Как семья может помочь пьющему человеку Большое интервью с наркологом

Как семья может помочь пьющему человеку? Большое интервью с наркологом

Директор Института наркологического здоровья нации и бывший главный детский нарколог Москвы Олег Зыков посвятил всю жизнь помощи Человеку Зависимому. В подкасте «Неанонимные алкоголики» он рассказал ведущим Наталье Родиковой и Стасе Соколовой, какую стратегию поведения выбрать семье, если у близкого человека проблемы с алкоголем. Прочитать беседу эксперта с ведущими можно ниже, а послушать сам подкаст – нажав на кнопку «плей».

Доктор, он болен или просто плохой человек?

Наталья Родикова: Добрый день всем! В первом выпуске подкаста наш гость – Олег Зыков, к.м.н., директор института Наркологического здоровья нации. Сегодня мы будем говорить о том, что это вообще за состояние – алкоголизм? Может ли семья участвовать в спасении алкоголика? И вообще какова роль семьи может быть в идеальном мире?

Олег Зыков: Меня всегда смущает слово «спасение». Как только ты начинаешь спасать кого-то внутри семьи, ты перестаёшь помогать этому человеку осознавать те проблемы, которые его провоцируют на употребление алкоголя. Как только ты начинаешь спасать кого-либо — всё-равно кого, кстати: нацию или своего мужа, жену ребёнка — ты занимаешь патологическую позицию. Это называется в наркологии созависимостью. Как правило, надеваются определённые маски, их можно условно разделить на три типа: спаситель, жертва, преследователь. Все это — проявления болезни. Считается, что в алкогольной семье, а это всегда болезнь семьи, нет болеющего одного персонажа — болеют все. И созависимость – иногда более трагическое состояние, чем сама зависимость. Человек использует алкоголь как адаптоген. Человек с его помощью решает свои социальные и духовные проблемы. А созависимый человек – супруга, мать, — лишена этой адаптации. В результате она страдает больше. Она – всё время на боевом посту, она – всё время жертва или спаситель. И ей трудно уйти из этого состояния. Поэтому разговоры о том, что кто-то кого-то должен спасать — это всё патология. Спасать никого нельзя. Это бессмысленно. Мы не можем никого изменить. Но мы можем измениться сами. В этой логике как раз и строится в конечном итоге эффективная реабилитация семейного алкоголизма.

С.С.: Вы сказали, что спасать нельзя. А как тогда семья должна отнестись к ситуации? Что зависит от семьи, а что – нет?

О.З.: Если ты меняешься, меняются твои отношения с этим человеком. Алкоголик ведь начинает паразитировать на ближних. Он начинает предъявлять свои проблемы в таком патологическом ключе, он начинает что-то требовать, он занимает разные позы патологические. Чтобы выйти из этой ситуации, ты должен «отделиться с любовью». Я хочу, чтобы все услышали: любовь должна остаться. Но надо отделиться, надо перестать за человека решать его проблемы. Это сложно, это почти невозможно, особенно, если мать видит, как погибает ребенок. Это же страшно. И все-таки ключевая задача созависимых отношений — отделиться с любовью. Это процесс, это невозможно сделать единомоментно. И когда человек приходит в группу самопомощи, он погружается в эту информационную среду, в этот информационный поток, происходит чудо, катарсис.

С.С.: А как понять, что у близкого человека уже алкоголизм?

О.З.: Я думаю, что сама установка, что нужно определиться с диагнозом порочна. Вопрос диагноза неинтересен. Интересно ощущение проблемы, которая возникает в твоей системе отношений с близким человеком. При этом есть там алкоголь или нет или какие-то другие проблемы, всё вторично. Вообще алкоголизм, наркомания, внутрисемейная тема употребления психоактивных веществ — это не самостоятельная проблема. Это симптом неблагополучия семьи. Из которого кто-то выходит с помощью этого адаптогена. Уходит от конфликта внутрисемейного прежде всего. Поэтому всё определяется ощущением твоего дискомфорта. Если ты дискомфортен внутри семьи, если ты ощущаешь, что что-то неправильно в твоих отношениях — это повод для того чтобы переосмыслить эти отношения.

Почему кодирование алкоголика – не вариант

С.С.: Как вы относитесь к кодированию от алкоголизма? Что это такое?

О.З.: Кодирование — это подлость. Это обман, это нужно исключить. Это даже не плацебо: благородное слово «плацебо» подразумевает собой что-то такое параллельное с лекарством. А это просто тупой обман, когда доктор врёт, что он сделает что-то полезное, а на самом деле пытается запугать. (То есть пациенту вводят вещество, которое, якобы, делает невозможным дальнейшее употребление алкоголя – прим. редакции.) Но выздоровление от алкоголизма и наркомании предполагает добрую волю и сотрудничество с самим собой. А тут тебя лишают воли. Вообще у алкоголика обычно много страхов – перед собственным поведением, перед системой отношений, перед будущим. А тут страх усиливается. К тому же, раньше душевная пустота у человека заполнялась алкоголем. Алкоголь был счастьем, солнцем, смыслом жизни. Забрали счастье — осталась пустота, дырка душевная и там ничего нет, кроме страха. И в этой ситуации этот страх заполняется всякой душевной дрянью. Человек начинает жадничать, быть злобным, быть насильником. И прибегает эта жена и говорит: «Ну как так? Он же был хороший человек, по крайней мере, когда выпьет. А сейчас он негодяй, ещё и импотент. Раньше как-то случалось ещё, а теперь совсем отключилось. Вообще грусть сплошная, никакого просвета в этой жизни».

С.С.: Куда двигаться этой женщине?

О.З.: К выздоровлению. В тот мир, где она поймёт, как ей жить. И, возможно, эта женщина в какой-то момент примет решение, что ей нужно уйти. Не будем ни в коем случае это рекомендовать, не дай бог, мы за любовь, за «отделиться с любовью». Но жизнь прекрасна и удивительна, поэтому в некоторых случаях приходится принимать какие-то радикальные меры. Особенно если есть внутрисемейное насилие. Я категорически против того, чтобы пролонгировать внутрисемейное насилие и оправдывать его пьянством.

А первичны те свойства характера человека, которые он приобрел в результате воспитания и особенностей своей личности — вот это как раз и определяет систему внутрисемейных отношений.

