Никита Исаев Чечня и Ингушетия к чему привел пограничный вопрос

Никита Исаев: Чечня и Ингушетия: к чему привел пограничный вопрос?

Верховный суд Ингушетии 15 августа признал законными результаты голосования в парламенте республики по вопросу о границе между Ингушетией и Чечней. Значит, счет по судам сейчас 3 на 2 в пользу законности договора о границе, который стоил поста Юнус-Беку Евкурову.

На одной стороне, кроме Верховного суда Ингушетии, Конституционный суд РФ и Магасский районный суд, на другой – Конституционный суд Ингушетии и шариатский суд, повестки в который от имени Совета тейпов ингушского народа получили депутаты, проголосовавшие за ратификацию договора, но в большинстве своем проигнорировали.

Но вопрос границы двух кавказских республик, единственный, кстати, остро стоящий вопрос такого рода на сегодняшний день в масштабах федерации, расколол не только суды, но и ингушское общество. Две волны митингов, в конце осени и в начале весны, многочисленные попытки умиротворения, в том числе с привлечением руководства федерального округа и управления внутренней политики президентской администрации, стрельба, разгоны и задержания активистов.

Вообще, любой пограничный спор, уходящий корнями в глубокую историю, может иметь несколько разных решений, но ни одного такого, которое устраивало бы всех. Сейчас в вопросе вроде бы поставлена точка – слишком авторитетные судебные инстанции высказались за один из вариантов. Однако побежденная сторона ведет себя совсем не так, как осенью прошлого года, когда Евкуров и Кадыров подписали документ, в общем-то повторяющий содержание аналогичного договора Аушева и Дудаева, а два республиканских парламента его ратифицировали.

Сейчас нет массовых митингов, призывов выйти на улицы, чтобы «отстоять родную землю и могилы предков». Часть активистов и организаторов ингушских митингов до сих пор под арестом, а шариатским судом интересуется Следственный комитет России. Но все равно складывается ощущение, что протесты схлынули как-то без особых последствий. Закрадывается даже подозрение, что вопрос границы, при всей своей исторической болезненности, особенно, когда речь идет о небольших по численности древних народах, не был ключевым в ингушском противостоянии осени 2018 – лета 2019-го. Как-то слишком быстро на массовых акциях тейпов требования отставки генерала Евкурова стали звучать громче требований об аннулировании договора, отмене ратификации, проведении референдума по этому вопросу.

А когда в июне отставка состоялась, на выполнении прочих требований оппозиции так остро уже никто не настаивал. Договорняк? Не исключено.

Источник

История вопроса о границе между Чечней и Ингушетией

ТАСС-ДОСЬЕ. 16 октября 2018 года вступило в силу соглашение об установлении административных границ между Чеченской Республикой и Республикой Ингушетия, подписанное главами регионов Рамзаном Кадыровым и Юнус-Беком Евкуровым 26 сентября.

После разделения в начале 1991 года Чечено- Ингушской АССР на Чеченскую и Ингушскую республики (ныне — Республика Ингушетия) граница между ними не была четко установлена. Формально ею считалась граница 1934 года, однако ее демаркация не проводилась из-за существующих территориальных разногласий.

Редакция ТАСС-ДОСЬЕ подготовила материал об истории вопроса о границе между Чечней и Ингушетией.

Чечено-Ингушская АССР и этнические границы

Впервые ингуши и чеченцы получили собственные национально-территориальные объединения в 1922-1924 годах при образовании Северо-Кавказского края РСФСР. Тогда в нем были созданы граничащие друг с другом Чеченская и Ингушская автономные области. В 1929 году к первой была присоединена часть упраздненного Сунжеского округа, в которой проживали как ингуши, так и чеченцы.

