О вызове и допросе врача проводившего освидетельствование об истребовании документов

Как подготовиться к допросу

Не обязательно быть обвиняемым, чтобы попасть на допрос к следователю. Достаточно быть сотрудником организации, против главы которой ведется налоговое преследование. О чем следует помнить на допросе и как к нему подготовиться заранее? Что нужно говорить следователю? Ответы на эти и многие другие вопросы — в нашем материале.

Допросу в качестве подозреваемых по уголовным налоговым делам чаще всего подвергаются генеральный директор и главный бухгалтер компании. Ведь именно они несут ответственность за хозяйственную деятельность фирмы и соблюдение действующего законодательства. Но на допрос могут вызвать и любых других работников, будь то уборщица или секретарь. Поэтому сотрудникам фирмы будет нелишним узнать об особенностях этой процедуры хотя бы для того, чтобы не подставить себя или своих коллег.

Преступники, пособники и подстрекатели

Как мы уже сказали, в основном в налоговых преступлениях обвиняются руководитель и главный бухгалтер фирмы. При этом согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 28.12.2006 N 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления» к числу субъектов преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ, могут относиться также лица, фактически выполнявшие их обязанности.

Кроме того, к уголовной ответственности как пособники в совершении преступления могут быть привлечены и иные служащие организации-налогоплательщика, но только если будет доказано, что они умышленно содействовали его совершению. Например, это могут быть сотрудники бухгалтерии, оформлявшие первичные финансовые документы организации. Также как организатор, подстрекатель либо пособник по уголовному делу может проходить лицо, организовавшее совершение преступления либо склонившее к его совершению руководителя, главного бухгалтера или иных сотрудников компании.

Как подготовиться к допросу?

При проведении допроса в обязательном порядке должен присутствовать адвокат. Показания подозреваемых, полученные следователем в его отсутствие, являются недопустимыми доказательствами и не имеют юридической силы (ст. 75 УПК РФ).

На практике следователи редко явно нарушают данную норму УПК РФ. В то же время зачастую допрос лица, выступающего по делу свидетелем, может проходить и без адвоката. После такого допроса лицо может быть допрошено повторно, но уже в новом качестве — как подозреваемый. В любом случае перед началом допроса лучше проконсультироваться с адвокатом, который может заранее спрогнозировать вопросы следователя и подготовить на них ответы.

Напомним, что адвокат имеет право участвовать в уголовном деле с момента его возбуждения в отношении конкретного лица. Поэтому руководителю организации следует обратиться к адвокату сразу же, как только ему стало известно о возбуждении дела. Более того, мы рекомендуем прибегнуть к помощи адвоката, как только правоохранительные или налоговые органы начинают проверку деятельности организации. Ведь в ходе нее осуществляется сбор данных, на основании которых в дальнейшем может быть возбуждено уголовное дело 1 . Привлечение адвоката на стадии доследственной проверки является наиболее эффективным.

В ходе допроса свидетель или подозреваемый вправе пользоваться документами и записями, поэтому заучивать наизусть ответы на возможные вопросы следователя не обязательно.

Права подозреваемого при проведении допроса регламентируются ст. 46 УПК РФ. В частности, он вправе:

  • знать, в чем он подозревается, и получить копию постановления о возбуждении уголовного дела. Как правило, подозреваемый получает копию постановления о возбуждении уголовного дела при проведении первого следственного мероприятия с его участием (например, допроса или обыска);
  • давать показания по поводу имеющегося в отношении его подозрения либо отказаться от дачи таких показаний;
  • пользоваться помощью адвоката;
  • представлять те или иные доказательства;
  • заявлять ходатайства и отводы.

Допрос проводится следователем в его рабочем кабинете или в месте нахождения допрашиваемого, например в кабинете генерального директора компании или главного бухгалтера. При необходимости провести допрос в помещении следственного органа допрашиваемый вызывается повесткой. Ее вручают лицу, вызываемому на допрос, под расписку либо передают с помощью средств связи. Также повестка может быть вручена совершеннолетнему члену его семьи либо администрации по месту его работы, которые обязаны передать повестку лицу, вызываемому на допрос.

Пример
Оперуполномоченный привез повестку о вызове на допрос по месту проживания подозреваемого, который на тот момент дома отсутствовал. Повестка была вручена дежурной по подъезду (консьержу). На допрос подозреваемый не явился. Однако никаких правовых последствий для него это не повлечет: повестка не была должным образом доставлена.

При неявке на допрос без уважительных причин лицо может быть подвергнуто приводу, то есть принудительному доставлению к следователю. Причем на практике данная норма применяется довольно часто. Неявка может также послужить поводом для изменения меры пресе чения.