Каждый алкоголик хочет вылечиться?

С.С.: У каждого ли алкоголика бывает в жизни момент когда он хочет вылечиться?

О.З.: Абсолютно у всех. За 30 лет своей практики я не видел ни одного человека, который в определенный момент времени не хотел бы прекратить такую свою жизнь, прекратить эту трагедию.

С.С.: Если кто-то в семье сказал, что он хочет лечиться: что можно ему предложить кроме группы анонимных алкоголиков?

О.З.: Работает только слово. Часть моих сотрудников имеют свой собственный опыт выздоровления от алкоголизма и наркомании. Когда ко мне приходят разные пациенты, они отправляются к разным консультантам. Это как раз вопрос реформы наркологии, которым я занимаюсь долгие годы. Наркология не должна состоять из доктора, который, не поднимая головы, что-то пишет в амбулаторной карте. Наркология должна состоять из таких консультантов, которые могут обеспечить доверительный контакт в момент, когда пациент сказал: «Я хочу бросить». Он должен прийти к этому консультанту, и это будет началом пути к выздоровлению. В моём учреждении много профессиональных реабилитационных программ. Вообще эффективна только групповая психотерапия. Визуальная работа эффективна только когда ты гениальный психоаналитик. Но где взять этих психоаналитиков в таком количестве? У нас миллионы пьющих, а психоаналитиков у нас вообще нету. Люди только делают вид, что они психоаналитики и деньги за это большие берут. Тем не менее, я верю, что есть талантливые, но мне это неинтересно, потому что это нельзя тиражировать.

С.С.: Что можете сказать про клиники, в которых предлагают, например, не химическое лечение, а систему «Двенадцати шагов» (Это программа лечения в группах Анонимных Алкоголиков – прим. редакции). Эффективно ли в замкнутом пространстве клиники проходить эту программу?

О.З.: Всё, что происходит с реабилитационными центрами в нашей стране я могу назвать только одним словом: подлость. Или это бандиты или прохиндеи. Они могут называть свои методы как хотите: 12 шагов, 35 шагов. Это всё игра в слова. А внутри кроме насилия ничего нету. Или это насилие с пафосом реабилитационного процесса или просто тупое насилие. Существуют центры, которые под видом реабилитации привлекают маргинальные слои населения и используют их бесплатный труд рабский труд своих корыстных целях. Поэтому я – за лечение в группах взаимопомощи. Нужно просто забить в поисковик интернета 2 слова: «анонимные алкоголики». Такие группы абсолютно бесплатны, перепутать их невозможно, они могут собираться где угодно, не обязательно при клиниках. Денег там не требуют. Как это работает? Там самое главное – суметь сказать: «Я Вася, алкоголик». В этот момент человек преодолевает отрицание собственного заболевания. В таких группах есть удивительный феномен: «90 дней — 90 групп». За 90 дней человек стопроцентно выстраивает новые отношения. И если человек 90 дней будет посещать группу, он неизбежно станет частью этого мира анонимных алкоголиков. Если с вас начинают требовать деньги, если вам предлагают санаторные условия, замкнутое пространство — вешайте трубку. Да, существуют сверхэлитные учреждения. Я знаю коллег, которые создают клиники с профессиональными программами. Там присутствуют те же самые 12 шагов, как часть реабилитационного процесса. Я не могу сказать, что мы совсем не движемся в нужном направлении. Но такие клиники – очень низкорентабельные, а в капиталистическом мире всё определяется деньгами.

Н.Р.: Бытует мнение, что для того, чтобы избавиться от алкоголизма, нужно сменить окружение. Куда деться человеку, который пьёт внутри семьи?

О.З.: Идея о том, что человек уйдёт из социума и где-то на берегах Иссык-Куля обретет свое счастье — нелепа. Этому человеку всё равно когда-то придется возвращаться в социум. Прелесть групп самопомощи в том, что выздоровление происходит в реальной среде с теми реальными провоцирующими факторами, в которых человек живёт и продолжает жить. Потому что в его жизни меньше проблем и стрессов не станет, но он научиться с ними справляться. Научиться справляться со стрессами — задача психотерапии, и она во многом решается в наших программах. Чем более изолирована ситуация, тем менее эффективна реабилитация.

Как воспитать ребенка, который сможет противостоять зависимостям?

О.З.: Меня часто спрашивают: как воспитать ребёнка, чтобы он в будущем не столкнулся с зависимостью. Ответ: для этого нужно, чтобы ребенок осознавал границы собственной личности. Если он уважает границы собственной личности, то никакой дядя потом не сможет ему ничего навязать. Если же вы ломали в детстве своего ребёнка через колено, говоря: «Ты маленький, ты глупый, ты дурак. Вот вырастешь, тогда будешь принимать решения», – то эту модель поведения он вынесет потом в мир. И он будет маленький и в 35 лет, и ему можно будет навязать что угодно. Самая продуктивна система отношений в семье – это когда люди уважают личные границы друг друга. Это потом пригодится вам в старости, когда вы будете выстраивать отношения со взрослыми детьми – они точно так же будут уважать и ваши границы.

Португалия – страна, где грамотно работают с алкоголизм

С.С.: Вы много лет занимаетесь темой алкоголизма в России, на законодательном уровне многое сделали. В чём сейчас заключается государственная политика борьбы с алкоголизмом и какой она должна быть в идеальном мире?

О.З.: Я бы не отделял проблему алкоголизма от других проблем, разрушающих личность. Я сейчас говорю даже не о химических зависимостях, а про разрушительные формы поведения. В приложении к детям это вообще границ не имеет. Стал он употреблять психоактивные вещества, склонен к суицидальному поведению или просто стал уходить из социально приемлемого пространства — это всё симптомы некоего неблагополучия. Я, как врач, понимаю, что лечение этих симптомов как симптомов неэффективно. Неэффективно заниматься детским алкоголизмом и вообще алкоголизмом, социальным поведением. Нет никакого детского алкоголизма. Есть трагедия ребёнка, которая может вылиться в употребление психоактивных веществ и, в конечном итоге, в алкоголизм. Каждый год в тюрьму уходит 100.000 наркоманов только у нас в стране. Люди потом выходят из тюрьмы – и они предоставлены сами себе. Пропустив через тюрьму сотни тысяч молодых людей, мы получили гигантскую армию людей, которые умеют только одно: торговать наркотиками. И насиловать, потому что тюрьма воспитывает насилие. Надо прекращать сажать больных людей в тюрьмы. Это надо изменить, но это не меняется.

