здоровья, включая медицинскую помощь; обеспечение права на благоприятную окружающую среду; образования, — он вступает в процесс вместе с истцом (ч. 1 ст. 45 ГПК РФ). Тем самым, на наш взгляд, законодатель неким образом сгладил накалившуюся проблему, однако, лишь в отношении граждан (!) и то по некоторым вопросам, строго указанным в ч. 1 ст. 45 ГПК.
  2. При решении вопроса о возможности обратиться в суд в защиту интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований возникают затруднения в оценке наличия или отсутствия у вышеуказанных субъектов интересов в конкретном гражданско-правовом споре, послужившем поводом для обращения прокурора в суд. Остаётся неразрешённым вопрос о том, насколько равнозначны интересы государства и органов местного самоуправления. Как указывает О.В.Смирнова, основанием к отказу в принятии искового заявления прокурора служит то обстоятельство, что органы исполнительной власти, финансовые органы и др. не лишены возможности самостоятельно участвовать и отстаивать свои интересы в суде. Положительно решён вопрос о праве прокурора на обращение в суд в защиту интересов Российской Федерации, так финансовый фонд ПФР является собственностью Российской Федерации и в связи с этим взыскание с виновных лиц в пользу государства допустимо.
  3. Немалые трудности возникают при обращении прокурора в защиту прав, свобод и законных интересов неопределённого круга лиц, т.е. такого круга лиц, который невозможно индивидуализировать. К таким делам относят: оспаривание НПА полностью или в части, признание недействительными результатов выборов, отмена НПА, регулирующих проведение выборов путём введения цензов проживания в определённой местности, владения языком. Предполагается, что к таковым искам можно отнести исковые заявления о ликвидации общественных объединений, пропагандирующих идеи насилия, социальной, расовой, национальной, религиозной ненависти или вражды и проч. Информационное письмо Генеральной Прокуратуры Российской Федерации от 06.02.2003 г № 8-12-03 «О результатах изучения организационно-правовых и иных аспектов, связанных с применением органами прокуратуры ГПК РФ» также распространяет полномочия прокуроров в защиту интересов неопределённого круга лиц на отношения выпуска недоброкачественной продукции (Закон «О защите прав потребителя»), охраны окружающей среды и др. Некоторые суды отказывают в приёме таких исковых заявлений прокуроров, полагая, что в данном случае можно индивидуализировать лиц, чьи права нарушены. О.В.Смирнова полагает, что таким образом нарушается ст. 2 Конституции Российской Федерации: человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства.
  4. Интересно разрешается проблема «иных уважительных причин» (ч. 1 ст. 45 ГПК РФ). Законодатель указал состояние здоровья, возраст, недееспособность и иные уважительнее причины. Практика свидетельствует, что под ними часто понимаются обстоятельства, при которых гражданин сам не может защищать свои права и законные интересы. Это должно быть мотивированно и подтверждено прокурором на основании соответствующих доказательств. Таковыми признаются: выписки из истории болезни, справки об удалённости места нахождения судов от места жительства (очень актуально для Красноярского края, Республики Якутия, Магаданской области, Ханты-Мансийского автономного округа и проч.), справка о затруднительном материальном положении, справка о длительном неполучении заработной платы, справка об инвалидности и др. Проблемы возникают тогда, когда судьи игнорируют указанные прокурором обстоятельство и отказывают в принятии искового заявления (по п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ). Например: судья отказывает в приёме искового заявления при наличии факта нахождения на иждивении истца несовершеннолетних детей, одновременно семья находится в тяжёлом материальном положении. Было бы неплохо унифицировать подход к пониманию уважительных причин с целью единообразной судебной практики
  5. Сложной является ситуация невозможности истребования материалов гражданского дела из суда. Прокурорам приходится формировать наблюдательное производство, в котором отражены самые важнее моменты дела, самые важные документы, поскольку именно эти материалы (исковое заявление, отзыв, копии правоустанавливающих документов) могут в дальнейшем являться основанием для принятия решения соответствующим прокурором о направлении представления в порядке, например надзора, в соответствующую судебную инстанцию. Для прокуроров, участвующих в деле, не всегда представляется возможным, особенно по большим материалам дела, скопировать все материалы дела для наблюдательного производства, что влечёт дополнительные трудности в работе прокуроров. Предлагаем возможность предоставления материалов дела в прокуратуру или же предоставление копий материалов дела в прокуратуру (не копирование прокурором гражданского дела, а предоставление готовых копий).
  6. Сложилась порочная практика в работе приставов-исполнителей, так, за 6 месяцев 2007 г. в сфере исполнительного производства было выявлено почти 76 тыс. нарушений законодательства, большую часть которых составляют нарушения в деятельности судебных приставов. Представляется необходимым наделение прокурора наряду с взыскателем и должником права оспаривания в судебном порядке постановлений должностных лиц службы судебных приставов (ФССП РФ), их действий (бездействий) ст. 441 ГПК РФ.
  7. Ограниченные возможности обращения прокурора в суд, предусмотренные ГПК, также СК ((ст. 70,7 72, 73 – лишение, ограничение, восстановление родительских прав), ст. 125, 140 – усыновление и отмена усыновления; ФЗ «О предупреждении распространения туберкулёза в Российской Федерации» ст. 10 – по делам об обязательном осмотре, госпитализации и лечении больных туберкулёзом. По ГПК – ст. 45, ст. 252 – оспаривание НПА, ст. 260 1 – защита избирательных прав и права граждан на участие в референдуме, ст. 273 – усыновление и отмена усыновления, ст. 278 – признание гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении его умершим, ст. 284 – ограничение дееспособности гражданина, признание его недееспособным, об ограничении или о лишении несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет права самостоятельно распоряжаться своими доходами, ст. 288 – объявление несовершеннолетнего полностью дееспособным, ст. 304 – принудительная госпитализация гражданина в психиатрический стационар или продление срока принудительной госпитализации гражданина, страдающего психическим расстройством) по нашему общему мнению хорошо решены в гражданском процессуальном законодательстве зарубежных стран. Так ГПК Белоруссии и Казахстана предусматривают возможность вступления прокурора в любой процесс на любой стадии для защиты интересов лица, неопределённого круга лиц, государства[6].
  8. Ст. 23 ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации» закрепляет, что «прокурор или его заместитель приносит протест на противоречащий закону правовой акт в орган или должностному лицу, которые издали этот акт, либо в вышестоящий орган или вышестоящему должностному лицу, либо обращается в суд в порядке, предусмотренном процессуальным законодательством Российской Федерации». Ст. 45, 251 ГПК предоставляют возможность обратиться в суд лишь в связи с оспариваем НПА и не более… (!) Если же прокурор принимает решение в связи с противоправностью действий, не подпадающих под административную или уголовную ответственность, то органы, чья деятельность была проверена прокуратурой и в отношении которых были принят меры прокурорского реагирования, привлекаются своих работников, например, к дисциплинарной ответственности. В отличие от ГПК РСФСР полномочия резко сужены. К. Аримбеков предлагает расширить возможности прокурора. С его мнением нельзя не согласиться, но необходимо предусмотреть ряд ограничений, дабы избежать «перегибов». Приведённый пример демонстрирует, что в подобных случаях, когда вынесен акт прокурорского реагирования на действие (бездействие) непреступного характера и не проступка, необходимо дать ход возможности в судебном порядке действовать прокурору[7].
Читайте также:  Вопросы парню при первой встрече с ним