Так, по уголовным делам налоговой направленности в 95% случаев в качестве меры пресечения выбирается подписка о невыезде и надлежащем поведении. Подозреваемый дает письменное обязательство не покидать постоянное или временное место жительства без разрешения следователя и в назначенный срок являться по его вызовам. В случае неявки на допрос без уважительной причины мера пресечения может быть изменена на заключение под стражу, то есть фактическое лишение свободы на время следствия. Поэтому рекомендуем заранее уведомить следователя о причинах неявки и по возможности направить следователю заказным письмом или по факсу документы, которые ее оправдывают (например, больничный листок).

Допрос не может длиться более 4 часов без перерыва. Общая продолжительность допроса в течение дня не должна превышать 8 часов. При наличии медицинских показаний продолжительность допроса устанавливается на основании заключения врача (ст. 187 УПК РФ).

Напомним, что производство следственного действия в ночное время не допускается. Исключения — случаи, «не терпящие отлагательства» (ст. 164 УПК РФ). Что относится к таким случаям, следователь определяет по собственному усмотрению, поэтому теоретически допрос может проводиться и ночью. Хотя на практике по налоговым делам подобное бывает крайне редко. В большинстве случаев необходимость в этом отсут ствует.

Вопросы следователя

По ст. 189 УПК РФ следователь свободен при выборе тактики допроса. Это означает, что он может задавать любые вопросы для установления обстоятельств, имеющих значение для расследования и разрешения уголовного дела. Как правило, следователь задает вопросы, направленные на документирование информации:

  • о деятельности организации (адреса офисных и складских помещений, основной вид деятельности, используемая система налогообложения, лица, обладавшие правом первой и второй подписи, и т. п.);
  • о действиях налогоплательщика, совершение которых имело целью уклонение от уплаты налогов (например, содержание хозопераций, их документальное оформление, фамилии должностных лиц организации, причастных к незаконным действиям, и т. п.).

Действия защиты

В ходе допроса адвокат вправе давать подзащитному в присутствии следователя краткие консультации. Адвокат также может сам с разрешения следователя задавать вопросы подзащитному. Следователь имеет право отвести вопросы защитника, но обязан их занести в протокол допроса.

Таким образом, подозреваемый перед ответом на любой вопрос следователя всегда имеет возможность проконсультироваться со своим адвокатом. Заранее подготовленные ответы на вопросы, заданные адвокатом, позволяют направить ход допроса в нужное русло и отразить в протоколе допроса факты, аргументирующие позицию защиты. Адвокат вправе делать письменные замечания по поводу правильности и полноты записей в протоколе допроса, а также делать заявления о нарушениях прав и законных интересов подзащитного.

Отказ от допроса

По ст. 51 Конституции РФ подозреваемый имеет право отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (супруги) и близких родственников. Однако в некоторых ситуациях отказ от дачи показаний может иметь серьезные негативные последствия 2 .

В соответствии с УПК РФ следователь обязан проводить проверку полученных доказательств, к которым, помимо прочего, относятся и показания подозреваемого. Его отказ от дачи показаний, по сути, избавляет следственные органы от необходимости опровергать факты, изложенные, например, в показаниях свидетелей. Это позволяет направлять ход следствия в обвинительное русло. В результате отказа от дачи показаний позиция защиты в уголовном деле как таковая отсутствует.

Отказаться от дачи показаний на основании ст. 51 Конституции РФ имеет смысл только в том случае, если подозреваемый не успел окончательно выработать позицию защиты.

Пример
Сотрудниками УНП ГУВД по г. Москве проводилась проверка компании. В ее ходе было установлено, что фирма закупала электротехническую продукцию у фирмы-однодневки. Генеральный директор и главный бухгалтер проверяемой организации отказались от дачи показаний об отношениях с этим поставщиком в соответствии со ст. 51 Конституции РФ. По результатам проверки сотрудниками УНП было возбуждено уголовное дело в отношении генерального директора и главного бухгалтера (ч. 2 ст. 199 УК РФ). Проведены обыски как в офисе организации, так и по адресам проживания ее руководящих лиц.

Привлеченным для защиты адвокатом было установлено следующее. Организация закупала продукцию у одного из своих поставщиков, который выставлял счета на оплату от имени различных организаций (в том числе от фирмы-однодневки).

Учитывая собранную информацию, адвокат настоял на необходимости дачи подробных показаний генеральным директором и главным бухгалтером по поводу взаимоотношений между их компанией и поставщиком. Одновременно адвокатом было заявлено:

  • ходатайство о допросе в качестве свидетелей сотрудников отдела закупок компании;
  • ходатайство о приобщении к делу вещественных доказательств, подтверждающих факт выставления поставщиком счетов от проблемных организаций (деловая переписка).
Читайте также:  Роль общественного сектора в экономике

В результате уголовное преследование в отношении генерального директора и главного бухгалтера было прекращено в связи с отсутствием в их действиях состава преступления.

