О приоритете международного права над национальным

Соотношение конституционного и международного права: актуальные вопросы теории и практики

Каждая из отраслей права имеет свою область регулирования, и конституционное право, и международное право не являются исключениями. В современный период сферы их регулирования очень часто пересекаются. Анализ принципов и норм конституционного и международного права позволяет отметить их конвергенцию, то есть сближение. Данное обстоятельство обусловлено рядом причин, в их числе – появление новых сфер правового регулирования, интеграция уровней правового регулирования, глобализация, процессы конвергенции. Вместе с тем, актуальным остается вопрос о приоритете данных отраслей права в национальном правовом регулировании.

И.А. Умнова исследуя вопросы теории и практики взаимодействия конституционного и международного публичного права, выделяет структурно-функциональные и аксиологические аспекты их взаимосвязи [1].

Относительно соотношения международного и внутригосударственного права существует три основополагающие концепции: дуалистическая (международное и внутригосударственное право рассматриваются в качестве двух разных, юридически равноправных правовых систем, источники которых не могут конкурировать друг с другом), монистическая (приоритет международного права как высшей ступени права) и другая монистическая концепция о приоритете национального права перед международным [2].

А.С. Урошлева подчеркивая что «препятствия» теоретического характера, такие, как государственный суверенитет и верховенство конституции в качестве основных, являются в некотором смысле мнимыми, отмечает, что с точки зрения теории права, а основными являются проблемы соотношения государственного суверенитета и верховенства конституции государства и решений международных органов (в частности, ЕСПЧ). Тем самым обозначая, что с теоретической точки зрения существует актуальный общеправовой вопрос о соотношении международного и национального права, в особенности конституционного [3].

Представляется, что основополагающим в соотношении норм международного и конституционного права является принцип суверенитета государства. Данный принцип носит комплексный характер и раскрывается через систему других общепризнанных принципов, таких как «суверенное равенство государств», «невмешательство во внутренние дела государств», «нерушимость государственных границ» и многие другие принципы. Правовой характер государственного суверенитета тесным образом связан с обеспечением верховенства конституции в правовой системе страны. Концепция правового суверенитета может быть использована для объяснения соотношения государственного суверенитета, верховенства конституции и норм международного права в современных интеграционных процессах [4].

Международное и конституционное право не являются противоречащими, а, наоборот, даже дополняют друг друга.

Приоритет Конституции РФ при этом является однозначным и опирается на принцип суверенитета.

Вместе с тем в сфере защиты прав и свобод действие международного права не отрицается. В Постановлении Конституционного Суда РФ от 14 июля 2015 г. № 21-П подчеркивается, что положения ч.1 ст.4, ч.1 ст.15 и ст.79 Конституции РФ закрепляющие положения о суверенитете России, верховенство и высшую юридическую силу Конституции РФ определяют недопустимость имплементации в правовую систему государства международных договоров, участие в которых может повлечь ограничения прав и свобод человека и гражданина или допустить какие-либо посягательства на основы конституционного строя Российской Федерации и тем самым нарушить конституционные предписания.

Таким образом, Конституционный Суд РФ установил приоритет Конституции РФ перед международным правом. Вместе с тем, Конституционный Суд РФ определяет приоритет действия положений международного договора перед законом.

Так, в Постановлении Конституционного Суда РФ от 19 марта 2014 г. № 6-П, подчеркивается обязанность для законодательного органа государственной власти приведения норм федерального конституционного закона в соответствие с действующим международным договором.

Следует отметить, что такой существует и в Германии. Германский Конституционный суд, согласно Постановления ФКС ФРГ от 14 октября 2004 года (2 BvR 1481/04) исходит из (редкой, но все равно существующей) возможности противоречия между постановлениями Европейского суда и Основным Законом ФРГ и подтверждает в таком случае верховенство немецкой Конституции [5].

С.И. Луценко анализируя расстановку юридических приоритетов в соотношении норм федерального конституционного законодательства и международного права в России подчеркивает, что нормы международного права имеют приоритет перед нормами федерального конституционного закона, поскольку последний нормативный акт относится к внутреннему законодательству, которое должно соответствовать нормам международного права [6].