Читайте также:  Айзенк 57 вопросов результат

Н.Р.: Я знаю, что в борьбе с никотином самыми действенными в последние годы стали запретительные меры. С тех пор, как у нас с открытых витрин убрали сигареты, курение в России сократилось в разы. Может быть, водку нужно убрать с витрин?

О.З.: Не путайте. Никотин – это просто нейротоксический яд, а алкоголь – адаптоген, способ решения социальных и духовных проблем. Сигареты не решают никаких проблем, поэтому их нужно убрать. А что касается алкоголя и накротиков – тут нужно воспользоваться опытом человечества. Есть целое государство, которое выработало простую и понятную формулу по борьбу с ним, это Португалия. В начале 2000-х годов эта страна была погружена в наркотический мрак. Но португальцы, избрав отказ от борьбы только с химической природой и понимая, что алкоголизм и наркомания — это проблема общественного здоровья, за 20 лет смогли добиться того, что сейчас в Португалии самый низкий уровень употребления психоактивных веществ в Европе.

Есть три уровня профилактики. Вначале наркология была частью репрессивной машины. До 1992 года в СССР для алкоголиков и наркоманов существовали специальные тюрьмы, лечебно-трудовые профилактории. Попадали туда по решению суда сроком до двух лет. Репрессивная наркология — не эксклюзив для Советской России: весь мир так двигался в борьбе с алкоголем и наркотиками. Следующий этап развития — реабилитационная наркология. Алкоголиков и наркоманов уже исправляют не в тюрьме, а в реабилитационных центрах. Наша страна находится на переходе от репрессивной к реабилитационной наркологии. Эта модель достаточно широко представлена в мире. Но самая передовая форма борьбы – это мотивационная наркология. Это интервью, общение с человеком и попытка вовлечь его в мир выздоровления. Возможно, в этом мире будет и этап выздоровления в реабилитационном центре. А может и не будет. Может человек вообще никуда не пойдёт, а будет выздоравливать у себя дома.

Н.Р.: Это дорого обошлось правительству Португалии — встать на этот путь и добиться вот таких результатов?

О.З.: Наоборот, это сэкономило имденьги. Содержать человека в тюрьме гораздо дороже, чем если он будет посещать группы анонимных алкоголиков. Наркологическая система — это очень дорогая вещь. Но реабилитация может быть очень дешёвой и очень эффективной.

С.С.: Мне кажется, что весь сегодняшний разговор — это всё про объединение людей. Что мы как общество должны объединяться. Нужно помогать друг другу – в этом смысле очень позитивный вывод.

О. З.: Я это и пытался сказать. Мы люди. Единственный ресурс, который у нас есть, это мы сами и люди, которые нас окружают. И этот ресурс может нас разрушать или созидать. Это наш выбор.

Источник



Вопросы, которые задают наркологи для выявления алкоголиков

На самом деле, наркологи — очень коварные врачи, поэтому у них заготовлен список каверзных вопросов для выявления человека с алкоголизмом. «Рамблер» рассказывает, что спрашивают в кабинете перед тем, как поставить диагноз.

Известно, что алкоголизм — психологическая зависимость, поэтому диагностировать ее надо соответствующими способами. Некролог в разговоре с пациентом превращается в психолога и пытается войти в доверие.

Сначала идут стандартные вопросы о количестве выпиваемого и частоте. После этого он может спросить пациента о его жизни, работе или семье, чтобы немного отвлечь.

Когда пациент расслабится и не будет подбирать ответы на вопросы, начнется диагностика. Чтобы узнать, насколько тяжелая ситуация у потенциального алкоголика, врач спрашивает, бывало ли такое, что он выпивает больше, чем планировал. Неумение контролировать себя — первый признак того, что человек много пьет и не знает меру.

Когда у человека начинаются проблемы с алкоголем, спиртное превращается в часть его жизни. В каком-то смысле его можно назвать хобби. именно поэтому врачи интересуются, может ли человек весело проводить время без спиртного. Если нет, то это — еще один признак злоупотребления.

Далее вопросы касаются взаимоотношений с семьей и влияния алкоголя на работу. В тот момент, когда человек начинает сильно выпивать, ему приходится скрывать это от семьи. Ситуация становится еще хуже, если алкоголь влияет на планы и график человека. Например, он выпивает и не приходит на работу. Соответственно, следующие вопросы касаются сокрытия употребления спиртным и его влияния на планы человека.

В конце концов нарколог превращается в философа и спрашивает у человека о его цели. Дело в том, что, когда алкоголик начинает пить, у него есть определенная цель: забыться, повеселиться и так далее. Как правило, они именно так отвечают на вопрос.

Источник

Большое интервью с наркологом или о том, как понять, что ваши друзья — алкоголики

Корреспондент «The Village» поговорила с психиатром-наркологом Еленой Шалаевой о недооценённой опасности алкоголя, чем опасно желание опохмелиться и почему так важно следить за чувством юмора собственных друзей.

О причинах алкоголизма

— Почему алкоголь связан с центром удовольствия? Учёные это как-то уже объяснили?

— Алкоголь не всегда связан с центром удовольствия. Алкогольная зависимость развивается в стволовых и лимбических структурах мозга, где расположена система подкрепления. Она регулирует эмоциональные состояния, настроение и поведение. Дофамин, который вырабатывается во время приёма алкоголя, возбуждает систему подкрепления, наполняя человека положительными эмоциями. При истощении дофамина возникает вялость и апатия. Некоторые люди, например, не могут вступить в общение без употребления алкоголя. Алкоголь используется как средство для снятия «родительского» контроля. Теория транзактного анализа утверждает, что у каждого человека есть родительское состояние, взрослое и детское. «Родительское» состояние часто угнетает «детское», человеку некомфортно, когда он хочет, но не может познакомиться или поболтать с кем-то. Если говорить о психологии, то первое, что делает алкоголь, — убирает внутреннего критика. Подвыпивший человек ведёт себя как большой ребёнок: растормаживаются эмоции, он позволяет себе то, что не в состоянии сделать трезвым.

