Организационное оформление ополчения

Первое ополчение 1611 года: причины, цели и итоги

Смутное время начала XVII века стало серьезным испытанием на прочность для Московского государства: польско-шведская интервенция имела своей целью его раздел, и чтобы воспрепятствовать этому, народ организовался в первое ополчение в 1611 году. Однако между его лидерами вскоре вскрылись серьезные противоречия, приведшие к распаду первого в истории России общенационального формирования.

Смутное время

В 1598 году со смертью Федора Ивановича пресеклась с незапамятных времен правившая Русскими землями династия Рюриковичей. Новым царем в результате длительных интриг стал Борис Годунов (1598-1605) — шурин покойного царя. Он был выходцем из худородных бояр, но, несмотря на это, сумел подняться на вершину власти и имел все возможности стать родоначальником новой династии. Помешала этому темная история из прошлого: в 1591 году в Угличе при таинственных обстоятельствах погиб младший сын Ивана Грозного — Дмитрий. Тут же поползли слухи, что к этому причастен Годунов. Смерть Дмитрия позволила сложиться феномену самозванства, во многом спровоцировавшего Смуту в Российском государстве.

Борис Годунов

Лжедмитрии

Первым самозванцем стал беглый монах Чудова монастыря Григорий Отрепьев. В 1605 году Годунов внезапно умер, и при поддержке польских войск Отрепьеву удалось занять трон. Но его вызывающее поведение настроило все слои общества против нового царя, и в результате заговора он был убит. Новым царем стал боярин Василий Шуйский (1606-1610), представитель боковой ветви Рюриковичей. Он не пользовался популярностью, не обладал значительными силами, и в его царствование Россию постепенно охватывает гражданская война. Сильнейший удар его власти нанесло появление нового чудесным образом спасшегося царевича Дмитрия, занявшего подмосковное село Тушино. Понимая, что анархия в Московском царстве становится повсеместной, Польша и Швеция сочли момент удобным для открытого вторжения якобы с целью поддержки законного царя.

Предполагаемый портрет Лжедмитрия II

Интервенция

Открытое вмешательство этих двух стран в русские дела началось после низложения Шуйского. Бывший царь, несмотря на сопротивление, был пострижен в монахи. Бояре присягнули на верность польскому королевичу Владиславу, однако поставили условием его переход в православие. На время междуцарствия был избран комитет из семи представителей наиболее знатных родов, вошедший в историю как Семибоярщина. Польский король Сигизмунд всячески затягивал переговоры о православном крещении сына и, возможно, планировал сам стать Московским царем. Формальное же признание власти Владислава позволило полякам хозяйничать в Москве. Лжедмитрий II больше им был не нужен. В декабре 1610 года он был убит.

Польский претендент на русский трон - королевич Владислав

Патриарх Гермоген

Первое земское ополчение не было бы возможным, если б не деятельность высшего иерарха Русской православной церкви. Видя хаос, охвативший Московское царство, а также понимая стремления поляков превратить Россию в одну из провинций своего государства, он принялся распространять воззвания, суть которых сводилась к необходимости дать отпор захватчикам. Патриарх говорил об этом на проповедях и во время богослужений. Постепенно идея ополчения засела в умах как представителей высшего слоя общества, так и в низах.

Патриарх Гермоген

Поляки чинили всяческие препятствия деятельности патриарха. Он был насильно сведен с престола и заключен в Чудов монастырь, где и умер от голода в 1612 году.

Организация народного ополчения

Наибольшее впечатление патриаршие грамоты произвели в Рязани. Местный воевода Прокопий Ляпунов объявил сбор средств на организацию ополчения. Вскоре к нему присоединились бывшие сторонники Лжедмитрия II, возглавляемые князем Трубецким и казачьим атаманом Заруцким. Официальной целью первого ополчения 1611 года был поход на Москву и ее освобождение от поляков.

В достаточно короткий срок Ляпунову удалось собрать значительное войско. Помимо чисто рязанских формирований и тушинских отрядов, к ополчению присоединились полки из Владимира, Мурома, Ярославля, Суздаля и других городов. Особенно значительной была поддержка нижегородцев. Значение этого города и его арсенал были столь велики, что Ляпунов отправил туда своих представителей просить о поддержке. Тогда же и были согласованы сроки похода на Москву.

Картина по мотивам событий Смутного времени

Начало боевых действий

Как уже говорилось, поляки в основном рассчитывали на разрастающуюся в Российском государстве смуту. Появление проникнутого патриотическим духом народного формирования в их планы не входило. Именно поэтому интервенты попытались уничтожить эту идею в зародыше, вторгнувшись в рязанские земли. Ляпунов был осажден в Пронске, но полкам князя Дмитрия Пожарского удалось освободить рязанского воеводу.