Как следует из примера, в подобной ситуации можно было избежать возбуждения уголовного дела, если бы необходимые пояснения были даны директором и главным бухгалтером на стадии доследственной проверки.

Помимо руководителя и главного бухгалтера, следователь может допросить в качестве свидетелей других лиц, имеющих отношение к деятельности организации (учредителей, сотрудников организации, должностных лиц контрагентов проверяемой компании-налогоплательщика и т. д.). Свидетель может быть допрошен о любых обстоятельствах, относящихся к данному уголовному делу.

Виновность лица, совершившего уклонение от уплаты налогов, устанавливается на основании совокупности доказательств. Поэтому допросы свидетелей являются доказательствами по уголовному делу наравне с показаниями самого подозреваемого, вещественными доказатель ствами, заключениями эксперта и т. д.

Свидетель, как и подозреваемый, имеет право явиться на допрос с адвокатом. Он несет уголовную ответственность за отказ от дачи показаний (ст. 308 УК РФ) и за дачу заведомо ложных показаний (ст. 307 УК РФ).

Он может отказаться свидетельствовать только против самого себя, своего супруга (супруги) и других близких родственников (ст. 51 Конституции РФ).

___________
1 См. подробнее: Иванычев Д.С. Внезапная проверка ОНП: тактика поведения // Налоговые преступления. 2008. Вып. 1. С. 38-43.

2 См. подробнее: Дело N (Савеловский суд) // Налоговые преступления. 2008. Вып. 2. С. 20-25.

П.В. Ларин,
старший юрист консалтинговой группы «Налоговик»,
кандидат юрид. наук

Журнал «Арбитражное правосудие в России» N 03/2009, П.В. Ларин, старший юрист консалтинговой группы «Налоговик», кандидат юрид. наук

Источник

Вызвали на допрос

Вызвали на допрос

Оказаться перед следователем может любой человек в качестве подозреваемого/обвиняемого, свидетеля или потерпевшего. Рассмотрим, как следует себя вести в такой непростой ситуации.
Допрос представляет собой следственное действие, при котором обвиняемый, потерпевший или свидетель предоставляет информацию по делу. Следователь чаще всего проводит допрос в своем кабинете, но в некоторых случаях допрос может проводиться в вашей организации, дома или в ином месте. Перед тем как отвечать на вопросы, узнайте, в какой форме будет проводиться допрос. Он может проводиться в виде беседы без протокола (опроса). В случае проведения беседы без протокола, можете спокойно ответить на все вопросы. При этом следует помнить, что данные полученные в ходе этой процедуры не являются доказательством по уголовному делу, но могут использоваться для поиска фактов, подтверждающих вашу виновность.

Если вы нашли повестку в почтовом ящике или вас вызывают на допрос посредством телефонного звонка, имеете право не приходить. Однако в том случае, когда повестку вам лично вручает участковый или сотрудник оперативной службы и просит расписаться, необходимо явиться. Иначе вас могут доставить на допрос в принудительном порядке.
В документе должно быть указано в качестве подозреваемого, потерпевшего, обвиняемого или свидетеля, вас будут допрашивать. Когда в повестке нет таких данных, выясните их, так как от этого зависят ваши права и обязанности.

Процесс проведения допроса

Следователь сначала установит вашу личность и проверит данные, зафиксирует адрес и ФИО. Затем он разъяснит ваши права, если этого не проводилось, то вы впоследствии, можете признать допрос незаконным. Кроме этого, следователь обязан спросить есть ли у вас желание давать показания и признаете ли вы себя виновным. Если вы решили не отвечать на вопросы, а следователь принуждает к допросу, придерживайтесь своей позиции.

  • следователь не имеет права задавать наводящие вопросы;
  • сотрудник, проводящий допрос не должен угрожать допрашиваемому, а также создавать ситуации опасные для жизни и применять насилие.

Как прервать допрос раньше положенного времени? Допрос может продолжаться более четырех часов. Если вы выдержали это время, но процедура еще не завершена, попросите сделать перерыв для приема пищи и отдыха. Помимо этого, требуйте прервать допрос, когда следователь своими вопросами поставил вас в тупик или если вы устали. Для этого, скажите, что ваше самочувствие ухудшилось, следователь вызовет врачей и по их рекомендации допрос отложат.

Как отвечать на вопросы следователя?

  • интересуйтесь, по какой причине вас вызвали;
  • говорите уважительно и обращайтесь к следователю на «вы», не грубите;
  • требуйте переводчика, если у вас другая национальность, а допрос ведется на русском языке;
  • просите, чтобы вам задавали только конкретные вопросы;
  • отвечайте односложно, ничего не объясняйте, лучшая тактика: вопрос-краткий ответ;
  • сохраняйте спокойный тон, на любой вопрос отвечайте после небольшой паузы;
  • не подписывайте протокол об отказе от адвоката, если вам предлагают это сделать.