Таким образом, в настоящее время определены ключевые моменты их соотношения. Так, положения международных актов выступают ориентиром для законодателей при формировании норм в сфере защиты прав и свобод, но при этом приоритет Конституции РФ является незыблемым.

Взаимосвязь и взаимозависимость конституционного и международного права очевидна, в связи, с чем важным является формирование принципов обеспечивающих преодоление несогласованности между нормами международного и конституционного права.

[1] Умнова (Конюхова) И.А. Конституционное право и международное публичное право: теория и практика взаимодействия. М. РГУП. 2016. 672 с.

[2] Воронцова И.В. Концепции соотношения международного и внутригосударственного права // Международное публичное и частное право. 2007. № 5.С.?

[3] Российский ежегодник Европейской конвенции по правам человека (Russian Yearbook of the European Convention on Human Rights) / М.В. Агальцова, Д.В. Афанасьев, Е.Е. Баглаева и др. М., 2017. Вып. 3: Имплементация Конвенции по правам человека в национальное право. 672 с.

[4] Лапаева В.В. Правовая демократия и правовой суверенитет как альтернативы «суверенной демократии» // Современное государство: политико-правовые и экономические исследования: Сб. научных трудов. Серия «Правоведение». М., 2010. С. 160 – 171; Тихомиров Ю.А. Правовой суверенитет: сферы и гарантии // Журнал российского права. 2013. № 3. С. 5 — 20; Ефремов А.А. Конституционные основы и законодательное обеспечение государственного суверенитета РФ в информационном пространстве // Государственная власть и местное самоуправление. 2016. № 12. С. 39 — 43.

[5] Бланкенагель А. «Прощай, Совет Европы!» или «Совет Европы, давай поговорим!»? Комментарий к Постановлению Конституционного Суда России от 19 апреля 2016 г. об исполнимости Постановления ЕСПЧ по делу Анчугова и Гладкова от 4 июля 2013 г. // Сравнительное конституционное обозрение. 2016. № 6. С. 135 — 150.

[6] Луценко С.И. Расстановка юридических приоритетов в соотношении норм федерального конституционного законодательства и международного права // Современное право. 2016. № 10. С. 28 — 31.

Источник

Россия и проблемы укрепления международного права

Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры составляют правовую базу утвержденной Президентом Российской Федерации Концепции внешней политики России. Это вытекает из пункта 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации, согласно которому общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Международное право — действенный инструмент отстаивания российских интересов. Своевременное и грамотное формулирование международно-правовой позиции России по конкретным вопросам в сочетании с последовательностью и системностью подходов имеют существенное значение для эффективности и авторитета внешней политики нашей страны.

Сегодня в свете новых вызовов и угроз третьего тысячелетия перед международным правом стоит задача адаптироваться к новым реалиям, сохраняя при этом как свою роль в мире, так и базисные общепризнанные принципы и институты.

Россия твердо и последовательно выступает за то, чтобы международное право продолжало быть основой для действий всех государств. Фундаментом современного миропорядка должны оставаться общепризнанные принципы и нормы международного права и, прежде всего, принципы Устава ООН. В условиях развития отраслевых, региональных и субрегиональных подсистем международного права Россия отстаивает сохранение центральной роли ООН в универсальной системе международно-правового регулирования. Только через Совет Безопасности ООН мировое сообщество может с максимальной эффективностью достигать своих целей в сфере поддержания мира и стабильности. В этом контексте особое значение приобретает возврат в правовое поле ситуации вокруг Ирака. Россия твердо выступает за то, чтобы послевоенное урегулирование и восстановление в этой стране осуществлялись при активном участии ООН. Первым шагом в этом направлении стало принятие СБ ООН резолюции 1546 (2004), заложившей основы дальнейшего развития нового суверенного Ирака.