— А почему, когда выпьешь, так тянет совершить какой-нибудь подвиг, показать удаль?

— Мы изучаем структуру личности больных алкоголизмом или другими зависимостями. Могу сказать, что у таких людей были подавляющие индивидуальность родители. Выйти из-под родительского контроля в реальности у них не получалось. Повзрослев, эти люди продолжали подавлять внутреннего ребёнка самостоятельно. Если они под действием алкоголя совсем растормаживались, то совершали такие поступки, которые бы не сделали в другом состоянии: пели песни, знакомились с неподходящими людьми, чему с утра обычно ужасались.

— Есть теория, что в опьянении существует так называемая «точка Розанова», достигая которой, человек веселится, смеётся, радуется, а потом опять скатывается в грусть-тоску и засыпает.

— Вы говорите о смене степеней опьянения. Существует график опьянения, но количество алкоголя и время для каждого человека будут индивидуальными. Лёгкая степень — примерно 20–100 ммоль алкоголя на 100 миллилитров крови, в средней степени опьянения настроение уже меняется с приподнято-эйфоричного на угрюмо-гневливое или равнодушное. В тяжёлой степени опьянения (более 400 ммоль) нарушается сознание.

— Правильно ли я понимаю, что в этой точке эйфории надо переставать пить?

— Нет, неправильно. Надо раньше: ощущение насыщения организма запаздывает, поэтому человек может переедать. Так и здесь, с алкоголем.

— А сколько можно выпить?

— Я вообще алкоголь не рекомендую. Нормально, если это бокал хорошего вина, которое, может быть, люди сами сделали из своего винограда, в какие-то редкие праздничные дни. Кавказцы, кстати, очень редко болеют алкоголизмом, потому что они качественный алкоголь пьют с жирной едой. У них высокая толерантность к алкоголю.

— Получается, что авторитарные родители — частая причина алкоголизма?

— Да, сложные взаимоотношения в семье — одна из основных причин развития зависимостей: как химической, так и других (например, переедания или трудоголизма). Велика роль генетической предрасположенности, но в семьях, где через многие поколения передаётся алкоголизм, рождаются дети, которые им не страдают. В семьях, где алкоголь — норма, вероятность вырастить алкоголика, конечно, выше. Если смотреть на причины, то в России уже давно укоренилась алкогольная традиция, которую нелегко переменить. Вспомните советские фильмы: там выпивающий и курящий человек — норма. В «Ну, погоди!» даже волк курит!

— Но это ведь не то, что сценаристы из головы выдумали, это ведь действительно целая устоявшаяся культура.

— Если говорить о культуре, то во времена богатырей вёдрами и ковшами пили «зелено вино», которое разводилось водой. По крепости оно было как «медовуха». Представление о том, что русский — это тот, кто может много пить, для многих наших пациентов «естественно».

О симптомах

— Какие критерии у алкогольной зависимости? Как вы её определяете?

— Алкоголизм — это хроническое заболевание, которое протекает с фазами обострений и ремиссий. Кроме патологического влечения к алкоголю, для него характерно наличие абстинентного синдрома, когда человеку необходимо принять вещество дополнительно, чтобы облегчить состояние.

— То есть опохмелиться?

— Да. Это означает, что зависимость уже сформировалось. Если есть повышенная тяга, если человек употребляет какое-нибудь вещество в ущерб другим социальным ролям, потребностям, значит он уже на первой стадии заболевания. Когда к этому присоединяется абстинентный синдром, это уже вторая стадия, когда человеку требуется медицинская помощь.

— Представление, что утром надо чуть-чуть выпить, чтобы хорошо себя чувствовать после вчерашнего и идти дальше работать, я слышу чуть ли не как совет здорового образа жизни. То есть даже если ты не хочешь, это способ снять неприятные ощущения.

— Это одна из традиций, сформированных в питейной культуре. Но это «норма» для человека, предрасположенного к формированию заболевания. У здорового человека нет такого представления.

— То есть пить с утра, чтобы опохмелиться, ни в коем случае не стоит?

— Я этого не говорила. Иногда это жизненно необходимо. Я говорю сейчас вещи, которые не принято говорить, но иногда, когда нет возможности снять это жуткое нарушение метаболизма в организме, немного алкоголя применяют. Но это когда человек находится на грани и нет других средств.

— Это вы говорите об алкоголиках со стажем?

— Это уже третья стадия зависимости, когда алкоголь нарушает функционирование внутренних органов: развиваются циррозы, страдают сердечная мышца и поджелудочная железа. Человек может выпить столько алкоголя, что произойдёт серьёзное нарушение обмена веществ и ему будет необходима медикаментозная помощь.

Иначе он может умереть, даже не страдая алкогольной зависимостью (от угнетения дыхания). Такая сильная алкогольная интоксикация вызывает психические расстройства (в том числе делирий, или белую горячку). Люди, склонные опохмеляться, при продолжении этого пути, скорее всего, придут к такому расстройству.

Согласно официальной точке зрения, алкоголизм —неизлечимая болезнь

— Какие симптомы у белой горячки?

— Выраженная тревога, обман восприятия (например, слуховые галлюцинации): человеку может казаться, что его преследуют. Пациент обычно слышит, как его ругают, к нему придираются. Наверное, вы видели: на улицах стоят люди и куда-то в сторону разговаривают.

— С воображаемым другом разговаривает?

— Да. Это проявления белой горячки.

О бурной молодости

— Почему с возрастом нам всё тяжелее воспринимать алкоголь?

— Это индивидуально. У каждого организма свой биологический цикл. Некоторые люди доживают до самой смерти достаточно здоровыми, а у некоторых и в 30 развиваются серьёзные заболевания. К сожалению, один из моих пациентов в 36 лет умер от последствий употребления некачественного алкоголя. Развилось токсическое поражение печени — он знал, что нельзя, и в один из приёмов алкоголя умер.

— Почему в 20 пьёшь, гуляешь и веселишься всю ночь, а утром ещё и в университет собираешься, а в 30 выпиваешь вечером несколько бокалов вина и на следующий день не можешь встать? У нас усвояемость меняется?