Протокол допроса

  • он безразличен к результату;
  • ему необходимо получить образцы вашего почерка.

Ошибки следователя

  • неверно указанные данные в протоколе;
  • отсутствие подписи на всех листах документа.

Допрос обвиняемого

Обвиняемым считается гражданин, которому официально предъявлено обвинение в преступлении. Его должен допросить следователь сразу после официального обвинения. Если обвиняемый при первом допросе отказывается от дачи показаний, повторно проводить данную процедуру можно только с его просьбы. Обвиняемый не несет ответственности за предоставление ложной информации. Это значит, что он может менять свои показания на допросе. В таком случае, следует помнить, что суд воспримет это как уклонение от ответственности.
На допросе желательно присутствие адвоката. Лучше всего воспользоваться услугами проверенного друзьями или родственниками адвоката. Если такой возможности нет, обратитесь в юридическую компанию. Допрос, проведенный без присутствия адвоката, считается незаконным. Исключением являются те случаи, когда обвиняемый составил письменный отказ от защитника.

О процессуальном положении обвиняемого можно подробнее узнать в этой статье.

Особенности допроса свидетеля и потерпевшего.

Если следователь считает, что человек обладает информацией об обстоятельствах совершения преступления, то может допросить его в качестве свидетеля. Граждан, пострадавших от преступления вызывают на допрос в качестве потерпевших. Потерпевший и свидетель ответственны за дачу, заведомо ложных показаний.
Также потерпевший/свидетель несут уголовную ответственность за отказ от дачи показаний, если эти показания не касаются их самих или их близких.

Подробнее о процедуре допроса свидетеля, его правах и обязанностях, можно ознакомиться в статье Свидетель по уголовному делу.

Источник

Адвокат: Если уголовные дела против врачей возбуждаются, это не значит, что они преступники

На депутатов, как и на медиков, статистика по уголовным преступлениям, совершенным врачами, производит парализующее впечатление. Поэтому Госдума будет изучать, как применяются 109-я и 118-я статьи Уголовного кодекса РФ в отношении медицинских работников. «Доктор Питер» узнал, что на самом деле, эта статистика не так страшна, как кажется.

Нижняя палата парламента приняла поручение, в котором приводятся цифры, обнародованные Следственным комитетом РФ: «В 2018 году зафиксировано 6500 жалоб на действия медиков, по ним возбуждено 2029 уголовных дел, 300 из них дошли до суда. За последние шесть лет число уголовных дел в отношении медработников возросло в шесть раз». Уголовное преследование врачей чаще всего ведется по статье 109 УК РФ («причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей») и статье 118 УК РФ («причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности»). Депутаты считают, что слишком размытая квалификация этих статей позволяет установить умысел на совершение преступления и в случае врачебных ошибок, и когда врач пытается спасти жизнь пациента. «Доктор Питер» выяснил, что есть и другое мнение: много уголовных дел возбуждается, потому что следствие часто не понимает, с чем работает. Так считает Ольга Зиновьева, адвокат ONEGINgroup.

— Ольга Владимировна, статистика, которую собрались обсуждать депутаты, действительно пугает: тысячи жалоб и заведенных по ним уголовных дел.

— Эти цифры отражают действительность только отчасти. Потому что нам не говорят, сколько из 300 дел, дошедших до суда, было прекращено по реабилитирующим и нереабилитирующим основаниям. В одном из докладов Александра Бастрыкина прозвучала только одна цифра: «было вынесено всего 12 оправдательных приговоров». У медицинской общественности, у населения складывается ужасное впечатление, что остальные-то завершились приговорами обвинительными. На самом деле это не так. Подавляющее (стремящееся к 90 процентам) большинство расследуемых СК «медицинских» дел (напомню, в прошлом году их было 2029) «умирает» на досудебной стадии. А дела, переданные в суд, выглядят настолько плохо и зачастую формально поддерживаются гособвинением, что значительная их часть прекращается в суде. И это при том, что в судах обвинительный уклон, безусловно, есть. Это видно по статистике Верховного суда по всем рассмотренным делам: в 2018 году было вынесено 99,7% обвинительных приговоров. При этом я могу с уверенностью говорить: у судей практически всегда есть желание и умение разбираться в «медицинских» делах. В 2017 году в России было вынесено 30 обвинительных «врачебных» приговоров (я оперирую статистикой, озвученной заведующим кафедрой оргздрава и медицинского права СПбГУ на конференции «Медицинский бизнес» 18 сентября 2019 года). Не думаю, что между 2017 и 2018 годами — большая статистическая разница. То есть с некоторым допущением можно считать, что среднее число рассмотренных судами до стадии приговора «врачебных» дел составляет 42-45 в год. Из которых 12 (!), то есть 26,6% — оправдательные. И это на фоне 0,3 процентов оправдательных приговоров по всем делам.