15 января 1934 года Чеченская и Ингушская автономная области были объединены в Чечено-Ингушскую автономную область в составе Северо-Кавказского края РСФСР. 5 декабря 1936 года область была преобразована в Чечено-Ингушскую АССР. 7 марта 1944 года указом президиума Верховного совета СССР республику упразднили, чеченцев и ингушей депортировали в Казахстан и Киргизию. На большей части упраздненной автономии была образована Грозненская область, остальные территории были поделены между соседними Грузинской ССР, Дагестанской и Северо-Осетинской АССР.

В 1956 году начался процесс реабилитации депортированных народов, и 9 января 1957 года Чечено-Ингушская АССР была восстановлена практически в прежних границах (до 1944 года). Исключение составил Пригородный район, отошедший к Северной Осетии. Впоследствии, в 1992 году, этот территориальный спор привел к вооруженным столкновениям между осетинами и ингушами (погибло более 600 человек).

Разделение Чечено-Ингушской АССР

С началом перестройки в середине 1980-х годов в Чечено-Ингушетии активизировались националистические настроения. Лидером сепаратистов, выступающих за отделение республики от России, стал генерал-майор советских Военно-воздушных сил Джохар Дудаев. В июне 1991 года Верховный совет республики был низложен и провозглашена так называемая Чеченская республика Ичкерия, президентом которой стал Дудаев.

1 ноября 1991 года он подписал указ о независимости республики от России. Ингушское население не поддерживало стремление Чечни выйти из состава РСФСР. 30 ноября 1991 года на ингушских территориях прошел референдум, в ходе которого жители проголосовали за образование Ингушской Республики в составе РСФСР. Фактически Чечено-Ингушская республика разделилась на Чечню и Ингушетию. При этом административные границы между ними установлены не были.

5 февраля 1992 года президент России Борис Ельцин подписал закон «Об образовании Ингушской Республики в составе РФ». 10 декабря 1992 года названия «Ингушская Республика» (с декабря 1993 года — Республика Ингушетия) и «Чеченская Республика» были внесены в Конституцию РФ (изменения вступили в силу 9 января 1993 года).

Попытки установить границы

Первая попытка провести границу в районах со смешанным чечено-ингушским населением была предпринята в 1993 году. Тогда глава непризнанной Чечни Дудаев и первый президент Ингушетии Руслан Аушев подписали договор, согласно которому большая часть Сунженского района за исключением поселка Серноводск и станицы Ассиновская оставались в составе Ингушетии. Впоследствии этот документ был признан нелегитимным.

10 марта 2003 года глава администрации Чечни Ахмат Кадыров и президент Ингушетии Мурат Зязиков подписали протокол, согласно которому в составе Чеченской республики находится Сунженский район с двумя населенными пунктами — станицами Серноводская и Ассиновская, а остальная часть Сунженского района остается под юрисдикцией Ингушетии.

Вопрос об определении границ в декабре 2005 года поднял нынешний глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров, занимавший тогда должность и. о. председателя правительства региона. По его словам, «как в соседних регионах, так и в самой Чечне хорошо известно, где проходила граница до объединения субъектов и где она должна проходить после размежевания».

В 2008 году в РФ был принят закон «О мерах по организации местного самоуправления в Республике Ингушетия и Чеченской Республике», который предписывал органам госвласти двух республик определить территории и установить границы муниципальных образований. Границы были установлены, и местные выборы стали проходить в Сунженском районе Ингушетии (с административным центром в станице Орджоникидзевская, ныне — город Сунжа) и одноименном районе Чечни с центром в селе Серноводском.

Читайте также:  Запишите словосочетания заменяя вопросы местоимениями 3 го лица впечатление о к рад беспокоиться о

В 2012 году между Чечней и Ингушетией вновь возникли разногласия по поводу административной границы. Кадыров заявил о необходимости пересмотра границ Сунженского района республики. Оба субъекта РФ создали свои комиссии по определению территориально-административной границы. В 2013 году в Чеченской Республике вступил в силу закон, согласно которому в Сунженский район Чечни был включен ряд населенных пунктов, являющихся муниципальными образованиями Ингушетии.