— С возрастом меняется работа всех внутренних систем. Алкоголь — это же токсическое вещество, особенно в больших дозах. Если человек себя постоянно отравляет, организм слабеет. Употребление любого психоактивного вещества — это стремление к гибели, к саморазрушению. Поначалу человек испытывает эйфорию, приподнятое настроение, лёгкость общения. Затем всё меняется с точностью до наоборот. Хотя на самом деле вкус алкоголя — это ведь гадость невероятная. Лучший напиток для человека — простая вода.

Читайте также:  Тесты Факторы среды Абиотические факторы в жизни животных тест по биологии 7 класс по теме

О лечении

— Как-то изменились методы лечения алкогольной зависимости?

— Сейчас есть препараты, которые блокируют рецепторы, связанные с желаемыми реакциями на алкоголь. Человек может выпивать, но ожидаемого состояния не получит. Ему будет только плохо, смысл выпивки пропадёт. Эти препараты, правда, достаточно дороги, и люди не всегда могут их себе позволить. Но в любом случае их подбирает врач-нарколог.

— А вы как психотерапевт как работаете с такими больными?

— Человеку, попавшему в трудную ситуацию, важно осознать своё положение и получить поддержку в желаемых изменениях. Самое сложное в лечении — мотивация, особенно на ранних стадиях, когда человек даже не понимает, что у него формируется заболевание. Многие пациенты удивляются: «А что, разве у нас в стране возможно быть трезвым? Да ну, вы что, я не верю!» Беседуя с человеком, мы ищем, для чего ему нужна трезвость. Я прошу людей рассказать, какие потери они несут в результате такого образа жизни и что могло бы быть на этом месте. Поиск выпивки, компании, алкоголизация, похмелье — на это нужно время. Очнувшись, люди испытывают страдание: чувствуют вину и начинают понимать, от чего уходили в состоянии алкогольного опьянения.

— Сколько примерно длится лечение?

— Рекомендованное количество сеансов — 10–15, но чем дольше, тем лучше. К психотерапевту в Центр психотерапии и медицинской психологии и в наркологическом диспансере можно обратиться бесплатно. Это важно, особенно на ранних стадиях, когда ещё не ставят на учёт. Согласно официальной точке зрения, алкоголизм — неизлечимая болезнь, при которой поддержка необходима постоянно. Со временем человек научится оказывать поддержку самостоятельно.

— Мне кажется, главная проблема, что люди не осознают серьёзность взаимоотношений с алкоголем. Как будто это не про меня: я просто с друзьями по пятницам встречаюсь и пытаюсь снять накопленный за неделю стресс.

— Каждая карточка, которую я заполняю, начинается примерно с этих слов. Эти заблуждения застят людям глаза, как будто у них на глазах шоры: «Со мной такого не произойдёт. Алкоголизм — это ведь когда где-то там валяются пьяные, дурно пахнущие люди». А тот, который пьяный и неприятно пахнет, скажет: «Нет, у меня нет алкоголизма. Это у того, который в гробу лежит». Отсутствие понимания — это некоторая защита: если бы человек осознавал, что он делает, он бы себя не убивал.

Женщины стабильны, в том числе и в своих зависимостях

— Но что делать близким и родным людям?

— Близким и родным людям надо прийти к профессионалу. Нередко родственники или друзья — созависимые, иногда им сложнее помочь, чем самому зависимому от психоактивного вещества. Созависимость мы даже в статистике отмечаем как болезнь, поэтому лучше приходить к психотерапевту вместе.

— Ну да, не всегда же понятно: «Она меня пилит, потому что я пью, или я пью, потому что она меня пилит».

— Примерно так, да. Люди функционируют как одна личность. Здоровому человеку хорошо как в паре со своим партнёром, так и отдельно, а люди с созависимостью плохо себя чувствуют в одиночестве, им обязательно нужна пара. Как правило, когда матери не дают своим детям нормально от них отделяться (сепарироваться), вырастает такой созависимый человек.

О пятничных вечеринках

— Если человек не пьёт запоем, а выпивает раз в неделю, по пятницам, например, у него есть шанс стать алкоголиком?

— Этот шанс есть у любого, кто регулярно употребляет алкоголь.

— Даже у тех, кто пьёт раз в неделю?

— Даже если раз в неделю. Но есть шанс и не стать — это зависит от многих факторов: каждый организм индивидуален. Сформируется абстинентный синдром у этого человека или нет? Может, и не сформируется — такое тоже бывает. Но с большей вероятностью сформируется. Если регулярно выпивать, последствия будут.

— Сколько лет надо пить каждую пятницу, чтобы стать алкоголиком?

— Заболевание возникает по-разному: например, спустя два-три года употребления — быстрое формирование, через пять-восемь лет — среднее, больше восьми лет — длительное. Чем дольше формируется заболевание, тем благоприятнее прогноз. Если абстинентный синдром сформировался быстро, прогноз тяжелее.

— Может и не вылечиться?

— Любой человек может «вылечиться». Если он привык пить после ссоры, от радости, по многим пустяковым поводам, то может легко вернуться к выпивке. Однако при определённой работе с врачом-психотерапевтом многих останавливает то, как много уже сделано, чтобы избавиться от болезни.

О женском алкоголизме

— Алкоголизм, если я правильно вас поняла, больше не мужская болезнь?

— Раньше в России соотношение заболевших мужчин и женщин было 5 к 1, но тенденция к росту женского алкоголизма есть. Женщины становятся более социально активными, часто живут одни, работают много и берут на себя мужские функции. Кроме того, биологические факторы: меньшее по сравнению с мужским организмом содержание воды в организме женщины приводит к более сильному токсическому действию одной и той же дозы алкоголя.

— Правда, что женский алкоголизм неизлечим, или это такой миф?

— Считается, что болезнь неизлечима: женщине может стать лучше, но заболевание пожизненное. Другая крайняя точка зрения схожа с таковой известного психотерапевта Эрика Берна: «Если психотерапевт не вылечил шизофреника за один сеанс, ему надо идти и думать, что он сделал не так». Он, конечно, утрирует, но эффективная психотерапия даёт человеку возможность перестроиться, чтобы жить лучше и освободиться от зависимости.

— Есть ли какие-то особенности лечения женщин или особенности развития болезни?

— Считается, что женский алкоголизм протекает тяжелее. Женщины стабильны, в том числе и в своих зависимостях. Женщине сложнее помогать. Смертность от последствий употребления алкоголя у них более чем наполовину выше, чем у мужчин. Помогая женщине преодолеть недуг, по моему мнению, стоит обращать больше внимания на индивидуальные, а не гендерные особенности.