Читайте также:  Урок 15 Урок проект Глобальные проблемы человечества

— Зачем заводятся 2029 уголовных дел, если до суда доходит только седьмая часть из них? На расследование тратятся силы следователей, деньги госбюджета?

— Причины возбуждения уголовных дел при отсутствии оснований и причины последующего прекращения на досудебной стадии – некачественная проверка заявлений, слабое расследование, плохая доказательная база, формальный подход к оценке доказательств, неправильная квалификация, нарушение прав подследственных. По моему мнению, общий уровень следствия по «медицинским» делам невысокий. Ни в коем случае так нельзя сказать обо всех следователях, я видела прекрасные примеры профессиональной следовательской – фактически исследовательской работы, однако в большинстве случаев я сталкиваюсь с тем, что они не могут адекватно расследовать «врачебные» составы. Следователи зачастую не умеют общаться с врачами-свидетелями, врачами-обвиняемыми и врачами-подозреваемыми. Часто не хотят и, к сожалению, не могут понять, с чем в расследовании они столкнулись, что пытается донести до них врач. При этом следователь прекрасно осознаёт силу своей власти и нередко, в зависимости от общего уровня своей культуры, охотно её демонстрирует, пользуется тяжёлым стрессом, который испытывает врач под вниманием правоохранительных органов. Врачи, как правило, интеллигентные люди, тоже не умеют разговаривать с следствием. Например, в одной из городских больниц погиб пациент, дело расследует транспортное следствие. Допрос лечащего врача. Вопрос: «Когда вы видели пациента последний раз?». Ответ врача: «Я проходил мимо реанимации, увидел, что у пациента — клиническая смерть, поучаствовал в реанимационных мероприятиях. У него восстановилось сердцебиение и дыхание, однако через 40 минут он умер». Следователь снова спрашивает: «Значит, пациенту стало лучше?» Врач не готов к такой примитивной интерпретации и не понимает, как должен отвечать: «В каком-то смысле лучше — сначала он был мертвый, потом стал живой». Следователь удовлетворенно записывает: «Состояние пациента улучшилось». А раз он потом умер, значит, состав преступления есть.

Позиция Верховного суда по причинно-следственной связи, на основании которой устанавливается вина обвиняемого, выражена в обзоре судебной практики от ноября 2015 года: «несовершение необходимого действия, либо совершение запрещаемого действия должно быть обязательным условием наступившего последствия, то есть таким условием, устранение которого (или отсутствие которого) предупреждает последствие». Если такой неизбежности нет, то связь не прямая, либо ее нет вовсе.

Например, врач при выполнении колоноскопии под наркозом допустил перфорацию кишечника «дугой» эндоскопа и не имел возможности своевременно её обнаружить. Пациент через час умер на столе. Возбуждено, расследовано и передано в суд уголовное дело, в суде оно рассматривается более года. Перфорация кишечника — дефект медицинской помощи? Да, защита это не оспаривает. Если бы не перфорация, пациент остался бы жив? Наверняка. Таким образом устанавливается прямая причинно-следственная связь. И это защита не оспаривает. Но мы говорим о том, что перфорация возможна и при правильном выполнении процедуры, а следствие так и не доказало, что нарушил врач: может быть, как-то неправильно манипулировал аппаратом, может, переусердствовал с давлением или наоборот, были какие-то клинические признаки перфорации, а он их не распознал? По делу проведены две судебно-медицинские экспертизы, они подтвердили, что дефектов самой манипуляции, самих мануальных действий врача не выявлено. А перфорация является описанным в медицинской литературе возможным осложнением – ею никто не гордится, но в среднем на одну тысячу таких исследований бывают 1-2 перфорации. То есть прямая причинно-следственная связь есть, а состава преступления нет. Почему это нельзя было выяснить следствию до выхода в суд? Почему вопросы, исследуемые судом по инициативе защиты, прямо влияющие на судьбу дела, не заинтересовали следствие на его этапе? В результате дело прекращается за отсутствием состава преступления.

— Получается, если бы следствие проводилось более профессионально, оно бы правильно доводило медицинские дела до судов и чаще бы их «выигрывало»?

— Если бы оно было более внимательным и вдумчивым, оно не возбуждало бы эти уголовные дела, а возбудив, прекращало бы, убедившись в отсутствии судебных перспектив. Суд принимает решение об оправдательном приговоре, когда обвинение,не представило достаточных доказательств виновности подсудимого. И именно следствие должно было разглядеть, что уголовного дела не должно быть, потому что преступления нет.

— Вероятно, этого не происходит, потому что оно готово поддерживать навязанную идею о «врачах-убийцах»? И суды тоже обычно сразу встают на сторону потерпевшего.

