Комментарий из группы Министерства

Вопросы от родителей министерству образования

Родители и учителя составили список вопросов министру просвещения Сергею КравцовуФото: businessman.ru

Участниками планерки в студии стали мама и учитель Наталия Киселева, мама Ксения Разбаш.

Главными вопросами, поднятыми в чате планёрки и в обсуждениях, стали следующие:
  • отпуск педагогов;
  • выпускные вечера;
  • летние лагеря;
  • неготовность к дистанту;
  • ГДЗ (готовые домашние задания) и их влияние на учебный процесс;
  • перенос ВПР (Всероссийских проверочных работ) на осень;
  • предполагаемые неудобства на ЕГЭ (маски, перчатки, расположение парт);
  • школьные аттестаты;
  • цифровое неравенство.

Наталия Киселева, учитель и родитель, отметила, что интересно наблюдать, как все страны мира справляются с дистанционном обучением и какие извлекаются уроки.

Она отметила самые важные вопросы: обучение на удалении, взаимодействие учителей, родителей, учащихся; вопросы стресса, эмоционального состояния детей; неготовность семей находиться в изоляции; формирование иных взаимоотношений в семьях; ожидание сближения семьи и школы и переход от взаимных претензий к конструктивному диалогу.

Оксана Савина, юрист, считает, что федеральное законодательство закрепило форму дистанционного образования, которая реализовывалась на практике.

Артем Соловейчик затронул вопросы оплаты труда на дистанционном обучении, компенсации затрат учителей на интернет и электроэнергию. А Оксана Савина отметила, что дополнительная работа педагогов регулируется в рамках трудовых соглашений между работником и работодателем. Меняющаяся ситуация показала, что эта область недостаточно урегулирована; рекомендации, возможно, будут разработаны Минтрудом.

Также во время планёрки состоялась премьера и обсуждение документального фильма Александра Радова и Артема Соловейчика «Педагогическая трагедия» – о педагоге Михаиле Щетинине. Режиссер фильма – Татьяна Малова.

Источник



13 вопросов министру образования: родители и ученики узнали о наболевшем

В каком виде начнется новый учебный год, какие особенности сдачи ЕГЭ ждут ребят в сезон пандемии и как будет организована летняя оздоровительная кампания школьников. Ответы на эти вопросы родителей и учеников дал «Российской газете» министр просвещения Сергей Кравцов в формате онлайн-интервью.

По данным министерства образования России, в этом году 11-й класс заканчивают около 700 тысяч школьников, а 9-й класс — еще в два раза больше детей. Из-за текущего положения в стране, связанного с пандемией коронавируса, принято решение об отмене проведения итоговой аттестации школьников в очном формате. Все учащиеся получат аттестаты до 15 июня. Итоговые отметки будут проставлены по текущим результатам. ОГЭ проводится не будет.