Международное право, разумеется, не стоит на месте. Оно развивается, отражая происходящие в мире изменения. Например, события последних лет поставили под сомнение традиционный тезис о возможности применения государством вооруженной силы только в случае нападения на него другого государства. Террористические акты 11 сентября 2001 г., реакция на них международного сообщества и, в частности, Совета Безопасности ООН подтвердили возможность реализации права на самооборону и при нападении негосударственных субъектов, в том числе террористических групп.

Читайте также:  Команды для управления компьютером

Другие важные аспекты развития международного права в современный период связаны с усилением защиты прав человека.

В полной мере осознавая необходимость предотвращения гуманитарных катастроф, Россия вместе с тем исходит из того, что любое силовое вмешательство в этих целях может осуществляться только в соответствии с Уставом ООН и при наличии санкции Совета Безопасности ООН.

Россия ведет линию на расширение участия в международных механизмах защиты прав человека. Это предполагает, разумеется, и дополнительные обязательства государства перед собственными гражданами. Мы считаем важным соблюдение всеми государствами — членами Совета Европы решений Европейского суда по правам человека.

В марте 2003 г. Российская Федерация стала участником Конвенции МОТ № 182 о наихудших формах детского труда (1999 г.). Ее цель — принятие немедленных и эффективных мер по запрещению и искоренению наихудших форм детского труда. Теперь Россия входит в число стран, ратифицировавших все 8 основополагающих конвенций МОТ.

Важное значение придает Россия недавно созданному Международному уголовному суду (МУС) как первому постоянному судебному органу, призванному осуществлять правосудие от имени всего международного сообщества в отношении лиц, виновных в совершении самых тяжких международных преступлений — геноцида, преступлений против человечности, военных преступлений и преступления агрессии. Россия подписала Римский Статут МУС 13 сентября 2000 года. В настоящее время по поручению Президента России готовятся предложения о приведении российского законодательства в соответствие с нормами Статута. Политико-правовые аспекты, связанные с участием государств в Статуте МУС, подробно обсуждались в ходе прошедшей в Москве 4-5 февраля 2004 г. под эгидой МККК и Российской ассоциации международного права (РАМП) научно-практической конференции «Римский статут МУС: имплементация на национальном уровне», в которой принял участие Председатель МУС Ф.Кирш, а также в ходе Международной конференции «60 лет Победы, создания ООН и международное право» (27 — 30 июня 2005 г., Москва).

Наша страна стала более широко использовать судебные механизмы разрешения международных споров и проблем. В конце 2002 года Россией впервые было инициировано дело в Международном трибунале по морскому праву, и мы полностью удовлетворены решением этого авторитетного органа. Мы активно работаем в сфере отстаивания имущественных интересов России и ее граждан, в том числе, задействуя национальные судебные системы.

Использует наша страна и иные механизмы защиты интересов своих граждан. Так, в декабре 2003 года было подписано Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Украины об урегулировании претензий, возникших вследствие воздушной катастрофы, произошедшей 4 октября 2001 года. В мае 2004 г. Соглашение было одобрено Государственной Думой и Советом Федерации Российской Федерации. В июне 2004 г. Закон о ратификации Соглашения подписан Президентом Российской Федерации. В августе 2004 г. от Украины получено уведомление о выполнении внутригосударственных процедур, необходимых для вступления Соглашения в силу. В целях реализации указанного Соглашения 16 ноября 2004 г. Правительством Российской Федерации принято постановление № 640 «О распределении суммы урегулирования среди членов семьи жертв катастрофы российского самолета Ту-154М, произошедшей 4 октября 2001 г.», в соответствии с которым главным распорядителем денежных средств суммы урегулирования, выделяемой Украиной, является Минздравсоцразвития России. 19 ноября 2004 г. Соглашение вступило в силу. 13 декабря 2004 года одноразовая сумма урегулирования Украиной переведена России.