— Чем женский алкоголизм тяжелее?

— Его сложнее лечить. Физиологически он быстрее формируется, в том числе из-за циклических гормональных особенностей. Женщины более эмоциональны. Алкоголь же эмоционально растормаживает. Со временем происходит нравственное разрушение человека, этические процессы страдают. Поэтому у больных появляется стереотипность, пропадает чувство юмора, происходит деградация. Когда страдают органы — сердечная мышца, поджелудочная железа, печень, — тогда психика, как правило, уже деградировала. Но даже на третьей стадии, если человек прекращает употреблять алкоголь, происходит постепенное восстановление, хотя, конечно, не до прежнего уровня.

Источник

Интервью с наркологом: Будьте внимательны к себе и близким

Баннер с лева

Алкоголизм и наркомания, несмотря на большую профилактическую работу и огромный объем информации об их смертельной опасности, по-прежнему остаются актуальными проблемами нашего времени. Они касаются не только каждого человека, попавшего в круг зависимости, не только семей нарко- и алкозависимых. Можно сказать, что это болезнь всего общества.

О том, какие факторы толкают к пагубным привычкам, с какого возраста необходимо говорить с детьми на эту тему и о многом другом, мы побеседовали с врачом – наркологом Калязинской ЦРБ Алексеем Алексеевичем Филатовым.

— Алексей Алексеевич, к вам обращаются в попытках выбраться из плена зависимости от алкоголя и психоактивных веществ, вызывающих привыкание. Если сравнить предыдущие годы, число обратившихся увеличивается или уменьшается?

— Сложно ответить на этот вопрос объективно. Много тех, кто дорожит своей репутацией и работой, поэтому не обращаются за помощью, пытаясь решить ее своими силами за пределами лечебного учреждения.
Некоторых ко мне приводят родные и близкие, но, как правило, если человек не осознает свою привязанность, то ничего хорошего из этого не получится. Скорее наоборот — возникает вероятность того, что ситуация усугубится. Таким людям необходима мощная мотивация, которая позволит правильно расставить жизненные приоритеты и выбрать здоровый путь.

— Каждая возрастная группа имеет риск в отношении каких-либо заболеваний. Говоря об алкогольной и наркологической зависимости, люди какого возраста ей наиболее подвержены?

— Чаще всего это возраст от 30 до 50 лет. Однако не стоит забывать, что подростки в силу несформировавшегося мировоззрения и системы жизненных ценностей, ложного чувства зрелости и желания попробовать легко поддаются на уговоры товарищей испытать новые ощущения. Возможно, уже многие обращают внимание, что жертвами часто становятся дети не только из неблагополучных семей. Нередко, что семьи, которые живут в финансовом достатке, также попадают в эту категорию. Все потому, что родители уделяют работе много времени. Недостаток внимания и заботы компенсируют большими суммами карманных денег и опять же не интересуются, на что ребенок тратит эти деньги.

Хочу обратиться к родителям: следите за своими детьми, ведь только родные могут выявить зависимость на ранних стадиях. Алкогольная и наркотическая привязанность формируется уже после нескольких приемов, поэтому только благодаря вашей чуткости и внимательности можно избежать беды. Общайтесь и интересуйтесь их жизнью. Дайте подростку уверенность в том, что он может вам во всем доверять, именно к вам он может прийти со своими радостями и переживаниями.

— Мы знаем, что психохимические вещества наносят вред организму. Что именно попадает под удар?

— Алкоголь действует преимущественно на центральную нервную систему. Даже его небольшое количество, поступая в кровоток, распределяется по всем тканям организма и попадает в мозг. Органом, наиболее повреждаемым при принятии алкоголя, является печень. Она перерабатывает более 95% алкоголя, поступившего в кровь. Результатом его частого и длительного употребления становится цирроз печени – заболевание, при котором меняется ее структура и возникает функциональная недостаточность.

Алкоголь оказывает влияние на иммунную систему, повреждает ее защитный механизм. Под его воздействием в мозгу совокупно происходят физические и химические перестройки, которые и ведут к образованию стойкой зависимости. Все это позволяет отнести алкоголизм к тяжелым заболеваниям.

Наркотики, так же, как и алкоголь, вмешиваются во все процессы работы организма, однако из-за их токсического воздействия на организм в первую очередь происходит разрушение головного мозга и психики. У таких людей существенно укорачивается продолжительность жизни. Зачастую они умирают в течение нескольких лет от заболеваний, спровоцированных интоксикацией организма, калечат себя из-за нарушения психики – тяжелых депрессий и отсутствия инстинкта самосохранения.

-Употребление алкоголя и наркотических веществ влияет не только на физическое здоровье, но и приводит к личностным изменениям. Насколько такие заболевания излечимы?

— К сожалению, полностью излечившихся людей не бывает. Огромное значение имеет наличие у больного установки на излечение и установки на воздержание. При стационарном лечении в медицинском учреждении у такого рода больных эффект от лечения достигает 90%. Но, повторюсь, большой процент пытается совладать с тягой к спиртному и наркотикам самостоятельно Промежуток времени, когда человек ведет правильный образ жизни, может длиться сколько угодно и называется ремиссией. Она не имеет временных рамок и может длиться от недели до нескольких лет. Возможно, что человек вообще больше не начнет употреблять алкоголь или наркотики. Но если прошлое снова берет свое, эти болезни имеют страшное свойство нагонять упущенное и приводят к тому, что зависимость усиливается, и больной употребляет в разы больше той дозы, которую принимал изначально.

Нарушение умственной деятельности, ограничение запоминаемости, неспособность управлять своими эмоциями – это только малая часть симптомов, сопутствующих алкогольной и наркологической зависимости. Если вовремя не остановиться, то последствием этого станет деградация личности и психическая неуравновешенность.

-Существует такое понятие как «семейная созависимость». Что оно означает?