Это вызвало негативную реакцию со стороны ингушских властей и населения республики. 12 марта того же года глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров в телеобращении к гражданам республики заявил, что Сунженский район Ингушетии остается неотъемлемой частью республики.

Вновь спор о границе между республиками вспыхнул в августе 2018 года при попытке установить блокпост между чеченским селением Бамут и ингушским Аршты, а также проложить дорогу, соединяющую горную часть Чечни и Ингушетии в Сунженском районе Ингушетии.

Соглашение об обмене территориями

26 сентября 2018 года главы Чечни и Ингушетии подписали соглашение о закреплении между республиками административной границы. Документ не затрагивает населенные пункты регионов, но предусматривает обмен участками необитаемых горно-лесистых территорий площадью 1 тыс. 890 га. Ингушетии передается часть Надтеречного района Чечни. В свою очередь Ингушетия передает Чечне равносильную территорию на границе с Сунженским районом. 4 октября парламенты двух республик утвердили соглашение о закреплении границы.

4 октября Конституционный суд Ингушетии предложил провести референдум по ратификации соглашения об определении границ с Чеченской Республикой, поскольку «документ не подлежит рассмотрению Народным собранием республики». Согласно конституции региона, упразднение административно-территориальных образований, установление и изменение границ между ними и другие вопросы территориального устройства Ингушетии решаются с учетом мнения населения соответствующей территории.

После подписания документа об установлении административных границ в Ингушетии начались митинги против ратификации соглашения в парламенте республики. Впоследствии власти Ингушетии согласовали проведение митинга в центре Магаса с 8 по 15 октября, затем продлили этот срок до 17 октября включительно.

10 октября Народное собрание Ингушетии не смогло собрать кворум для внеочередного заседания, чтобы рассмотреть вопрос об отмене итогов голосования, утвердившего соглашение.

Источник

Спор о чечено-ингушской границе: аргументы сторон

Новое соглашение между Республикой Ингушетия и Чеченской Республикой не разрешило, а только подогрело давний спор вокруг границы двух республик. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации также не поставило точку в территориальном споре.

Дорогие читатели! В вопросе территориального спора между Чечней и Ингушетией «Кавказский узел» стремится максимально представить позицию как чеченской, так и ингушской сторон. События и, соответственно, новостная повестка вокруг конфликтной темы формируется во многом за счет активности ингушских активистов. Это может создавать ощущение дисбаланса в освещении позиций. «Кавказский узел» неоднократно публиковал мнение не только обычных жителей Чечни, но и чеченских историков. В материалах «Кавказского узла» представлены также аргументы орстхойцев, чеченской диаспоры, и аккинцев, проживающих в Дагестане, где также остаются нерешенными территориальные вопросы, в частности, статус Ауховского района.

Аргументы чеченской стороны

Руководство Чечни считает, что границы между республиками после распада Чечено-Ингушской АССР не существовало, ее необходимо было установить, что и было сделано при разработке и подписании Соглашения. При этом утверждается, что спорные участки всегда относились к территории Чечни 1 .

В качестве исторических аргументов чеченская сторона апеллирует к границам 1934 года и договору о разграничении территории, подписанному Русланом Аушевым и Джохаром Дудаевым в 1993 году, которым руководствовались в административном обиходе 2 . «Если в реальности — надо смотреть на 1934 год, на момент объединения Чечни и Ингушетии», — утверждает чеченский этнограф, кандидат исторических наук, доцент ЧГУ Сайпуди Натаев.

В то же время утверждается, что республики если и уступили друг другу какие-то земельные участки, то в пользу Ингушетии, а их культурное и экономическое значение невелико. «Территория не представляет из себя большей ценности, чем земли вокруг. Овчинка не стоит выделки», — заявил «Кавказскому узлу» чеченский ученый, кандидат географических наук на условиях анонимности.