  1. Единый государственный экзамен будут сдавать только те одиннадцатиклассники, которые решили поступать в высшие учебные заведения, но только по предметам, которые необходимы для дальнейшего зачисления. проведения ЕГЭ назначен с 3 по 23 июля. Все расписание составлено так, чтобы учащиеся успели подать документы в учебные заведения.
  2. Меры защиты школьников и учителей во время экзаменов будут определятся каждым регионом в отдельности. Как пояснил замруководителя Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки Анзор Музае, в регионах с неблагополучной эпидобстановкой власти сами примут решения о необходимости средств индивидуальной защиты. А в субъектах РФ, находящихся в «зеленой зоне», применение во время экзамена масок и перчаток необходимости нет. , социальное дистанцирование, требования к размерам классов доведены до всех и будут исполняться регионами.
  3. Начать летнюю оздоровительную кампанию регионам рекомендовано с 1 июля. Но только в тех местах, где это возможно в соответствии с эпидемиологической обстановкой.
  4. Отдых детей будет организован только в регионе их проживания. Лагерям даны рекомендации Роспотребнадзора, соблюдая которые, они защитят здоровье детей и сотрудников.
  5. С 25 мая организована работа горячей линии на базе координационного центра министерства просвещения. Ее телефон: 8-800-444-35-38.
  6. Заработную плату педагогам удалось сохранить независимо от «нерабочих дней». Также из-за переноса сдачи ЕГЭ потребуется корректировка отпусков учителей.
  7. Особое внимание уделено классным руководителям. С сентября они будут получать федеральную надбавку за работу, равную 5 000 рублей. Министр просвещения пообещал проследить, чтобы были сохранены все иные региональные и аналогичные выплаты педагогам.
  8. Новый учебный год начнется с тотальной проверки знаний учеников. На основании этих данных будут разработаны программы помощи учебным заведениям, детям и учителям, чтобы восполнить пробелы в знаниях.
  9. Будут переработаны программы подготовки и повышения квалификации педагогов. Все эти меры необходимы для улучшения качества образования.
  10. Полного перехода на дистанционное обучение не будет, чтобы не нанести вред здоровью детей. Школам предоставляются методики, чтобы выстроить этот процесс. Интерес к школе такого формата подкрепляется современными проектами такими, как видеоуроки на телевидении, Российская электронная школа, cifra school.
  11. В школы вернется воспитательная работа, теперь она будет организована на воспитательном уровне. Документ нормативно закрепляет воспитательную работу не только за родителями, но и за системой образования в целом.

Ранее мы рассказывали, что «горячая линия», посвященная проведению государственной итоговой аттестации в 2020 году, пройдет в Ситуационно-информационном центре Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки 18 июня в 10:00 (время московское). Ее трансляция будет вестись в прямом эфире в сообществе Рособрнадзора в социальной сети «ВКонтакте».

Источник

Родители «закидали» министра просвещения вопросами и обвинили Министерство в безграмотности

«28 августа на вопросы родителей школьников ответит министр просвещения Сергей Кравцов. Общение с главой ведомства пройдёт в формате диалога с прямыми включениями из разных регионов страны». Об этом сообщают в ведомстве.

В соцсетях в группе «Министерство просвещения Российской Федерации» уточнили, что вопросы можно задавать до 22 августа. Сделать это можно:

— через специальный сервис на сайте Минпросвещения России;
— на сайте Национальной родительской ассоциации (nra-russia.ru);
— в официальных аккаунтах Министерства в соцсетях.

В свою очередь, некоторые родители обратили внимание на написание слова «Министр» с большой буквы и возмутились этим.

Комментарий из группы Министерства:

«А почему слово «министр» с большой буквы написано? Это сайт министерства просвещения или министерства безграмотности? 1. С прописной буквы пишутся наименования высших государственных должностей в официальных текстах, например: Президент Российской Федерации, Председатель Правительства Российской Федерации, Верховный Главнокомандующий Вооруженными силами РФ, Генеральный прокурор России, также: Премьер-министр Индии, Канцлер Германии Гельмут Коль. Однако в неофициальном тексте, употребленные как наименование должности без указания на конкретное лицо, эти слова пишутся со строчной буквы. 2. Со строчной буквы пишутся названия должностей, званий, титулов, например: председатель, министр, заместитель министра, мэр, император, королева, шах, шейх, генеральный секретарь, заслуженный деятель культуры. (Розенталь. Справочник по правописанию и литературной правке, 2010)».

Также россиянин обратил внимание, что делал это замечание Министерству уже не раз, но никто ничего не исправляет.

Но нашлись и защитники у Кравцова. В общем, комментарии у родителей разные:

— Человек, который смог организовать дистанционное обучение по всей стране, заслуживает, чтобы его писали с большой буквы.

— Вы у нас одна такая на всю страну. гимн сочините. он чужие приказы исполняет..после дистанционки надо учитель и родитель писать с большой буквы.

— Странный какой-то министр. А чего ж не 1 сентября? Похоже всем опять в «напряге» быть до 28 августа, пока Кравцов гадать будет «быть или не быть».