Приоритетной является работа по укреплению международно-правовых основ противодействия новым угрозам и вызовам. Наша страна ратифицировала разработанные и принятые в ООН при активном участии России Международную конвенцию о борьбе с бомбовым терроризмом 1997 года и Международную конвенцию о борьбе с финансированием терроризма 1999 года. В Cовете Безопасности ООН при активном участии России разработана и принята резолюция 1540 от 28 апреля 2004 года, нацеленная на недопущение попадания в руки т.н. «негосударственных субъектов» оружия массового поражения и средств его доставки. 13 апреля 2005 года Генеральная Ассамблея ООН приняла Международную конвенцию о борьбе с актами ядерного терроризма (инициатива России), продолжается работа над проектом всеобъемлющей антитеррористической конвенции (инициатива Индии).

Российская Федерация подписала Конвенцию Организации Объединенных Наций против транснациональной организованной преступности 2000 года и два Дополнительных протокола к ней. В апреле 2004 года они были ратифицированы Российской Федерацией.

Активно ведется работа по расширению двусторонней договорно-правовой базы сотрудничества нашей страны с зарубежными государствами в сфере борьбы с терроризмом, преступностью и наркоопасностью.

Одной из составляющих внешней политики России стало участие в Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), которую мы рассматриваем в качестве надежного механизма коллективного обеспечения национальной, региональной и международной безопасности, противодействия новым угрозам, терроризму, наркоторговле, торговле оружием.

Устав ОДКБ, принятый в октябре 2002 года, и другие основополагающие документы Организации нацелены на то, чтобы ОДКБ вносила вклад не только в формирование системы коллективной безопасности в Европе и Азии, но и содействовала укреплению международного правопорядка, реализации целей и принципов Устава ООН и норм международного права.

Изменения, происходящие в современном международном и национальном праве, привели к практически универсальному отказу от концепции абсолютного иммунитета в пользу доктрины функционального иммунитета, признающей за иностранными государствами право на иммунитет только в сфере публично-правовых отношений. Этот подход нашел свое отражение в принятой в декабре 2004 года под эгидой ООН при активном участии России Конвенции о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности.

Защита интересов граждан Российской Федерации за рубежом, поддержка российского бизнеса невозможны без эффективного межгосударственного взаимодействия в вопросах оказания правовой помощи по гражданским и торговым делам. Приоритетная цель на данный момент — преодоление барьеров между правовыми системами России, США и стран ЕС. Активная работа проводится по нескольким направлениям.

Во-первых, прилагаются усилия для достижения взаимовыгодных решений путем двусторонних переговоров. В этих целях ведутся консультации с представителями Евросоюза и США. Очертились перспективы усовершенствования механизмов правовой помощи.

Во-вторых, продолжается сотрудничество в рамках специализированных международных организаций. В 2001 году Россия вступила в Гаагскую конференцию по международному частному праву и присоединилась к Конвенции 1965 года о вручении за границей судебных и внесудебных документов. 30 июня 2005 года Конференция приняла при активном участии России Конвенцию о соглашениях о выборе суда, призванной стать первым многосторонним инструментом, регулирующим признание и исполнение иностранных судебных решений, в котором Россия сможет участвовать вместе с ведущими странами Западной Европы и государствами системы общего права.

Особое внимание, конечно, уделяется укреплению сотрудничества со странами СНГ. В 2001 году для России вступил в силу Протокол 1997 года к Минской конвенции 1993 года о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, оптимизирующий для государств Содружества процесс оказания правовой помощи. 7 октября 2002 г. подписана новая Конвенция по аналогичным вопросам, которая вступила в силу 27 апреля 2004 г. (для России пока не действует).

В соответствии с Соглашением от 19 сентября 2003 года, ратифицированным Российской Федерацией в апреле 2004 года, Республика Беларусь, Республика Казахстан, Российская Федерация и Украина приступили к формированию договорно-правовой базы Единого экономического пространства, под которым понимается экономическое пространство, объединяющее таможенные территории Сторон, основанное на единых принципах, обеспечивающих свободное движение товаров, услуг, капитала и рабочей силы, на котором проводится единая внешнеторговая и согласованная налоговая, денежно-кредитная и валютно-финансовая политика.