Читайте также:  Самоанализ 50 важных вопросов к себе

— Болезненную зависимость от психохимических веществ – наркоманию, токсикоманию, алкоголизм – принято называть химической зависимостью. Чаще всего больные, страдающие от этого недуга, не одинокие люди – их окружают родители, дети, друзья. Химическая зависимость одного из членов семьи нарушает внутрисемейные отношения, существенно осложняя жизнь всех. Такие осложнения и обозначаются термином «созависимость». Она является не только мучительным состоянием для страдающего ею, но и для членов семьи, которые теперь становятся невольными заложниками больного. Созависимый человек – тот, кто полностью поглощен тем, чтобы управлять поведением другого человека, у которого не остается времени и сил на удовлетворение своих потребностей, интересов и желаний.
Алкоголизм и наркомания это даже не душевная болезнь — намного хуже. Химическая зависимость – семейное заболевание, поэтому в таких случаях помощь необходима не только больному, но и другим родственникам, проживающим вместе с ним. Конфликты, чередование периодов надежд и отчаянья накладывают тяжелый отпечаток на психологическое здоровье родных.

— Скажите, существует ли наследственная предрасположенность к таким заболеваниям?

— Результаты генетических исследований позволили сформулировать вывод о том, что дети людей, страдающих от зависимости, подвержены этим заболеваниям в 3-4 раза чаще, чем сыновья и дочери здоровых в этом отношении родителей, поэтому их вносят в группу высокого риска развития алкоголизма и наркомании. Факторами риска заболевания, действующими со стороны семьи, являются зависимость отца, матери или родственников, недоверие, отсутствие эмоциональной привязанности, взаимопонимания и теплых отношений между родителями и детьми, частые ссоры. Но не стоит забывать, что в этом случае у каждой личности есть ресурсы здорового образа жизни для того, чтобы избежать заболевания.

В целом групп риска множество, потому как причинами возникновения такого рода болезней могут стать не только генетика и внутрисемейные отношения, но и биологические, психологические и социальные факторы. Кроме этого каждую группу можно разделить на подгруппы повышенного, высокого и наивысшего риска заболевания.

— Как можно обезопасить подростков от желания попробовать алкоголь и наркотики?

— Беседы о вреде алкоголя и наркотиков необходимо проводить с детьми, начиная с подросткового возраста. Я провожу лекции в школах и колледжах, общаюсь с родителями по этим вопросам и считаю, что такая профилактика должна стать неотъемлемой частью просвещения. Демонстрация документальных и художественных фильмов, медицинская пропаганда и исполнение своего родительского долга в совокупности помогают снизить риск развития этих болезней в обществе и в дальнейшем привести к низким показателям заболеваемости. Главное – действовать.
Беседовала А.Чигиринова.
Статья защищена ст. 1255 ч. 4 ГК РФ «Авторские права»
#Калязин #ГазетаВперед

Источник

Интервью о проблемах алкоголизма и наркомании.

Предлагаю Вашему вниманию интервью с главным врачом наркологического диспансера № 6 г. Москвы, кандидатом медицинских наук Владимиром Батищевым. Среди вопросов есть вопрос о кодировании. Буду рада, если материал принесет кому-то пользу.

«К новой жизни на трезвую голову…»

По данным научного центра наркологии Росздрава, более трёх с половиной миллионов россиян страдают тяжелыми формами зависимости – алкоголизмом и наркоманией. Ежегодно около семидесяти тысяч человек, страдающих наркоманией, уходят из жизни, большинство из них – молодые люди, едва достигшие 25 лет.
Одной из причин заболевания алкоголизмом в настоящее время является утрата государством прочных позиций монополиста на производство спиртного и, как следствие, его низкое качество, фальсификация марок, а также обилие алкогольных суррогатов.
Алкоголь и наркотики входят в группу опасных психоактивных веществ, которые, во-первых, весьма высокотоксичны, а значит, ядовиты и способны повредить внутренние органы, и, во-вторых, вызывают тяжёлые формы зависимости.
О проблемах алкоголизма и наркомании мы поговорили с главным врачом наркологического диспансера № 6 г. Москвы, кандидатом медицинских наук Владимиром Батищевым.

Долгое время считалось, что Россия — самая пьющая страна, но по последним оценкам количество выпитого на одного человека в год, например, во Франции или Германии больше, чем у нас…
— У нас имеется много неучтённого алкоголя. Алкоголь продается с поддельными акцизными марками, спросом пользуется так называемая «палёная» водка. Ведь люди, пребывающие в запоях по нескольку дней и являющиеся нашими пациентами, в основном, не потребляют водку, которая учтена. Они покупают то, что дешевле. Во Франции алкогольный рынок контролируется лучше, а исследования основываются на алкоголе, который прошел учет.
Есть и косвенные данные. В списках по срокам жизни мы находимся в нижнем ряду стран. Средняя продолжительность жизни мужчин 45 лет. Ранее у женщин среднеевропейский уровень продолжительности жизни был до 80 лет, сейчас 65. Основными причинами смертности людей, страдающих алкогольной зависимостью, являются сердечно-сосудистые заболевания, травмы — обморожения, ожоги, бытовые травмы – драки и поножовщина, гибель на дорогах.

Какой средний возраст людей, злоупотребляющих наркотиками и алкоголем?
— Средний возраст людей, принимающих наркотики – до 25 лет, спиртные напитки – до 35 лет. Наркоманы моложе в силу ряда причин. Во-первых, употребление наркотиков, как правило, происходит раньше, чем употребление алкоголя, так как приём наркотиков изначально не так заметен для окружающих. Во-вторых, наркозависимость формируется быстрее, в течение нескольких месяцев эпизодического употребления можно заработать прочную зависимость. Расщепление алкоголя в организме происходит несколько иначе, этот процесс более сложный. Зависимость формируется в результате злоупотребления спиртными напитками на протяжении трех-пяти лет.

А где та грань, перейдя которую, обычный человек превращается в алкоголика или наркомана?
— Здесь дают о себе знать медицинские критерии, о которых можно долго рассказывать. Однако основной признак возникшей зависимости прост. Если в результате употребления у вас стали появляться проблемы, то, скорее всего, – это алкоголизм или наркомания. Проблемы могут быть социальные, межличностные, медицинские.