Родителей, да и детей сейчас больше всего волнует вопрос: ожидать ли дистанционного обучения в школах с 1 сентября? На этот вопрос в Министерстве уже ответили.

Читайте также:  Кроссворды с ответами для уроков русского языка 3 4 класс

Комментарий Министерства просвещения Российской Федерации:

«Министр просвещения Сергей Кравцов неоднократно заявлял о том, что после вынужденной организации обучения на дому школы вернутся к привычному режиму работы. C 1 сентября планируется продолжить обучение в традиционном формате в соответствии с требованиями Роспотребнадзора с учётом актуальной эпидемиологической обстановки».

Однако родителей такой ответ не устроил:

— Вы лучше скажите слово «не планируется», а «да» или «нет». Я тоже могу планировать много чего, а по факту будет совсем другое.

— Школьную форму покупать стоит или дети ради 1 сентября и впр пойдут в школы, а потом опять дистанционное обучение? Можно уже сейчас сказать правду? Только не надо говорить, что зависит от обстановки.

— Будет ли дистанционное обучение после 20 сентября?

Интересуют родителей и другие вопросы:

— Правда ли, что школьники будут учиться в 2-3 смены и где планируется взять столько учителей?

— Отменят ли в Школах Физкультуру, Изо, Обж!?

— Когда в школах отменят второй иностранный язык?

Педагоги, в свою очередь, поинтересовались, когда Кравцов ответит на их вопросы? Но в ответ тишина.

Источник

Вопросы от родителей министерству образования

В преддверии 1 сентября главным человеком в области становится не глава и не спикер Заксобрания, а человек, отвечающий за подготовку образовательных учреждений к новому учебному году. То есть, министр образования.

В нынешнем году это утверждение верно вдвойне — ведь до сих пор всех родителей занимает: как будут работать школы в условиях пандемии? Рапорты Минздрава о том, как вирус сдает позиции, не отменяет того факта, что массовое скопление граждан (в том числе маленьких) остается потенциально опасным.

Учитывая вышесказанное, мы исхитрились и добрались до Александра Сергеевича Аникеева — министра образования и науки Калужской области.

— Александр Сергеевич, главный и первый вопрос: как будем учиться? Ждать ли нам осенью «второй волны»? Обсуждается ли всерьез вопрос о полном переходе на дистанционное образование?

Моя основная идея — принципиально не закрывать школы для очного обучения детей, а к дистанционному обучению переходить только в самом экстренном случае

— Чтобы все понимали сущность происходящего, напомню, что тотальный переход на дистанционное обучение в последней четверти прошедшего учебного года был вынужденным событием, вызванным распространением пандемии. На ваш вопрос о сегодняшней ситуации отвечу коротко и исчерпывающе: сегодня, к началу нового учебного года у нас нет никаких предпосылок к тому, чтобы вновь вводить ограничительные меры и самоизоляцию. А значит, речь о массовом переходе на дистанционное обучение не идёт в принципе. Дети будут учиться в обычном, всем привычном режиме.

Моя основная идея — принципиально не закрывать школы для очного обучения детей, а к дистанционному обучению переходить только в самом экстренном случае. В случае распространения эпидемии планировать варианты организации смешанного обучения, при котором часть школьников будет обучаться в школе очно, другая же часть — удаленно, либо варианты чередования очного и удаленного обучения.

Но в то же время, с 1 сентября школы не должны вновь вернуть образовательный процесс в старую, привычную (традиционную) рутинную колею обучения! С учетом колоссального опыта дистанционного обучения прекрасной альтернативой господствовавшим многие годы методам должна стать комбинация традиционных очных методов и цифрового обучения.

— Дистанционное образование породило массу вопросов и даже некоторый раскол в обществе. В период самоизоляции родительское сообщество будто разделилось на две группы: кто-то очень доволен таким форматом, говорит, что так удобнее и эффективнее, и успеваемость у детей лучше. Но большинство в ужасе, появился даже термин «недообразование». Люди считают, что онлайн — потерянное время, и с надеждой ждут возвращения детей за парты. Как оцениваете ситуацию Вы?