Читайте также:  ТОП 10 лучших вопросов для клиентов

Актуальной задачей для России остается упорядочение правовой сферы деятельности СНГ. В сентябре 2003 г. Советом министров иностранных дел государств — участников СНГ были приняты подготовленные по инициативе России Методические рекомендации по подготовке международно-правовых документов СНГ. Эти рекомендации направлены на приведение заключаемых в рамках Содружества документов в соответствие с требованиями международного права, прежде всего, Венской конвенции о праве международных договоров 1969 года. В ходе прошедших 30 июня 2004 г. в Москве консультаций руководителей юридических служб МИДов государств-участников СНГ были созданы условия для учреждения консультативного комитета руководителей правовых служб МИДов государств-участников СНГ. Принятие решения СМИД СНГ об образовании такого органа, призванного сфокусировать свое внимание как на актуальных международно-правовых проблемах СНГ, так и на активно обсуждаемых проблемах международного права в целом, станет важным вкладом в дело укрепления правовой базы СНГ.

Значительным событием стало создание Шанхайской организации сотрудничества, членами которой являются Казахстан, Китай, Киргизия, Россия, Таджикистан и Узбекистан. Россия принимает активное участие в международно-правовом оформлении деятельности этой организации. В рамках ШОС заключены следующие договоры: Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом 2001 года, Соглашение между государствами-членами Шанхайской организации сотрудничества о региональной антитеррористической структуре 2002 года, Соглашение о порядке формирования и исполнения бюджета Шанхайской организации сотрудничества 2003 года. 19 сентября 2003 года вступила в силу Хартия ШОС. 17 июня 2004 года были подписаны Конвенция о привилегиях и иммунитетах Шанхайской организации сотрудничества, Соглашение о банке данных Региональной антитеррористической структуры Шанхайской организации сотрудничества, Соглашение между государствами — членами Шанхайской организации сотрудничества о сотрудничестве в борьбе с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, а также Соглашение между Правительством Китайской Народной Республики и Шанхайской организацией сотрудничества об условиях пребывания Секретариата в Китайской Народной Республике и Соглашение между Шанхайской организацией сотрудничества и Правительством Республики Узбекистан об условиях пребывания Региональной антитеррористической структуры Шанхайской организации сотрудничества в Республике Узбекистан.

26 июля 2004 г. Президент Российской Федерации В.В.Путин подписал Федеральный закон «О присоединении Российской Федерации к Договору о дружбе и сотрудничестве в Юго-Восточной Азии».

Важным компонентом утвержденной в июле 2001 года Президентом России Морской доктрины страны на период до 2020 г. является правовое регулирование морской деятельности. Проводится большая работа по совершенствованию российского «морского законодательства», в частности, по обеспечению его соответствия нашим международно-правовым обязательствам в этой области. Россия постоянно держит в фокусе внимания вопросы обеспечения беспрепятственного прохода судов и военных кораблей в Мировой океан, борется с попытками вводить национальные правила в обход общепризнанных норм, гарантирующих свободу судоходства. Наша страна принимает деятельное участие в работе Международной морской организации по внесению изменений в действующие международные конвенции в направлении усиления мер по предотвращению актов терроризма на море и борьбе с ними. В этой работе мы исходим из необходимости обеспечить баланс интересов, обусловленных, с одной стороны, необходимостью усиления борьбы с терроризмом, а с другой — задачей сохранения свободы судоходства и прав моряков.

Актуальной задачей остается международно-правовое оформление государственной границы Российской Федерации и разграничение морских пространств. Из более чем 23 тыс. км государственной границы, подлежащей международно-правовому оформлению, в договорном порядке закреплено лишь немногим более 50% ее протяженности. МИД России совместно с другими компетентными ведомствами активно работает над всеобъемлющим оформлением границ, что включает не только их делимитацию и демаркацию, но и установление соответствующего режима, прямо затрагивающего, зачастую, довольно чувствительные аспекты гуманитарного и социального характера — приграничное сотрудничество, культурные обмены, родственные связи и т.д.