— Часто изначально да. Но в какой-то момент мы видим, как наступает «перелом», и суд меняет отношение к подсудимому, он хочет и может разбираться в деле.

Уголовные дела прекращаются как по реабилитирующим, так и по нереабилитирующим основаниям. К нереабилитирующим основаниям по «врачебным» делам чаще всего относится прекращение за истечением срока давности. Многие врачи, осознающие несправедливость обвинения и свою невиновность, часто не настаивают на расследовании или рассмотрении дела после истечения срока давности, несмотря на то, что хотят оправдать свое честное имя: они измотаны многомесячным, иногда многолетним следствием и часто принимают решение о прекращении дела. Я как адвокат, конечно, заинтересована в оправдательном приговоре, но если у человека кончились силы, и он не хочет ждать еще полгода или год, я не могу настаивать. Тогда моя задача – сделать всё, чтобы уголовное дело было корректно прекращено и права моего подзащитного не были нарушены.

— За прекращение дела по реабилитирующим основаниям расплачиваемся мы — налогоплательщики.

— Да, потому что платит не заявитель, а государство. Например, одно из «наших» уголовных дел, которое завершилось оправданием врача, расследовалось 4 месяца и более 1,5 лет рассматривалось в суде. Представляете, через что человек прошел несмотря на то, что состава преступления нет? Суд постановил взыскать с государственной казны более миллиона рублей в качестве компенсации судебных расходов и морального вреда. По сути, платят налогоплательщики за то, что СК возбуждает уголовные дела, которые суд вынужден прекращать по реабилитирующим основаниям.

— Может быть, некачественное расследование медицинских уголовных дел объясняется тем, что их слишком много? Ну зачем, скажем, Следственный комитет брался за расследование дела Анастасии Шпагиной, которой пластический хирург испортил нос? Ужасно, конечно, но это не уголовное преступление.

— С делом Анастасии Шпагиной все понятно, оно яркое, «громкое», распиаренное передачей «Пусть говорят», растиражированное в соцсетях. У девушки нашлись такие же блогеры-защитники, какие-то общественники, депутаты, которые написали много гневных обращений в Следственный комитет, и он старался, год расследовал. При этом какого-либо вреда здоровью от действий хирурга и тем более гибели потерпевших не было, суд вынес оправдательный приговор. Если у пострадавшей были претензии – она могла бы обратиться в суд в гражданско-правовом порядке и попытаться выиграть дело.

Почему так много обращений в СК? Потому что по разным причинам пострадавшим удобнее обращаться именно туда. Кто-то не знает, куда нужно обращаться с гражданским иском, кто-то думает, что, если его, условно, прищемили дверью, это уже преступление. Но в суде, если ты истец, надо работать — доказывать, что ты пострадал, понес определенные денежные потери. А когда обращаешься в СК, следователь выполняет функции «государственного представителя» с огромными полномочиями: проводит следственные действия, назначает экспертизу. Поэтому некоторым проще обратиться в Следственный комитет и ждать, пока следователь все сделает вместо тебя.

— Но прежде, чем возбуждается уголовное дело, проводится доследственная проверка. И если даже следствие в какой-то момент понимает, что перспектива у дела слабая, почему в возбуждении уголовного дела не отказывают? Из-за предвзятости?

— Следователи должны быть предвзятыми, это их работа. Думаю, что тут много причин, одна из них — неправильная оценка события пострадавшими. И тогда они жалуются на то, что следствие им отказало. А следователь, отказавший в возбуждении уголовного дела, должен аргументированно объяснить, почему он отказал, и отстоять свою точку зрения во множестве инстанций, сделать все, чтобы избежать жалоб от потерпевших. Ещё хуже ситуация с уже возбуждёнными делами.

К примеру, я представляла сторону потерпевшей по уголовному делу по гибели ребёнка в родах, оно было прекращено (сейчас по этим обстоятельствам рассматривается гражданское дело). По заключению первой судебно-медицинской экспертизы, ребенок родился живым и умер сразу после рождения. И это дало основание для возбуждения дела по факту гибели человека. Последующие экспертизы показали, что ребёнок родился мёртвым, а признаки живорождения объяснялись активными реанимационными мероприятиями. А если нет смерти человека — нет и состава преступления. Мы с моей доверительницей адекватно оцениваем ситуацию и понимаем, что в возбуждении уголовного дела отказано законно, но следователь опасался даже выдавать нам постановление о прекращении уголовного дела из опасений, что мы будем жаловаться.

— Может, поэтому и было решено создавать отдельную структуру для расследования «медицинских дел»? Чем уже специализация, тем выше профессиональный уровень?