— Дело вовсе не в формате образования. Нужно понимать ее предпосылки. При переходе на тотальное обучение в дистанционном режиме не могло случиться идеального сценария в силу вынужденности перехода и отсутствия у системы образования опыта перехода на такую форму обучения. Я считаю, что учить всех в дистанционном формате можно лишь в самой крайней, чрезвычайной ситуации. Но, к сожалению, частью общества ситуация была понята слишком примитивно, и люди восприняли происходившие события как попытку заменить привычный очный формат обучения. Поэтому я их хорошо понимаю, но не разделяю их страхи. Тем более, что в обычной практике дистанционное обучение можно применять лишь как одну из технологий обучения, которых много.

Для кого-то онлайн-формат обучения стал открытием: дети высыпались, не тратили время на дорогу, идти никуда не надо, всё время под присмотром. Уровень тревожности за ребёнка снизился, жизнь в этом смысле стала спокойнее: вот он, на глазах у родителей, сидит, решает, скажем, задачку.

А для кого-то из родителей этот период стал настоящим испытанием: во-первых, родители — не учителя, и совершенно нормально, что многие, вынужденно взвалив на себя педагогическую ношу, сильно от нее уставали. Плюс, от основной работы их никто не освобождал, и они вынуждены были, как говорится, освоить образ жизни, когда ты "и жнец, и швец, и на дуде игрец". Нагрузка выросла в десятки раз. Конечно, они испытывали стресс. Поэтому дистанционное обучение кто-то прямо открыл для себя, а кто-то невзлюбил.

Кроме того, дистанционное образование лишний раз подчеркнуло важные моменты. Во-первых, далеко не все школы и районы области имеют устойчивое соединение и быстрый интернет. Это порождает так называемое цифровое неравенство, которое необходимо ликвидировать как можно быстрее. Во-вторых, кризис показал, что на первый план сегодня вновь выходят вопросы подготовки и повышения квалификации педагогов. Для этого нужно существенно изменить систему повышения квалификации учителей, сделав ее важнейшим содержанием обучения педагогов работе с цифровыми образовательными ресурсами и ориентации их в цифровой образовательной среде. Обучение педагогов использованию многообразных цифровых, в том числе дистанционных технологий в работе с детьми должно стать основным трендом педагогического образования, работы системы повышения квалификации учителей и всей методической работы. Школы должны уделять гораздо больше внимания разносторонней методической подготовке учителей, а учителя — понимать, что технологии и методики цифрового обучения гораздо сложнее и важнее, чем настройка платформы ZOOM! Цифровая грамотность — сегодня важнейший вопрос нашей образовательной повестки. Это не блажь, и не побочный эффект пандемии, это будущее. Всем учителям необходимо проанализировать свою работу и уровень цифровой грамотности новыми технологиями обучения.

Читайте также:  Развитие речи для малышей в рассказах и веселых картинках стр 13

— Раз уж Вы на этом сделали такой акцент, то насколько велики перспективы в недалеком будущем полностью перейти на дистанционное образование? Не ждет ли нас будущее, в котором вместо школ будут небольшие информационные центры с цифровыми кабинетами для педагогов вместо классов?

— Нельзя не признать, что онлайн-формат нас всех спас в пандемию, пусть для многих он оказался новым и непривычным. Тяжело было и детям, и педагогам. Детям даже тяжелее. Одно дело удерживать внимание на предмете, когда за партой рядом с тобой сидит 20 одноклассников, и ты чувствуешь общую дисциплину, и совсем другое, когда ты дома, в свободной одежде, перед компьютером, а рядом играется и отвлекает маленький брат или папин разговор по телефону, или мамин фен.

Детям, безусловно, пришлось сложнее всех. Но они справились. Мы все справились.

Есть ли будущее у дистанционного образования? Для мотивированных, настроенных на самообучение людей — безусловно. Кроме того, оно стимулирует и преподавателей искать новые способы доносить знания. Дистанционная форма организации занятий, безусловно, предложила разнообразные возможности для профессионального и личностного самосовершенствования педагогов. Повторю, что она будет развиваться и будет востребована все больше, при этом очный формат обучения в ближайшем будущем будет превалировать.