В 2003 году вступил в силу Договор между Российской Федерацией и Литовской Республикой о российско-литовской государственной границе и о разграничении исключительной экономической зоны и континентального шельфа в Балтийском море. С 2004 года действуют Договоры между Российской Федерацией и Украиной о российско-украинской государственной границе и о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива. В этом году ратифицировано Дополнительное соглашение между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой о российско-китайской государственной границе на ее Восточной части и подписаны важные договоры по пограничным вопросам между Российской Федерацией и Республикой Казахстан.

Российская Федерация в русле принципиальной линии на обеспечение верховенства права в мировых делах будет и впредь опираться на международное право в своей внешнеполитической деятельности, способствовать его укреплению и развитию.

Источник

О приоритете международного права над национальным

15 января 2020 года Владимир Путин в послании Президента Федеральному Собранию вынес на обсуждение ряд конституционных изменений. Первое среди них – изменение, гарантирующее приоритет Конституции над требованиями международных договоров и решениями международных органов.

Давайте разберемся с юридической стороной этого вопроса.

Что есть сейчас

В соответствии с частью 1 статьи 15 Конституции РФ

Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации.

То есть в Конституции установлено верховенство Основного закона над внутренним правом. Однако нас интересует выше ли Конституция международного права. Прямо на это Конституция ответа не дает.

В соответствии с частью 4 статьи 15 Конституции РФ

Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

При внимательном прочтении этой нормы видно, что ей предусмотрен приоритет международных договоров над законами. Значит для ответа на вопрос о том, выше ли Конституция международного права, и в частности международных договоров, нужно понять является ли Конституция законом в смысле этой нормы, то есть сказано ли в части 4 статьи 15 о том, что международный договор выше Конституции. Для ответа на этот вопрос нужно узнать официальное толкование этой нормы.

В соответствии с пунктом 4 статьи 3 Федерального конституционного закона от 21.07.1994 N 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» Конституционный Суд (КС) дает толкование Конституции. В соответствии со статьей 6 того же ФКЗ решения КС обязательны на всей территории Российской Федерации для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений.

В силу полномочия КС на толкование Конституции и обязательности его решений правовые позиции этого специального суда составляют неотъемлемую часть самой Конституции и подлежат непосредственному применению как любой закон. Значит если КС сформулировал позицию по вопросу соотношения Конституции и международного права, то мы должны непосредственно применять эту позицию, и принимать изменения в Конституцию нет необходимости.

Так вот такая позиция была сформулирована в пункте 2.2 Постановления Конституционного Суда РФ от 14.07.2015 N 21-П. Более того, она проходит красной нитью через все Постановление. КС пишет:

Вместе с тем, как следует из Конституции Российской Федерации, ее статей 4 (часть 1), 15 (часть 1) и 79, …, ни Конвенция о защите прав человека и основных свобод как международный договор Российской Федерации, ни основанные на ней правовые позиции Европейского Суда по правам человека, …, не отменяют для российской правовой системы приоритет Конституции Российской Федерации и потому подлежат реализации в рамках этой системы только при условии признания высшей юридической силы именно Конституции Российской Федерации.

Таким образом, КС однозначно решил вопрос о соотношении Конституции и международного права: Конституция имеет приоритет в силу суверенитета Российской Федерации, верховенства Конституции как основного закона и недопустимости имплементации в правовую систему государства международных договоров с нарушением конституционных предписаний.

Читайте также:  Вопросы которые нужно задать лучшему другу

Итак, мы выяснили каково существующее регулирование.

Президент Путин, внеся предложение, сказал следующее:

Необходимо внести изменения, которые гарантируют приоритет Конституции. Это означает буквально следующее: требования международных договоров и решения международных органов могут действовать только в той части, когда они не противоречат нашей Конституции.

То есть, фактически предложено закрепить в Конституции правовую позицию КС, которая итак имеет юридическую силу и непосредственное применение.