Большое количество проблем ранее возникало по вопросам жилищного законодательства – будь то дела о выселении, по семейному – вопросы защиты семьи, материнства, отцовства, детства. Теперь, по крайней мере, законодатель разрешил данную проблему таким образом, что прокурор вступает в гражданский процесс при наличии обращения граждан по вопросам (ч. 1 ст. 45 ГПК) в прокуратуру

Рассмотренные проблемы предлагается решить не только путём внесения соответствующих изменений в ГПК РФ, но и путём дачи разъяснений Верховным Судом Российской Федерации с целью формирования единообразной судебной практики.

[1] А.Л. Иванов. Прокурор как лицо, участвующее в деле в российском гражданском судопроизводстве: проблемы определения правового статуса. Вестник Московского университета МВД России, №4, 2009.

Источник

Вправе ли суд отклонять вопросы защитника?

Дзугаев Билан

Защитники в суде нередко сталкиваются с ситуацией, когда их тщательно подготовленные для перекрестного допроса вопросы свидетелю обвинения отклоняются судьей – например, по таким основаниям, как «это не относится к делу», «формулируйте четче», «не нужно задавать гипотетические вопросы», «спрашивайте об обстоятельствах, относящихся к делу», «наводящий вопрос».

Конечно, в идеале лучше избегать сомнительных формулировок вопросов. Но хотелось бы заострить внимание на другом. Предположим, адвокату нужно задать свидетелю определенные вопросы. Насколько далеко он имеет право зайти? Возможны также ситуации, когда вопросы, имеющие отношение к делу, конкретны, но их связь с подлежащими доказыванию обстоятельствами не очевидна. В таких случаях суд, как правило, начинает активно вмешиваться в перекрестный допрос.