Позиция чеченской стороны в целом является консолидированной, с соглашением согласны не только историки и многие обычные жители Чечни, но и представители чеченской диаспоры в Европе, обычно критически оценивающие любые шаги Кадырова. Хотя они публично хранят молчание, но, как выразился анонимный источник, это связано исключительно «с нежеланием демонстрировать публичную поддержку Кадырову».

В Чечне также считают, что допонительных консультаций с населением или референдумов не требуется. Так, глава парламента Чечни Магомед Даудов на слушаниях КС РФ заявил, что он неоднократно выезжал на границу в сопровождении представителей обеих республик, и линия определялась с учетом мнения местных жителей, проживающих там, где должна пройти граница 3 .

Видео «Кавказского узла» «Как Кадыров и Евкуров землями обменялись»


Конституционный Суд Республики Ингушетия дважды рассматривал Соглашение о границе. Первый раз, еще 4 октября, в отзыве на законопроект он указал на
невозможность его рассмотрения Народным Собранием республики. Второй раз, от 30 октября, признал закон о границе с Чечней неконституционным. В свою очередь Конституционный Суд Российской Федерации дезавуировал решение КС РИ, посчитав закон, закрепляющий соглашение, соответствующим конституции.

Аргументы ингушской стороны

Власти Ингушетии солидарны с позицией и аргументами чеченской стороны. Однако часть депутатов Парламента Ингушетии, религиозные лидеры и оппозиция, создавшая Оргкомитет национального единства ингушского народа, выступает против Соглашения. Против выступил и Конституционный Суд Ингушетии.

Протестующие против новых границ ингуши считают, что исторически следует опираться на границы 1921-22 годов (при образовании Горской АССР с выходом из нее Чеченской автономной области, определившей, таким образом, свои границы), но не позднее 1928, когда, по их мнению, Москвой был взят курс на ликвидацию Ингушетии 4 . При разделе в 1993 году Ингушетия территориально уступила Чечне. Поэтому теперь она, по мнению протестующих, скорее должна забрать свое обратно, чем что-либо отдавать 5 .

Уверенность в том, что Ингушетия отдала свои земли по результатам Соглашения, разделяют и некоторые картографы, анализ которых вызвал негодование среди чеченцев, считающих что специалистам следовало анализировать другие карты 6 ). Протестующие ингуши выражали опасения, что установление границ может даже привести к лишению республики суверенитета.

Читайте также:  Индиго О будущем Земли часть 10

Противники соглашения о новых границах выразили свой протест в митингах, которые начались в Магасе 4 октября синхронно с первым решением КС РИ и длились непрерывно 13 дней. Также, откликнувшись на призыв оргкомитета митинга, 19 октября тысячи людей собрались на пятничный намаз недостроенной мечети в Магасе. 31 октября, прошла еще одна акция протеста, на которой организаторы объявили об отмене митинга 1 и 2 ноября, так как на конгрессе ингушского народа было озвучено решение приостановить уличный протест и действовать в юридическом русле.

Позицию тех, кто недоволен новыми границами, ярко выразил бывший глава Ингушетии Руслан Аушев, который, впрочем, не входил в оргкомитет протестующих. Выступая на митинге в Магасе, он заявил, что без полноценных консультаций с народом республики подобное Соглашение принято быть не может. Такие консультации оппозиция требовала оформить в виде республиканского референдума. Совет тейпов Ингушетии пошел дальше и предложил решить спор через шариатский суд, не смотря на решение Конституционного суда России.

Видео «Кавказского узла» «Протест в Ингушетии как следствие неравноценного обмена»

На «Кавказском узле» размещен полный текст Соглашения и приложениями к нему (картой и геодезическим описанием), краткая историческая справка «Территориальные споры между Ингушетией и Чечней». «Кавказский узел» также ведет регулярно обновляемую хронику «Протесты в Ингушетии: хроника передела границы с Чечней». Новости, касающиеся границы между Чечней и Ингушетией, публикуются на специальной тематической странице «Как Кадыров Чечню укрупняет».