Не критикуя данное предложение по существу, скажу о трудностях реализации данного предложения. Дело в том, что статья 15 Конституции, которую мы рассматривали, относится к основам конституционного строя РФ (глава 1 Конституции) и в силу статьи 135 Конституции может быть пересмотрена только в особом порядке, также как и положения глав 2 и 9. Порядок этот следующий:

1. Положения глав 1, 2 и 9 Конституции Российской Федерации не могут быть пересмотрены Федеральным Собранием.

2. Если предложение о пересмотре положений глав 1, 2 и 9 Конституции Российской Федерации будет поддержано тремя пятыми голосов от общего числа членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы, то в соответствии с федеральным конституционным законом созывается Конституционное Собрание.

3. Конституционное Собрание либо подтверждает неизменность Конституции Российской Федерации, либо разрабатывает проект новой Конституции Российской Федерации, который принимается Конституционным Собранием двумя третями голосов от общего числа его членов или выносится на всенародное голосование. При проведении всенародного голосования Конституция Российской Федерации считается принятой, если за нее проголосовало более половины избирателей, принявших участие в голосовании, при условии, что в нем приняло участие более половины избирателей.

Что написано в этой статье: для внесения изменений в статью 15 Конституции надо пройти голосование в Парламенте, а затем созвать Конституционное Собрание, которое должно либо принять новую Конституцию (либо вынести ее проект на референдум) либо разойтись. Проблема состоит в том, что федеральный конституционный закон, в соответствии с которым должно созываться и работать Конституционное Собрание, еще не принят, хотя проекты этого закона есть. Да-да, Конституция (и данная 135 статья) вступила в силу в 1993 году, и с тех пор до настоящего времени такой важнейший закон не был принят. Что же делать?

Вариант 1. Принять ФКЗ о Конституционном Собрании и уже в соответствии с ним принимать изменения в статью 15. Если этого не сделать, конституционный порядок внесения изменений в Конституцию будет не соблюден.

Вариант 2. Внести изменения не в статью 15, а в статью 79 (глава 3 Конституции)[1].

В соответствии со статьей 79 Конституции

Российская Федерация может участвовать в межгосударственных объединениях и передавать им часть своих полномочий в соответствии с международными договорами, если это не влечет ограничения прав и свобод человека и гражданина и не противоречит основам конституционного строя Российской Федерации.

Предложение дополнить данную статью обоснованно в части приоритета Конституции над решениями международных организаций, но в части приоритета Конституции над международными договорами такое дополнение представляется обходом закона, а именно статьи 135 Конституции.

Вариант 3. Внести изменения не в статью 15, а в статью 125 Конституции (часть 2), то есть дополнить полномочия Конституционного Суда[2].

Сейчас КС не может проверять на соответствие Конституции вступившие в силу международные договоры, а проверка решений международных организаций возможна только силу пункта 3.2 статьи 3 ФКЗ о Конституционном суде. Предлагается дополнить полномочия КС так, чтобы он мог признавать международные договоры и решения международных организаций неконституционными и следовательно не подлежащими применению.

Это предложение в части полномочия по проверке конституционности вступившего в силу международного договора противоречит правовой позиции Конституционного суда, выраженной в Определении от 2 июля 2013 года N 1055-О.

КС пишет об этой позиции:

…проверка конституционности федерального закона о ратификации международного договора, в том числе по порядку принятия, по общему правилу, может быть осуществлена лишь до момента вступления данного международного договора в силу (который обычно не совпадает с моментом завершения процесса принятия соответствующего федерального закона о ратификации международного договора); иное не только противоречило бы общепризнанному принципу международного права pacta sunt servanda и ставило бы под сомнение соблюдение Российской Федерацией добровольно принятых на себя международных обязательств…

Источник



Юридический журнал онлайн

История образования ООН и правовые основы ее деятельности

В данной статье автор рассматривает историю возникновения и развития международных организаций на примере Священного союза, Лиги наций, ООН. Особое значение играет рассмотрение процесса образования ООН.