— Минувший учебный год был, наверное, самым запоминающимся у большинства родителей и педагогов. Постоянные новости про вирус, страх за детей, борьба за их безопасность, резкий переход образования в онлайн, сорванные экзамены, выпускные через Zoom. А Вам, как министру, курирующему отрасль, чем он запомнится больше всего?

— Это был самый сложный, но и самый интересный год за всю мою жизнь в образовании. Главной его особенностью была неопределенность. Мир резко изменился, мы узнали, что жизнь не всегда нам подконтрольна. То есть, мы это понимали, конечно, и раньше, но 2020-й год объяснил нам все очень наглядно и потому доходчиво. И ответственность свою я чувствую очень серьёзную: нужно теперь аккуратно вернуть процесс образования на прежние, допандемические рельсы, не уронив качества, сохранив темп и обеспечив все меры безопасности. Это не просто, но на свете нет ничего невозможного.

— Мы живем в эпоху мессенджеров и социальных сетей. В них постоянно обновляется информация, и огромное ее количество является недостоверной, так называемые «фейки». Хватает их и по линии образования. Каких только фантазий про новые требования к 1 сентября не пришлось услышать. Родители путаются, кому верить. Как Вы думаете, почему так много недостоверной информации вокруг?

— В общем, это нормальная ситуация. Людям сложно существовать в условиях неопределенности, и они ищут объяснения происходящему. И тут важно разобраться с каналами информации, которые вы используете. Потому что каждый человек несет личную ответственность (в первую очередь, перед собой) при выборе достоверных источников информации. Кроме того, жулики из соцсетей просто используют доверие людей и пользуются этим. Например, в сетях пишут ерунду про какой-то карантин с 20 сентября или про то, что образование теперь будет только дистанционным для большинства, а очный формат будет платным! Официально заявляю: это ложь. А ведь люди верят этим фейкам, и в обществе растет напряжение и страх. Поэтому: включайте критическое мышление и выбирайте проверенные источники информации.

Доверяйте «классическим» СМИ и официальным сайтам органов власти и управления. Но очень важно и другое: мы поняли, что новые медийные и коммуникативные технологии, использовавшиеся в процессе управления в период распространения коронавирусной инфекции, открывают новые возможности. Мобильность связи, виртуальное общение, оперативность в принятии решений и информировании работников системы и населения, экономия времени, мощная и оперативная обратная связь и т.д. — такие возможности открыли нам новые условия жизни и деятельности. Это — настоящий переворот в коммуникации! Надо только умело использовать все эти ресурсы.

— Пандемия издергала многих родителей, а тревога за безопасность детей возросла. В связи с этим психологи прогнозируют увеличение конфликтных ситуаций между педагогами и родителями. К сожалению, такие и в «доковидное» время не редкость. Уж я-то знаю, я сам оказался в ситуации, когда пришлось выдержать настоящую информационную войну с учебным заведением (гимназией). Поэтому следующий вопрос я задаю даже не как журналист, а как папа ребенка, больше всех пострадавшего в результате конфликта. К сожалению, моя история стала достоянием целого города. Александр Сергеевич, не могли бы Вы, как серьезное должностное лицо, дать свою оценку ситуации, прокомментировать её как человек, скажем так, над схваткой? И как вообще реагировать в таких ситуациях людям? Мне, например, пришлось забрать ребенка из гимназии.

— Да, Вы абсолютно правы — такая тенденция существует. И школы должны быть готовы к этому. Нужен принципиально иной подход к построению коммуникаций с детьми и родителями. Я бы сказал, школьным администраторам и учителям нужно обладать большей эмпатией. К сожалению, этого хватает далеко не всем, и наши школы порой провоцируют конфликтные ситуации. Я был в курсе ситуации, о которой Вы говорите, был не совсем над схваткой, а пытался ее разрешить. И мне важно было до конца разобраться в случившемся, в том, какова тут концентрация эмоций и реальных педагогических промахов, во всех выявленных недочётах и недоработках. И не просто разобраться, а устранить их и создать такую атмосферу в гимназии, чтобы подобное никогда не повторилось.