Как и многие коллеги, я не раз сталкивался с подобными обстоятельствами. Выстраивание четкой схемы вопросов, когда ответ на первый приводит ко второму (так называемый «сократовский метод»), в конечном итоге помогает добиться результата. Но если судья, отклоняя вопросы, начинает активно препятствовать, схема нередко рушится, и защитник может остаться ни с чем.

Что можно сделать в такой ситуации? Давайте поразмышляем.

На мой взгляд, существуют три подхода к решению данной проблемы (два очевидных и один неочевидный). Первый – правильная формулировка вопроса (что чаще всего предлагают правоведы и правоприменители).

Однако в отсутствие четкой теоретической базы «правильной формулировки вопроса», а также когда для судьи «правильная формулировка» не такая, какой ее видит защитник, можно попытаться «обосновать данную конкретную формулировку» – т.е. мотивировать свой вопрос. Третий вариант (он импонирует мне больше всех) – обосновать свое право «задавать любые вопросы».

Первый подход прекрасно, на мой взгляд, раскрыт Е.А. Рубинштейном в предисловии к книге Ф. Веллмана «Искусство перекрестного допроса» 1 . Второй тоже чаще всего используется практиками, которые пытаются быстро сориентироваться в ситуации и не позволить судье сбить себя с толку. В частности, они стараются либо увязать свой вопрос с подлежащими доказыванию обстоятельствами, либо цитируют ч. 2 ст. 79 УПК РФ «Свидетель может быть допрошен о любых относящихся к уголовному делу обстоятельствах, в том числе о личности обвиняемого, потерпевшего и своих взаимоотношениях с ними и другими свидетелями».

Что касается третьего подхода – обосновать свое право задавать «любые» вопросы, – отмечу, что некоторые из вопросов, даже если адвокату позволят их задать, все же не будут иметь особой ценности, поскольку ответы на них, как правило, либо основаны на предположениях, либо не относятся к делу. В то же время каждая ситуация индивидуальна, и с учетом того, как мало оправдательных приговоров выносится в целом по стране, не лишне иметь в распоряжении весь арсенал возможностей для полноценного осуществления защиты.

В связи с этим считаю, что защитник имеет право задать практически любой вопрос (разумеется, не выходя за рамки КПЭА) в ходе перекрестного допроса свидетеля. Это, на мой взгляд, не только логично, но и соответствует и УПК РФ, и сути перекрестного допроса.

Аргументировать данную позицию можно следующими доводами.

Норма п. 11 ч. 1 ст. 53 УПК РФ позволяет для осуществления защиты «использовать иные не запрещенные настоящим Кодексом средства и способы…». Полагаю, это очень важное положение. Закон позволяет защитнику творчески подходить к исполнению его функции, использовать любые методы, лишь бы они не были прямо запрещены Кодексом. Вопросы в данном случае – это способ осуществлять защиту.

Какие вопросы УПК РФ прямо запрещает задавать и кому?

Что касается производства следственных действий, то ч. 2 ст. 189 Кодекса гласит: «Задавать наводящие вопросы запрещается. В остальном следователь свободен при выборе тактики допроса». То есть на стадии следствия УПК РФ разрешает следователю задавать любые вопросы, кроме наводящих. При этом не могу не согласиться с мнением многих правоведов (например: Е.А. Рубинштейна в комментарии к ст. 189 УПК РФ) 2 , что запрет задавать наводящие вопросы в данной норме относится только к следователю, но не к защитнику.

Кодекс не содержит определения понятия наводящих вопросов. Однако в теории, а также в соответствии с судебной практикой наводящими считаются вопросы с подсказкой либо те, в которых упоминаются факты, ранее не фигурировавшие в показаниях. При этом, как заметил Е. Рубинштейн: «…у Верховного Суда РФ отсутствует единое системное понимание “наводящего вопроса”» 3 .

Читайте также:  Ответы к тесту Средства автоматического контроля

Таким образом, у защитника на следствии вообще нет никаких ограничений в постановке вопросов. Но, может быть, они все-таки появляются на стадии судебного следствия?

В ст. 275 УПК РФ «Допрос подсудимого» указано: «Председательствующий отклоняет наводящие вопросы и вопросы, не имеющие отношения к уголовному делу». То есть председательствующий обладает правом отклонять помимо наводящих вопросов вопросы, не имеющие отношения к делу. Вместе с тем ст. 278 УПК РФ «Допрос свидетелей» не содержит указаний на право председательствующего отклонять какие-либо вопросы.