Источник

Кавказский «саммит»: почему Чечня и Ингушетия вдруг изменили границу

Рассуждая о последних событиях на Северном Кавказе — конфликте вокруг празднования юбилея Канжальской битвы в Кабардино-Балкарии и споров по поводу линии границы между Ингушетией и Чечней, многие комментаторы говорят, что в этой части России после нескольких лет спокойствия налицо новый виток напряженности. На самом деле ни одно из вышедших наружу противоречий нельзя считать новым, они существовали давно и раньше периодически давали о себе знать. Вопрос в том, как федеральный центр будет справляться с ними на фоне общей политизации жизни российских регионов.

Война и граница

26 сентября на специальной встрече главы Чечни и Ингушетии Рамзан Кадыров и Юнус-Бек Евкуров подписали соглашение об установлении точной границы двух регионов, предполагающее обмен некоторыми незаселенными территориями. Споры вокруг границ между Чечней и Ингушетией были фактически запрограммированы вскоре после того, как вслед за распадом СССР перестала существовать единая Чечено-Ингушетия и в Чечне к власти пришли сепаратисты. Федеральный центр тогда не имел ресурсов, чтобы взять вопрос о границе под свой контроль. Первый президент Ингушетии Руслан Аушев в 1993 году подписал с Джохаром Дудаевым соглашение, согласно которому за основу бралась граница между Чеченской и Ингушской автономными областями, существовавшими в составе РСФСР до 1934 года. Начавшаяся вскоре после этого война в Чечне, однако, лишила вопрос о границе между регионами какой-либо актуальности.

После того как военные действия в Чечне закончились, руководство двух регионов не раз подтверждало готовность решить вопрос о границе без конфликтов, формально закрепив фактически существующее разделение территорий между регионами. Когда в 2009 году в обеих республиках были приняты законы о составе и границах муниципальных образований, вопрос о границе субъектов можно было считать снятым, так как между законодательно установленными границами районов двух республик не было пересечений.

То, что проблема границы на самом деле не решена, стало ясно в 2013 году, когда официальный Грозный поставил вопрос о передаче Чечне приграничного села Аршты, входящего в Сунженский район Ингушетии. В апреле того же года в Аршты вошли около 300 сотрудников правоохранительных органов из Чечни. Официально заявленной целью их «визита» была поимка тогдашнего лидера северокавказского бандподполья Доку Умарова. Однако ингушские чиновники в своих комментариях СМИ утверждали, что истинным намерением было проведение митинга за включение села в состав Чечни. Дальнейшего обострения конфликта тогда удалось избежать — возможно, вследствие вмешательства федерального центра. Ряд наблюдателей тогда предполагали, что истинная причина возникшей между Грозным и Магасом напряженности была связана не с границей, а с практикой проведения сотрудниками правоохранительных органов Чечни спецопераций в приграничной зоне, в ходе которых они заходили и на территорию Ингушетии. У руководства последней это вызывало негативную реакцию. После инцидента в Аршты такая практика, судя по доступным источникам, резко сократилась.

Что касается нынешнего обострения пограничного вопроса, то изначальным поводом для него стало сообщение ингушских общественников о строительстве чеченскими дорожными рабочими автомобильной дороги в приграничной зоне, в лесной полосе неподалеку от того же села Аршты. Власти обеих республик не спешили как-либо комментировать это сообщение. Возможно, именно отсутствие каких-либо официальных комментариев вызвало в Ингушетии слухи о якобы планируемом масштабном пересмотре границ, что, в свою очередь, привело к протестам сначала в интернете, а потом и на площадях.