17 февраля 1611 года основная часть нижегородских полков выдвинулась к Москве, попутно соединяясь с другими формированиями. 19 марта Первое ополчение уже находилось у стен Москвы. Узнав об этом, жители столицы подняли восстание против власти поляков. Это не позволило интервентам сразу же вступить в бой с ополченцами, и некоторые их полки смогли проникнуть в Москву. Князь Пожарский смог пробиться к Сретенке и прогнать поляков в Китай-город. В ходе этой операции он был серьезно ранен. Не менее успешными оказались действия и других отрядов. Сознавая, что справиться с ополченцами силой не удастся, поляки подожгли Москву.

Польская оккупация Москвы

Прибытие новых отрядов и разлад

24 марта к стенам Москвы подходят казачьи отряды, возглавляемые атаманом Просовецким. В их распоряжении имелись осадные орудия и «гуляй-города» — небольшие мобильные крепости, изготавливавшиеся, как правило, из обычных телег. Через три дня у стен столицы появились основные силы ополчения во главе с Ляпуновым. К началу апреля под Москвой находилось немногим больше сотни тысяч человек.

Первое народное ополчение 1611 года не смогло стать единой организацией. Вожди отдельных отрядов, казачьи атаманы, воеводы не могли между собой договориться. Формально был создан коллегиальный орган управления — Совет всей земли. На деле же это подобие всем привычной Боярской думы вело нескончаемые споры о том, кто возглавит первое ополчение. В 1611 году полного осознания необходимости совместного выступления против интервентов еще не произошло.

Организационное оформление ополчения

Местнические споры и борьба за власть привели к тому, что столь значительные силы, собравшиеся под Москвой, фактически бездействовали. В начале апреля еще велись обстрелы столичных башен, но в скором времени прекратились и они.

Лидерам ополчения удалось прийти к шаткому согласию. Совет всей земли возглавили Ляпунов, Заруцкий и Трубецкой. Через некоторое время принимается «Приговор», согласно которому установилась система управления как в ополчении, так и на находящихся под его контролем землях. Этот документ повторял структуру правительственных учреждений, существовавшую еще до династического кризиса и связанных с ним событий. В частности, вводилась подконтрольная Совету всей земли приказная система. В числе наиболее важных можно назвать Разрядный, Земский и Поместный.

Смута в Российском государстве

Распад Первого ополчения

Разделение высшей власти между тремя лидерами народного формирования было компромиссным шагом. Поскольку полномочия одного ограничивались полномочиями двух других руководителей Совета всей земли, между ними неминуемо должна была начаться борьба за единоличную власть. Таким образом, лидеры первого ополчения 1611 г. о причинах его формирования быстро позабыли.

Это очень хорошо понимали польские интервенты. Удостоверившись, что именно в силу внутренних противоречий ополчение не в состоянии начать штурм Москвы, захватчики старались всеми силами не допустить прекращения внутренней борьбы в нем. С этой целью казакам Заруцкого были отправлены сфальсифицированные документы, из которых следовало, что Ляпунов намерен расформировать их полки. Поверив инсинуациям, казаки вызвали Ляпунова на свой сход и зарубили. Следствием этого стал отход дворянских полков из-под Москвы.

С этого момента первое ополчение фактически перестает существовать. У стен столицы остались только казачьи отряды, которыми командовали Заруцкий и Трубецкой. Такая ситуация продолжалась до подхода сил второго ополчения, собранного князем Пожарским и нижегородским купцом Кузьмой Мининым.

Совет всей земли формально продолжал оставаться высшим органом власти на неподвластных полякам территориям. Однако отсутствие единого лидера привело к тому, что появился новый самозванец. 2 марта 1612 года Совет присягнул на верность Лжедмитрию III. Впоследствии это дало возможность не прислушиваться к его мнению на Земском соборе 1613 года.

Значение ополчения

Несмотря на отсутствие практической пользы, деятельность Первого ополчения много значила для дальнейшей борьбы с поляками и шведами. Впервые была продемонстрирована способность народа самоорганизовываться в критической ситуации. Сама идея народного ополчения была подхвачена и развита одним из его наиболее ярких участников — князем Пожарским. При создании нового народного формирования он учел ошибки прошлого. В частности, новое объединение не считало нужным сотрудничать с выходцами из Тушина, чье участие, по большому счету, и привело Первое ополчение к краху. С другой стороны, существование такого мощного противодействия в стране планам польской шляхты заставило польского короля всерьез задуматься о дальнейших перспективах интервенции. Таким образом, психологический эффект является главным итогом первого ополчения 1611 года.

Источник



1913,Создание первого ополчения: внимательный взгляд на вопрос

Первое народное (земское) ополчение — ополчение под руководством Прокопия Ляпунова, Ивана Заруцкого и князя Дмитрия Трубецкого, пытавшееся в 1611 году положить конец польско-литовской оккупации Москвы.