  • Автор: Кудинов Александр Сергеевич
  • Международное право
  •   2021-04-15
  • 394

Проблема реформирования Совета Безопасности ООН как актуальная задача международного права на современном этапе

В данной статье анализируются поиски решения реформирования Совета Безопасности ООН, рассматриваются основные подходы и исследуется необходимость и важность обновления действующего состава СБ ООН.

  • Автор: Хашин Даниил Олегович
  • Международное право
  •   2021-01-31
  • 602

Международные проблемы загрязнения космоса

Международные проблемы загрязнения космоса

Статья посвящена глобальным вопросам деятельности человека в космосе. Автором рассматриваются существующие на сегодня проблемные аспекты, связанные с загрязнением космического пространства, особое внимание уделено международным документам, регулирующим деятельность государств в космосе.

  • Автор: LegalBook
  • Международное право
  •   2020-01-05
  • 882

Международно-правовые аспекты в области защиты прав ребенка

Международно-правовые аспекты в области защиты прав ребенка

В статье исследуются актуальные вопросы защиты прав детей на международном уровне. Автор уделяет особое внимание положениям таким документам, как Конвенция о правах ребенка и Декларация прав ребенка.

  • Автор: LegalBook
  • Международное право
  •   2019-09-12
  • 3 804

Международно-правовое регулирование внешнеэкономических сделок. Основные международные конвенции

Международно-правовое регулирование внешнеэкономических сделок. Основные международные конвенции

В данной статье рассмотрены виды международных сделок, совершаемых в повседневной международной торговле, а также положения ключевых международных документов, регулирующие совершение внешнеэкономических сделок.

  • Автор: LegalBook
  • Международное право
  •   2019-08-28
  • 2 445

Понятие незаконного перемещения товаров через таможенную границу

Понятие незаконного перемещения товаров через таможенную границу

В статье затронуты проблемы перемещения товаров через таможенную границу РФ, а именно – существующие на сегодняшний день административные нарушения в данной сфере. Количество данных нарушений за последние годы стремительно возросло: этому способствовали в некоторой степени усилившиеся темпы внешнего товарооборота, а также активная внешнеэкономическая деятельность, ставшая гораздо более свободной, чем раньше.

  • Автор: LegalBook
  • Международное право
  •   2019-08-16
  • 1 384

Правовые аспекты международного сотрудничества в области атомной энергетики

Правовые аспекты международного сотрудничества в области атомной энергетики

В статье исследуются нормы основных международных документов в сфере использования ядерной энергии: рассматривается деятельность крупнейших международных организаций в данной отрасли, а также внимание уделяется вопросам безопасности международного сотрудничества в атомной промышленности.

  • Автор: LegalBook
  • Международное право
  •   2019-08-16
  • 1 014

Международно-правовое регулирование вооруженных конфликтов

Международно-правовое регулирование вооруженных конфликтов

В настоящей статье речь пойдет о нормативном регулировании конфликтов в международном праве, происходящих с применением оружия. Будут рассмотрены вопросы, касающиеся способов ведения войны, запрещенных видов оружия, а также основные международные соглашения, устанавливающие правила поведения для сторон, участвующих в вооруженном конфликте.

  • Автор: LegalBook
  • Международное право
  •   2019-08-04
  • 2 706

Международно-правовое регулирование труда

Международно-правовое регулирование труда

В статье рассматриваются основные международные организации, задачей которых является правовое регулирование труда и занятости. Приводится краткий анализ международных нормативно-правовых актов в сфере труда, их сущности и значения для национального законодательства стран-участниц международных договоров и соглашений.

  • Автор: LegalBook
  • Международное право
  •   2019-06-12
  • 3 540

Особенности правового статуса иностранного юридического лица

Особенности правового статуса иностранного юридического лица

В данной статье рассматривается положение иностранных организаций в международном частном праве как субъектов различных правоотношений, исследуется специфика международных организаций, являющихся субъектами в международных договорах, соглашениях и т.д. Также будут рассмотрены нормы международного и отечественного законодательства, регулирующие международные частно-правовые отношения между такими юридическими лицами и коллизии, существующие в международном праве.

Источник