Причин острой реакции ингушей на любые новости (правдивые или фейковые), касающиеся границы с Чечней, несколько. Во-первых, постсоветская история Ингушетии, особенно в 1990-е годы, во многом была историей отстаивания права региона на существование буквально меж двух огней — между воюющей Чечней и зоной конфликта в Пригородном районе Северной Осетии. Это, по-видимому, выработало в массовом сознании привычку остро реагировать на любые попытки, реальные или мнимые, поставить под сомнение право региона оставаться в его нынешних границах.

Во-вторых, немаловажно, что в Ингушетии есть активные оппозиционные группы, разворачивающие пограничный вопрос против нынешнего главы республики. Эта ингушская оппозиция достаточно разнородна. После нынешнего обострения вопроса о границе звучали заявление крупных ингушских тейпов (родов) с требованием отказаться от передачи Чечне какой-либо территории. Однако масштаб реального влияния традиционных тейповых структур в общественной жизни Ингушетии вызывает вопросы. Активисты, наиболее громко предъявляющие сейчас претензии Евкурову, собраны явно не по тейповому признаку. Среди них есть, например, правозащитники, которые в первые годы нахождения Евкурова у власти сотрудничали с ним, но потом утратили взаимопонимание с главой региона. Есть мелкие и средние предприниматели, чье недовольство связано в первую очередь с высоким уровнем коррупции. Есть молодые люди, начинавшие карьеру чиновниками или околовластными общественниками, но затем с конфликтом покинувшие эту стезю. Общее у таких активистов — неприятие Евкурова. Реальный общественный вес этих оппозиционных групп оценить трудно, но возможность критиковать Евкурова за недостаточную активность в «защите границ» дает им значительные перспективы из-за особой чувствительности вопроса.

Читайте также:  Вопросы для игры джин с мячом

Кроме того, остроту ситуации в Ингушетии увеличила невнятная политика региональных властей в вопросе границ: сначала весьма запоздалая реакция на сообщения о строительстве лесной дороги, а потом и неготовность четко рассказать о содержании соглашения с Чечней о границе, о предстоящем подписании которого стало известно буквально накануне, когда в Ингушетии уже шли митинги протеста.

Присутствие полпреда в СКФО Александра Матовникова на подписании Евкуровым и Кадыровым соглашения о границе не оставляет сомнений в том, что по крайней мере с момента обострения ситуации в нее активно вмешался федеральный центр. Если, как это следует из заявлений глав регионов после подписания соглашения, оно предполагает лишь незначительный обмен нежилыми территориями, то можно сказать, что центр, сняв остроту конфликта, одновременно ослабил позиции обоих региональных лидеров. Так, Кадыров отказался от претензий на населенные пункты, находящиеся на ингушской территории, хотя ранее чеченские чиновники поднимали такой вопрос. Фактически, если верить сообщениям о содержании подписанного соглашения, Кадыров снял большинство территориальных требований. Что касается главы Ингушетии, то он, все же согласившись на пусть и символическое, но изменение границы, получил повод для новых упреков со стороны оппозиции.

Источник



Соглашение о границе между Ингушетией и Чечней вступило в силу

Соглашение об установлении административной границы между Ингушетией и Чеченской республикой вступило в силу 16 октября, заявил глава региона Юнус-Бек Евкуров.

«Хочу довести до всех вас, что закон вступил в силу. 26 лет шли споры между двумя регионами в вопросе определения границ. Каждый пытался внести лепту в этот вопрос. Большинство при этом не владело достоверной информацией по этой теме», — отметил ингушский лидер во время заседания республиканской комиссии по взаимодействию с органами госвласти Чечни по вопросам определения границы между двумя регионами в Магасе.

По его словам, для многих «политиков» — людей, претендующих на те или иные должности, подписание соглашения стало «площадкой для спекуляций народом в собственных интересах».