Полагаю, это логично, ведь право отклонять наводящие вопросы при допросе подсудимого обусловлено намерением законодателя защитить последнего, предоставить ему больше прав и не допустить в отношении него произвола. Именно эту функцию должен априори осуществлять суд.

То есть как только председательствующий начинает отклонять вопросы защиты свидетелю, защитник может попросить у суда разрешения продолжить задавать их именно в той формулировке, в которой он хочет задать, мотивируя это тем, что исходя из смысла ст. 53 УПК РФ адвокат правомочен осуществлять защиту любыми не запрещенными Кодексом способами и средствами, а постановка вопроса в его редакции и есть незапрещенный способ защиты.

Далее рекомендую продолжить задавать вопросы свидетелю в тех формулировках, которые нужны защите. Если судья вновь начнет отклонять их, предлагаю заявить возражения на действия председательствующего с занесением их в протокол согласно ч. 3 ст. 243 УПК РФ, мотивируя тем, что, в отличие от порядка допроса подсудимого (ст. 275 УПК РФ), предполагающего право председательствующего отводить наводящие и не относящиеся к делу вопросы, порядок допроса свидетеля в судебном заседании (ст. 278 УПК РФ) не предусматривает наличие такого права для председательствующего при допросе свидетелей. Соответственно, отклоняя вопросы (любые) защитника, председательствующий вышел за рамки полномочий. Либо можно, например, заявить повторные ходатайства, повторно мотивировать их и т.д. – каждая ситуация имеет свои нюансы.

В подкрепление данного вывода хочу обратить внимание на ч. 1 ст. 243 УПК: «Председательствующий руководит судебным заседанием, принимает все предусмотренные настоящим Кодексом меры (выделено мной. – Б.Д.) по обеспечению состязательности и равноправия сторон». То есть меры, принимаемые судьей, должны быть прямо предусмотрены УПК РФ. Все, что ему не разрешено, то запрещено.

Таким образом, председательствующий не правомочен отклонять даже наводящие вопросы – по крайней мере, тогда, когда их задает защитник. И это, думаю, логично. Суть перекрестного допроса в том, чтобы подвергнуть критическому анализу показания свидетеля, данные им в ходе прямого допроса.

Например, на практике я нередко сталкивался с ситуациями, когда гособвинитель пытался своими вопросами «подсказать» ответ свидетелю обвинения при прямом допросе. В таком случае запрет наводящих вопросов при прямом допросе представляется вполне понятным и уместным. Хотя для защитника он также не предусмотрен, но если бы существовал, то имел бы смысл, поскольку возможность адвоката подсказывать правильные ответы свидетелю защиты на прямом допросе противоречит сути правосудия и принципу равенства и состязательности сторон.

Но какой смысл суду присваивать себе полномочия, не предоставленные ему УПК РФ, и применять расширительное толкование ст. 278 Кодекса в том аспекте, который в принципе противоречит идеологии перекрестного допроса? Если цель защитника –подвергнуть критическому анализу показания свидетеля противоположной стороны, выявить слабые стороны и противоречия в его показаниях, а нередко и ложь, в рамках состязательного процесса адвокату должен быть предоставлен максимум возможностей. Как защитник, которому «ничего нельзя», постоянно прерываемому судьей замечаниями вроде «наводящий вопрос», «это не имеет отношения к делу», «переформулируйте свой вопрос», должен творчески подходить к такой сложной задаче, как перекрестный допрос, если свидетель, к примеру, – умелый лжец?

В заключение отмечу, что ограничение, которое суд накладывает на защиту в формулировании вопросов, противоречит, во-первых, УПК РФ (при системном анализе), во-вторых – самому духу понятия «перекрестный допрос».

И пусть сегодня суды, расширительно толкуя нормы Кодекса, нередко позволяют себе отклонять вопросы защиты, наша задача – отстаивать свое право на творческую защиту, при которой «все, что не запрещено – разрешено».

1 Франсис Люис Веллман. Искусство перекрестного допроса. – М.: Американская ассоциация юристов, 2011. С. 4–31.

2 «Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Главы 1–32.1. Постатейный научно-практический комментарий» (отв. ред. Л.А. Воскобитова). (Редакция «РГ», 2015).

Источник

Прокурорские проверки ограничили

С 18 марта действуют новые правила прокурорских проверок. Теперь прокуроры не могут требовать документы когда захотят, бесконечно продлевать сроки и проверять то, что их вообще не касается.

Закон ограничил длительность проверок и объяснил, какие документы прокурорам можно не показывать.

Кого это касается?