Я с Вами согласен: главным упущением этой ситуации, главной болевой точкой конфликта стал тот факт, что в нем пострадал ребенок. И это наш общий проигрыш, независимо от подробностей. Вникая в ситуацию, я в первую очередь напоминал администрации школы о ребенке, о том, чтобы его права не были ущемлены, но, к сожалению, по ходу эскалации конфликта о ребенке часто забывали. Наши взрослые недопонимания и конфликты не должны травмировать наших детей. Дети — это те люди, кого мы первыми должны вывести из-под удара.

Мы будем следить, чтобы в урегулировании подобных ситуаций участвовали все стороны: и директор, и администрация, и родители, и дети. Итогом должен стать не переход ребенка в другое учебное заведение, но единое компромиссное примирительное решение, которое устроит всех. И мы сейчас работаем в этом направлении.

Однако, и Вы, Евгений Александрович, должны признать, что немного лукавите, когда говорите, что задаёте вопрос как папа. Я знаю, что Вы в данном деле действовали не просто как папа, а как раз как человек, наделенный информационными ресурсами, и, защищая своего ребенка, Вы использовали эти ресурсы.

Читайте также:  Задачи исследования как сформулировать без ошибок конкретные примеры

— Был вынужден.

Должен признать, что если бы педагог и администрация обнинской Гимназии вели себя корректно и уважали права ребенка, конфликтной ситуации не случилось бы

— Если честно, в ряде вопросов я очень солидарен с Вами и очень понимаю как отца. Ведь по сути, это была отличная проверка вашей семьи на сплоченность и демонстрация ребенку со стороны родителей важной мысли: "Мы рядом и не дадим тебя в обиду".

Я знаю, что Вы проводите большое и основательное журналистское расследование, и узнали ряд нелицеприятных фактов, с которыми нам всем еще предстоит поработать. Это нормальная ситуация, это Ваше право, и мы его уважаем. Но прошу Вас поступать корректно, не смешивая вопросы деятельности должностных лиц и отдельных сотрудников с коллективом учреждения, которые к этому конфликту не имеют отношения.

Поэтому вот моя позиция — и по Вашему вопросу, и по поводу возможных конфликтных ситуаций в будущем: детей не впутываем в конфликт, максимально защищаем, а если и случается недопонимание, то конфликтуем в правовом поле, как говорится. Я за мир, за спокойное урегулирование конфликтных ситуаций. Должен признать, что, если бы педагог и администрация обнинской Гимназии вели себя корректно и уважали права ребенка, конфликтной ситуации не случилось бы. Дети — это не взрослые.

— Александр Сергеевич, Вы много времени уделяете адресной работе с родителями, регулярно и подробно отвечаете на их вопросы. Дело хлопотное, поскольку многие родители — граждане тревожные, волнующиеся за своих детей, а поэтому замечающие всё, даже мелочи: старое окно, скажем, из которого может надуть сквозняк, или булочку на завтрак, которая заставляет ребенка до обеда жить "всухомятку". Эти обращения отнимают много времени. Не проще их делегировать помощникам или замам, как делают многие другие министры?

— Родители у нас не тревожные, а требовательные, взыскательные. И это хорошо и правильно. Я такую работу не расцениваю как необязательную и всегда нахожу на нее время. Это позволяет знать ситуацию в школах не примерно, по бумагам, а на практике. Я сам долгие годы был учителем и директором школы. Родители— участники образовательного процесса, и потому они вправе рассчитывать на качественное предоставление образовательной услуги. Они хотят, чтобы детям дали хорошее образование и чтобы их ребенку было комфортно в школе. И школа должна оправдать их ожидания. И важный момент: нужно, чтобы не только родители, но и руководители школ знали, что до меня несложно, что называется, достучаться. Это успокаивает первых и дисциплинирует вторых. Все понимают: я не где-то там, в кабинете сижу за закрытыми дверями и непонятно чем занимаюсь, а посвящен во все вопросы, даже те, которые со стороны могут казаться мелочами. Хотя в образовательном процессе мелочей не бывает. Потому что речь идет о здоровье и образовании наших детей. Мне кажется, доступность министра и его погруженность в сферу деятельности, которую он курирует, помогает людям, в данном случае, родителям, чувствовать себя более защищенными.