Евкуров подчеркнул, что подписание соглашения об определении границ с Чеченской республикой — это исторический шаг для жителей обоих регионов, и участники митинга должны понимать, что руководство республики не станет подписывать какие-либо документы в ущерб собственному народу и Конституции.

«До подписания соглашения комиссиями двух регионов проведена большая работа для правильного определения границ между регионами. Для этого изучены архивные документы. Вся эта работа велась с 2009 года. Мы с главой Чеченской республики Рамзаном Кадыровым давно обсуждали необходимость определения границ между нашими регионами и после долгих обсуждений и дискуссий провели границу согласно подписанному соглашению. Я прекрасно понимаю ответственность перед будущим наших народов», — отметил руководитель республики.

Где пройдет граница

Глава региона добавил, что согласно соглашению граница между Ингушетией и Чечней определена де-факто еще в августе 1993 года. Подписанное соглашение не затрагивает населенные пункты двух республик, а предусматривает закрепление границ горно-лесистой части территории.

Согласно документу, между регионами проведен равноценный обмен нежилыми территориями Надтеречного района Чечни и Сунженского района Ингушетии. Стороны обменялись 1 тыс. 290 га земель.

Главы Ингушетии и Чечни подписали 26 сентября договор о закреплении административной границы между регионами, которая не была четко установлена со времен распада Чечено-Ингушской АССР в 1991 году.

Ингуши против договора

Парламент Ингушетии 4 октября принял закон о ратификации данного договора. В тот же день глава Ингушетии подписал этот закон. Решение Народного Собрания вызвало недовольство определенной части населения республики. 4 октября в Магасе началась несанкционированная акция протеста. Часть жителей Ингушетии вышла

на митинг и таким образом выразила свое отношение к соглашению об определении административных границ. Основное требование протестующих — вынести вопрос об установлении границы на референдум.

Несмотря на несанкционированный характер акции, нарушения общественного порядка, блокировку дорог со стороны вышедших на акцию граждан, власти заняли сдержанную позицию, отказавшись от применения силы.

С 8 октября акция протеста носит легитимный характер. Протестующие перешли на новую площадку по согласованию с местными властями. Правительство Ингушетии в ответ на обращение регионального общественного движения «Совет тейпов ингушского народа» согласовало митинг сроком на 9 дней. Протестующим отвели максимально возможный по закону срок для акции с 7:00 часов до 22:00 часов.

Участники проходящего в Магасе митинга разбили палаточный городок на площадке перед зданием национальной телерадиокомпании «Ингушетия», отведенной властями для проведения санкционированной акции протеста. При это, как заявил, представитель Совета безопасности региона, правоохранительные органы Ингушетии с начала протестной акции не зафиксировали ни одного административного правонарушения.

Попытка диалога

Параллельно с митингами на различных уровнях велись консультации и встречи, в том числе с участием полпреда президента России в СКФО.

8 октября полпред президента РФ в Северокавказском федеральном округе Александр Матовников и начальник управления президента РФ по внутренней политике Андрей Ярин провели встречу с представителями общественности Ингушетии, на которой обсуждались вопросы стабилизации общественно-политической обстановки в регионе. В ней приняли участие семь представителей республики.

10 октября члены оргкомитета митинга предложили главе республики установить границы в соответствии с региональным законом 2009 года. Правительство Ингушетии согласовало продление митинга до 17 октября.

Во вторник Матовников и Ярин повторно обсудили с ингушскими общественниками требования митингующих против соглашения о границе с Чечней.

В среду правительство Ингушетии согласовало проведение митинга с 31 октября по 2 ноября на той же площадке в Магасе.

16 октября организаторы протестов в Магасе встретились с Матовниковым. Представителей митингующих пригласили на заседание республиканской комиссии по вопросам определения границы между двумя регионами с участием главы республики Юнус-Бека Евкурова. Однако, как стало известно, организаторы митинга в Магасе проигнорировали приглашение властей Ингушетии и не пришли 17 октября на заседание.

Источник