Это касается всех: обычных людей, мелких предпринимателей, неизвестных фирм и крупных организаций. Ведь прокуратура может проверять всё что угодно: как соблюдаются права сотрудников на предприятии, правильно ли установлены тарифы на жилищно-коммунальные услуги и имел ли право мэр отменять бесплатный проезд для многодетных. А еще прокуратура проверяет проверяющих: налоговую, районную управу или пожнадзор.

Как было раньше?

У прокуроров были почти неограниченные права. Они сами назначали сроки представления документов, а проверки могли проводить месяцами. В это время частная компания, бизнес-центр или небольшая торговая точка могли совсем закрыться и не получать дохода. В стране, в которой не уважают закон, а правоохранительные органы находятся в сговоре с преступниками, прокурорская проверка могла бы стать инструментом рейдерского захвата или давления на предпринимателя.

Еще прокуроры могли проверять одно, а документы требовать совсем на другое: запрашивать каждый день новые справки, свидетельства, бухгалтерские документы и договоры, а потом не возвращать их. Или прийти с проверкой один раз, получить документы, а через неделю прийти снова и опять запросить те же документы. А потом без надобности привлекать для проверки экспертов и другие контролирующие организации.

Так можно было законно разорить компанию или вынудить предпринимателя прекратить работу. Конституционный суд посчитал это неправильным, и закон изменили.

Что изменилось?

Документы. Для обычных проверок справки, копии документов и пояснения нужно собрать за 5 рабочих дней. Если прокуратура проверяет соблюдение закона — за 2 рабочих дня. Если есть угроза жизни, имуществу или экологии — в течение суток.

Если вовремя собрать документы не получается, можно попросить о продлении срока. Увеличить сроки прокуратура может, а уменьшить — нет.

Требования. Прокурор не должен запрашивать информацию не по теме проверки, если только это не страшное нарушение. Документы, которые уже передавались в прокуратуру, нельзя требовать повторно. Достаточно письменно ответить прокурору, когда и по какой проверке предоставлены материалы.

Полномочия. Прокуратура не заменяет другие ведомства и может приходить с проверкой только в крайнем случае. Если налоги проверяет налоговая, а права потребителя — Роспотребнадзор, то прокурор теперь не начнет проверку на свое усмотрение. Для этого нужна серьезная причина и четкое понимание, что без прокурора никак.

Цель проверки. Если прокуратура начала проверку, она должна в решении объяснить, что, зачем и на каком основании проверяет. Расширять предмет проверки без ограничения, как раньше, теперь нельзя. Прокуроры обязаны аргументировать, почему нужна дополнительная проверка, и оформить на нее отдельные документы.

Сроки. На проверку отводится месяц. Продлевать можно только в крайнем случае и не больше чем еще на месяц. Если и этого времени мало, придется просить разрешения в генпрокуратуре. Зато прокурор может приостановить проверку максимум на полгода: например, если нужно провести сложную экспертизу. Если проверку приостановили, документы вернут — можно продолжить работу.

Результаты. Если прокурор не нашел нарушений, он должен составить акт. Этот акт можно показать, если другой прокурор снова захочет проверить то же самое. Устраивать повторные проверки только потому, что так захотелось прокуратуре, теперь нельзя.

Я считаю, что мои права нарушены, а закон не соблюдается. Что мне делать?

Обратитесь в ведомство, которое этим занимается: Росздравнадзор, Роспотребнадзор, Рособрнадзор, МЧС, МВД или местную администрацию. Идти сразу в прокуратуру, как многие привыкли, теперь нет смысла. Прокуратура всё равно передаст жалобу в уполномоченный орган и подключится только в крайнем случае.

Даже если уверены, что поможет только прокурор, напишите жалобу в профильное ведомство, дождитесь ответа, а потом передайте документы в прокуратуру.

Я боюсь, что ко мне придет прокурорская проверка. Что мне делать?

Если вы не нарушаете закон, ничего не нужно делать. Вовремя платите зарплату сотрудникам, не уклоняйтесь от налогов, не обманывайте клиентов, не давайте и не берите взяток. Тогда, скорее всего, проверка к вам не придет. А если и придет, то не прокурорская, а из налоговой, трудовой инспекции или Ростехнадзора.

Если проверка пришла, не волнуйтесь. Найдите хорошего юриста. Изучите свои права и полномочия прокурора. Не исполняйте незаконных требований. Пишите жалобы на действия прокурора, которые считаете незаконными. Отвечайте на запросы только в письменном виде и храните дубликаты заявлений. Контролируйте сроки проверки.

Адекватно реагируйте на законные требования и устраняйте нарушения. Следите за планом прокурорских проверок.

Источник