— На мой взгляд, создание специализированных отделов – разумный способ повысить квалификацию сотрудников, расследующих такую высокоинтеллектуальную категорию дел. Однако самого формирования отделов и издания специальных методичек явно недостаточно. Грамотное расследование «врачебных» дел требует широкой эрудиции, глубокого понимания предмета, вдумчивого анализа доказательств, широкий спектр которых дает УПК. Нужно уметь оценивать разумные доводы защиты, увидеть перспективу не только в передаче дела в суд, но и «посмотрев за горизонт», увидеть его возможную судьбу в судебном процессе.

Читайте также:  Понятие и основы местной структуры самоуправления

— А как же активно обсуждаемая идея о введении уголовных статей специально для врачей?

— В Уголовном кодексе 11 статей, которые так или иначе могут быть применены к профессиональным действиям медицинских работников. Их количество явно не выглядит недостаточным.

Сомневаюсь, что эта законодательная инициатива будет в итоге поддержана. В жизнеспособность этой идеи верит СК и, к сожалению, Национальная медицинская палата. Меня и моих коллег – профессиональных медицинских адвокатов позиция НМП изумляет: вместо того, чтобы своим общественным авторитетом противодействовать этому, НМП начала переговоры о том, как эти статьи будут звучать и какие в них должны быть формулировки. К примеру, вместе с СК участвовала в обсуждении вопроса, не сделать ли плод субъектом права? Хотя по этому вопросу Минюст и Верховный суд выскажутся без СК и НМП в своих заключениях на законопроект. На мой взгляд, такое «заигрывание» со Следственным комитетом противоестественно и рождает вопрос: чьи именно интересы выражает Национальная медицинская палата?

Зачем нужны статьи специально для врачей? Почему не ввести в УК специальные статьи для других массовых профессий? СК объясняет необходимость их введения тем, что очень сложно работать над составлением статистики по врачебным делам, потому что нет квалификации «врач» в Уголовном кодексе. Да, ее нет, как нет в УК в качестве спецсубъектов «поваров» или «электросварщиков», к примеру.

Я не говорю о том, что врачи не совершают преступлений. К сожалению, совершают, как и представители других профессий. Но не следует менять законодательство, тем более такого уровня как кодифицированный нормативный акт, только потому, что следователям трудно расследовать такие дела.

Источник



О вызове и допросе врача проводившего освидетельствование, об истребовании документов

Административная ответственность, предусмотренная статьями 12.8 и частью 3 статьи 12.27 КоАП РФ, наступает в случае установленного факта употребления вызывающих алкогольное опьянение веществ, который определяется наличием абсолютного этилового спирта в концентрации, превышающей возможную суммарную погрешность измерений, а именно 0,16 миллиграмма на один литр выдыхаемого воздуха, или в случае наличия наркотических средств или психотропных веществ в организме человека.

Соотношение между мг/л и промиллями = 0,45

1 промилле = 0,45 мг/л

сохраняя пропорцию 0,16 мг/л=0,16 / 0,45 = 0,3555

0,16 мг/л = 0,356 промилле

С учетом всех погрешностей алкотестера показания не должны превышать 0,16 мг/л или 0,356 промилле

Существует два вида освидетельствования.

Медицинское освидетельствование (МОСО)— проводит врач (в сельской местности — фельдшер) в соответствии с нормативными документами Минздрава РФ.

Освидетельствование на состояние алкогольного опьянения (ОСАО)— проводится инспектором ДПС в присутствии двух понятых или фиксации процедуры на видео.

Водитель может отказаться от освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, тогда он подлежит направлению на медицинское освидетельствование или инспектор может отпустить водителя.

Водитель может согласиться или не согласится с результатами. Если водитель не согласен с результатами, то ИДПС обязан направить водителя в медицинское учреждение, для проведения медицинского освидетельствования или инспектор может отпустить водителя.

ИДПС может направить водителя на медицинское освидетельствованиепри отрицательных показаниях прибора, имея основания полагать, что водитель находиться в состоянии наркотического или иного опьянения.

В Акте освидетельствования на состояние алкогольного опьянения нужно указывать, что с результатами несогласен, тогда ИДПС обязан направить водителя в больницу, где освидетельствование проведет врач.

Врач проводит освидетельствование на основании Приказа Минздрава РФ от 14.07.2003 N 308 «О медицинском освидетельствовании на состояние опьянения».
Врач сможет установить состояние опьянения только при показания алкотестера более 0,16 мг/л = 0,356 промилле.

Согласно изменениям в указанный приказ Минздрава РФ, врач выносит заключение о состоянии опьянения несмотря на отсутствие или наличие клинических признаков опьянения.

Требоваиня предъявляемые к процедуре медицинского освидетельстваования на состояние опьянения (МОСО).

Освидетельствование может проводиться:
– в медицинской организации, имеющей лицензию на осуществление медицинской деятельности с указанием соответствующих работ и услуг;
– в специально оборудованный для проведения медицинского освидетельствования передвижной медицинский пункт, соответствующий установленным Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации требованиям.