— Возвращаясь к первому учебному году в условиях пандемии. Я сейчас много общаюсь с родителями. Они. да, ладно, мы все переживаем, по поводу того, как выдерживать требования и рекомендации того же Роспотребнадзора. Например, социальная дистанция в полтора метра. Как соблюсти ее в классе из, скажем, тридцати человек? Да и потом, как удержать детей от возни на переменах?

— Мы взрослые люди и, конечно, понимаем, что дети не смогут друг с другом не контактировать. Просто потому, что они дети, и игра, любопытство, желание познавать мир — это их "работа". Поэтому мы делаем ставку на дистанцирование классов друг от друга, а не детей в классе. То есть задача, чтобы они не контактировали между собой все на перемене, например, а в классе — ну, тут уж дети, конечно, все равно будут общаться. Новые правила и нормы будет соблюсти сложно. Но школы неплохо подготовились. Главное, чтобы больные дети не посещали школу. Главное- обеспечить здоровье детей.

— Если бы Ваш ребенок 1 сентября 2020 года шел в школу, что бы Вы ему сказали, какие напутственные слова?

— Я бы для начала положил ему в портфель антисептическое средство и салфетки, и напомнил, как важно часто мыть руки, не трогать чужие вещи и соблюдать социальную дистанцию. Нагнетать ситуацию, пугать ребенка вирусами точно не стал бы.

Просто сказал бы, что образование — это то, что делает нас людьми, и очень важно отнестись к нему серьёзно и ответственно. А мы, родители, всегда рядом и всегда поддержим.

Но поскольку я все-таки министр, сын которого вырос, то вместо детей буду говорить напутственные слова коллегам-педагогам. И очень важно, чтобы они услышали, то, что я скажу.

Все мы пережили в какой-то мере уникальный учебный год. Поэтому, чтобы понимать, как он завершился, важно провести диагностику и анализ качества знаний школьников по итогам обучения в прошедшем учебном году по каждому предмету с целью организации работы по сохранению и повышению академической успеваемости обучающихся. Школам необходимо разработать сценарии работы с детьми, отставшими в обучении в дистанционный период. Необходимо учитывать, что они представляют собой особую группу риска. Именно на них стоит обратить особое внимание учителям и администрации школ и предложить систему работы по устранению пробелов в их знаниях и повышению их академической успеваемости.

Кроме того, важен моральный климат в школах. Первого сентября дети вернутся в школы, но они вернутся туда другими детьми, пережившими иной, ранее неведомый им опыт. Период дистанционного обучения и самоизоляции изменил их повседневную жизнь и вектор их социализации. И это обстоятельство прежде всего необходимо учитывать в работе с детьми в новом учебном году.

— И последний вопрос. Личный. Александр Сергеевич, что сложнее: быть министром или отцом?

— Это два совсем разных статуса. Их нельзя сравнивать, потому что это совсем различная ответственность. И в каждом случае — ответственность глобальная — воспитать достойного сына, управлять системой образования, в которой работают и обучаются не одна сотня тысяч людей. Это две основные мои жизненные ипостаси, и я горжусь своим сыном, я горжусь и тем, что я служу калужскому образованию.

Евгений СЕРКИН

P.S.

От имени всего Издательского дома "Мак-Медиа" и от себя выражаю благодарность министру образования и науки Калужской области Александру Аникееву за то, что нашел возможность ответить на мои вопросы, за то, что всегда открыт к взаимодействию со СМИ.

Источник