И все же, наркологическая зависимость – это недуг тела или разума?
— У этого заболевания биопсихосоциальный характер. Биологический компонент связан с нарушением работы головного мозга. Другими словами, алкоголь или наркотики включаются в работу нервной системы, и без них она перестает полноценно работать. Человек получает удовольствие, снимается напряжение, он легче справляется со стрессами, но потом, к сожалению, это «лекарство» начинает доставлять проблемы. Появляется комплекс зависимости. Человек уже не может нормально функционировать без этих веществ.
Психологический компонент проявляется в нарушении психической деятельности. Плохая работа мозга автоматически влечет нарушения в психике. На более поздних этапах происходит деградация личности, когда мозг начинает разрушаться биологически.
Социальная сторона наркологической зависимости проявляется в нарушении общественных связей. Человек становится «некомфортным» в общении, на него нельзя положиться.

Владимир Викторович, существует ли наследственная предрасположенность к алкоголизму?
— Да. Но здесь есть один нюанс. Не всегда человек, имеющий комплекс генов зависимости, может стать алкоголиком или наркоманом. Например, в силу социальных причин, таких, как жесткое социальное неодобрение. Однако он может передать эти гены следующим поколениям.
В Соединенных Штатах Америки широко применяются компьютерные программы, способные проследить генеалогическое древо, а также выявить предрасположенность тестируемого к зависимости на психологическом уровне. Подобные программы используются в американских школах. Подросткам с высоким риском развития наркологических заболеваний не рекомендуется употребление алкоголя и психоактивных препаратов.

Злоупотребление спиртным или наркотиками влияет не только на физическое здоровье, оно приводит к личностным изменениям. Насколько такие заболевания, как алкоголизм и наркомания, излечимы?
— Вопрос об излечении довольно сложный. Если речь идет об излечении в том понимании, о котором говорит Всемирная Организация здравоохранения, подразумевая под излечением восстановление утерянных функций, то фактически человек никогда не сможет заново без серьезных последствий для своего здоровья и психики употреблять алкоголь, наркотики и другие психоактивные вещества. Отказ же от спиртного или наркотиков не должен приносить ему большего дискомфорта, чем само потребление. Если у него нет других механизмов справиться со своим стрессом, проконтролировать свое психическое состояние, улучшить свои социальные контакты, то он вновь вернется к употреблению наркотиков или алкоголя. Его нужно обучать новой жизни на трезвую голову.
Всё зависит от того, что пациенты делают, чтобы не возвращаться к этому. В нашей практике процент людей, которые остаются трезвыми достаточно длительный период, высок. Мы разработали реабилитационную программу, которая состоит из 12 шагов Анонимных Алкоголиков и специальных психотерапевтических и реабилитационных методик. Большинство людей, которые проходили эту программу, впоследствии имели довольно длительную ремиссию. Но болезнь имеет хронический характер, и в любой момент может развиться рецидив. Если человек соблюдает определенные правила в дальнейшей жизни, проводит ряд предупреждающих мероприятий, он способен не сорваться больше никогда.

Сейчас существует множество способов лечения наркологической зависимости. Насколько оправдано такое многообразие? И насколько эффективны те или иные методики?
— Методик действительно много. Правда, в большинстве случаев они сводятся к двум основным направлениям.
1. Манипулятивные методики, когда в организм вводятся определенные вещества, которые в результате приводят к несовместимости организма больного с алкоголем. Если человек возвращается к употреблению алкоголя, у него наступает негативная реакция. Эта методика основана на страхе. При манипулятивных методиках помощь оказывается достаточно быстро, но и период ремиссии, как правило, не очень длительный. А в случае приема алкоголя срыв бывает довольно тяжелым.
2. Методики длительной психотерапевтической поддержки, чем в основном мы и занимаемся и что нас сильно отличает от других диспансеров Москвы. При длительной поддержке в рамках той или иной программы пациент может иметь более длительные сроки трезвости. Мы создаем такие информационные и психологические условия, чтобы человек самостоятельно понял, что с ним происходит, и сделал свой выбор.

Как вы считаете, за какой методикой будущее? Сейчас очень популярен метод кодирования, что вы о нем думаете?
— Кодирование давно уже непопулярно. Когда-то распространенность этого метода была вызвана его активной рекламой. Наркологические диспансеры оказывают длительную психотерапевтическую поддержку бесплатно, но мы не можем давать широкую и агрессивную рекламу. Наша реклама – это наши пациенты. Зачастую люди просто не знают, что есть другие методы, кроме кодирования. Этот метод приводит к определенному эффекту, но организовать его поточно с достаточной эффективностью для всех участников этого процесса, кроме врачей, невозможно. А для врачей это эффективно в любом случае – они за это берут деньги.
Программы психотерапевтической поддержки эффективней решают проблему массовых обращений. Во всем мире именно за ними будущее. В ряде европейских стран, например, Финляндии и Швеции, такие методики, как кодирование, просто запрещены, их признали мошенническими. В цивилизованных странах есть специальные комиссии, которые занимаются утверждением лицензий на какие-либо методики. У нас таких комиссий нет.

Существует ли сейчас недостаток учреждений, работающих в сфере лечения и профилактики алкоголизма? Есть ли необходимость возрождения принудительного лечения по образцу лечебно-трудовых профилакториев (ЛТП), функционирующих в советские времена?
— В нашей стране сложилась непростая ситуация с наличием реабилитационных центров, особенно для наркоманов. Существуют либо дорогие центры, либо по характеру работы абсолютно бессмысленные.
Принудительное лечение существует во всем мире. При этом используются длительные психо-терапевтические и социальные методики поддержки наркоманов и алкоголиков. Система советской наркологии и сложившаяся методика лечения в ЛТП во многом были лишены смысла. Логика лечения заключалась в трудовой реабилитации. Человек поступал в отделение и работал на тяжелых производствах. То есть вместо процесса реабилитации пациент зачастую попадал в ситуацию социальной деградации. В результате сформировалась целая когорта алкоголиков, которые были ЛТП-зависимыми. Они стремились туда вновь и вновь. Раньше, чтобы человека отправить на принудительное лечение, было достаточно двух попаданий в вытрезвитель. С точки зрения прав личности это не совсем обосновано. На Западе вопрос направления на принудительное лечение решается иначе. Человек должен совершить какое-то мелкое преступление или административное правонарушение, после чего суд присуждает ему определенный срок наказания, который, в свою очередь, может быть заменён на принудительное лечение. Либо ты отсидишь год, либо ты шесть месяцев лечишься. При этом условия лечения довольно жесткие. Сравнивая западную систему принудительного лечения с российской, можно сказать, что вторая далека от совершенства.

Источник