В приказе Минздрава РФ от 14 июля 2003 г. № 308 «О медицинском освидетельствовании на состояние опьянения» содержаться требований к передвижному медицинскиму пункту:
– салон должен быть оборудован резиновой дорожкой шириной 0,6 м и длиной не менее 3 м для проведения пробы на устойчивость походки;
— высота салона при этом должна быть не менее 1,85 м;
– проемы дверей должны быть оборудованы подножками;
– салон должен быть оборудован 2 рабочими сиденьями для медицинского персонала, сиденьем для освидетельствуемого и рабочим столом. Встроенная мебель должна иметь в своем составе вешалку для верхней одежды;
– бортовой холодильник для хранения биологических проб должен иметь объем не менее 10 л;
– салон ППМО должен быть оборудован умывальником с запасом чистой воды не менее 7 л и емкостью для сбора отработанной воды объемом не менее 10 л, биотуалетом, а также съемным пластмассовым (герметичным) мусоросборником не менее 30 л;
– передвижной пункт (автомобиль) для проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения должен иметь регистрационное удостоверение Минздрава России.

Медицинское освидетельствование проводится врачом (в сельской местности при невозможности проведения освидетельствования врачом – фельдшером), прошедшим на базе наркологического учреждения подготовку по вопросам проведения медицинского освидетельствования по программе, утвержденной приказом Минздрава России от 14 июля 2003 г. № 308. Данная подготовка у врача должна подтверждаться документом в произвольной форме с указанием даты выдачи, подписью руководителя наркологического учреждения и печатью учреждения. Срок действия такого документа составляет 3 года.

Процедура медицинского освидетельствования на состояние опьянения состоит из двух этапов:
– проведение клинического обследования (описывается поведение человека, его реакции, давление, нистагм и прочие признаки) ;
– использование специальных приборов для определения алкогольного или забор биологической жидкости для определения наркотического опьянения.

При наличии клинических признаков опьянения и отрицательном результате определения алкоголя в выдыхаемом воздухе отбирается проба биологического объекта (моча) для направления на химико-токсикологическое исследование с целью определения средств (веществ) или их метаболитов (за исключением алкоголя), вызвавших опьянение в соответствии с письмом Минздравсоцразвития РФ от 20 декабря 2006 г. № 6840-ВС. Средство (вещество), вызвавшее опьянение, за исключением алкоголя, определяется по результатам химико-токсикологического исследования биологического объекта, проводимого на средство (вещество) или его метаболиты в установленном порядке. Определение наличия наркотических средств или психотропных веществ осуществляется в химико-токсикологических лабораториях медицинских организаций, имеющих лицензию на осуществление медицинской деятельности с указанием соответствующих работ (услуг). Результаты химико-токсикологических исследований при определении наличия наркотических средств или психотропных веществ оформляются справкой о результатах химико-токсикологических исследований, форма и инструкция по заполнению которой утверждаются Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации (Правила определения наличия наркотических средств или психотропных веществ в организме человека при проведении медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, утв. постановлением Правительства РФ от 26 июня 2008 г. № 475).

В случае, когда состояние опьянения установлено , согласно ст. 27.13 КоАП РФ производится задержание транспортного средства путем его направления на специализированную стоянку либо предоставление для управления транспортным средством иного лица (при отсутствии оснований для его отстранения от управления транспортным средством). Водителю задержанного транспортного средства сообщается о месте хранения задержанного транспортного средства и порядке его возврата при вручении копии протокола об административном правонарушении или протокола о задержании транспортного средства.

Если по результатам освидетельствования состояние опьянения не установлено, то транспортное средство не задерживается, а производство делу прекращается путем вынесения постановления.

В связи с тем, что точное определение наркотического вещества, которое вызвало опьянение, занимает продолжительное время (до 12 часов), транспортное средство задерживается. По готовности результатов исследования водитель вызывается для составления протокола о правонарушении или вынесении определения о прекращении производства по делу.

Кому (Мировой или районный суд)

От кого (свое ФИО)

Руководствуясь ст.1.2, 1.5, 1.6, 25.1, 26.2, 26.11, 27.7 КоАП РФ и в порядке ст. 24.4. КоАП РФ для всестороннего, полного, объективного и своевременного выяснения обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом.

Согласно ст. 25.8 КоАП РФ В качестве специалиста для участия в производстве по делу об административном правонарушении может быть привлечено любое не заинтересованное в исходе дела совершеннолетнее лицо, обладающее познаниями, необходимыми для оказания содействия в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств, а также в применении технических средств.

Прошу вызвать и допросить врача проводившего освидетельствование.

Прошу истребовать из медицинского учреждения лицензию (с приложениями) на проведение медицинского освидетельствования лиц управляющих транспортными средствами.

Прошу истребовать документы подтверждающие квалификацию врача проводившего освидетельствование.

Источник