Внутренняя обстановка в России в 1608—1610 гг

Объявив себя в июне 1607 года новым претендентом на российский престол, Лжедмитрий II к июню 1608 года сильно упрочил своё положение и подошёл к Москве. После безуспешной попытки взять Москву, он был вынужден остановиться в селе Тушино, в двенадцати километрах от Москвы. В этот период многие города России признали Лжедмитрия II, только Троице-Сергиев монастырь, города Коломна, Смоленск, Переяславль-Рязанский, Нижний Новгород и ряд сибирских городов остались верными царю Шуйскому.

Столь бедственное положение России вынудило царя Василия Шуйского прибегнуть к помощи шведов. Карл IX послал в Россию в апреле 1609 года передовой отряд под руководством Якоба Делагарди. Русские войска под предводительством родственника царя, популярного в правительстве Шуйского талантливого воеводы князя Михаила Васильевича Скопина-Шуйского совместно со шведами изгнали поляков из Пскова и других городов и в октябре 1609 года подошли к Москве. Освободив Александровскую слободу, Скопин-Шуйский вынудил помогавшего Лжедмитрию II гетмана Сапегу снять осаду Троице-Сергиевого монастыря.

Восприняв альянс русских со шведами как угрозу для Польши, король Сигизмунд III перешёл к открытым действиям против Московского государства. В середине сентября 1609 года передовой корпус под руководством Льва Сапеги пересёк русскую границу, направляясь к Смоленску. Вскоре к городу подошёл сам король Сигизмунд, приглашая к себе на службу всех поляков и всех желающих из лагеря Лжедмитрия II. Жители Смоленска отказались сдаться и оказались в осаде. Многие отряды, служившие Самозванцу, покинули его, и Лжедмитрий II вынужден был бежать в январе 1610 года из Тушина в Калугу, где он и был убит впоследствии в декабре 1610 года.

Весной 1610 года посланные польским королём гетманы Жолкевский и Сапега окружили Москву. Скопин-Шуйский внезапно скончался в апреле 1610 года. Шведы же перед этим бросили русские войска и, ограбив Ладогу, ушли в Швецию. Гетманы тайно послали московским боярам письмо, в котором написали, что они пришли с намерением остановить напрасное кровопролитие. И предложили боярам вместо царя Шуйского избрать на русский престол сына Сигизмунда III, королевича Владислава, который, по их словам, охотно примет православную веру. Такую же грамоту прислал боярам король Сигизмунд III. Большинство московских бояр и часть москвичей поколебались в преданности царю Шуйскому, и в июле 1610 года он был низложен, насильственно пострижен в монахи и отправлен в Чудов монастырь. В сентябре 1610 года москвичи пустили в столицу войско гетмана Жолкевского, который, установив в Москве свою власть в лице Семибоярщины, завладел московской казной и царскими сокровищами.

После низложения царя Шуйского на российский трон претендовали сразу несколько лиц: Лжедмитрий II, который хоть и лишился многих своих сторонников, но надежды на престол не терял; польский королевич Владислав, выкликнутый на царство боярской Думой и частью москвичей; польский король Сигизмунд III, имевший тайную мысль сам стать российским царём. Первоначально и сам патриарх Гермоген был склонен к согласию на избрание московским царём Владислава, при условии принятия королевичем православной веры и соблюдения всех российских обычаев. Однако, обнаружив замыслы Сигизмунда и увидев в этом угрозу государственному суверенитету и православной церкви, Гермоген, не внимая ни убеждениям боярской Думы, ни угрозам поляков, освободил москвичей от присяги Владиславу и проклял его и короля. С этого же времени (декабрь 1610) он начал писать и делать воззвания к верным сынам России, призывая их постоять за православие и Отечество.

Организация ополчения

Народное ополчение собирали не в столице. Первыми не выдержали гнёта выборные власти в провинциях. Они желали порвать с властью «изменников», которые засели в Кремле. Для этого властители обменивались друг с другом грамотами, в которых обсуждали шаги по организации и создании всеобщей армии, чтобы освободить Москву, а затем на Земском соборе по всем законам избрать царя.

Читайте также:  Финансовый результат от реализации продукции и оказания услуг

Успех в организации ополчении связан с именем патриарха Гермогена, который с самого начала событий 1611 г. принялся рассылать в российские города грамоту, в которой призывал прекратить расхищение отечества, надругание над храмами и святынями, пролитие невинной русской крови.

Первым отозвался на грамоту рязанский военачальник Прокопий Ляпунов, который очень горячо откликнулся на грамоту патриарха и уже сам начал рассылать грамоту в ближайшие города с просьбой присоединиться к борьбе с польско-шведскими интервентами. Так же поступал и князь Дмитрий Трубецкой. Узнав о рязанском восстании, поляке призвали малороссийских казаков, чтобы те разоряли города вокруг Рязани. Во время защиты Пронска воевода Ляпунов попал в осаду, хоть и отбил город. Ему на помощь пришли войска князя Пожарского, которым удалось разбить казаков, осаждавших Пронск. Сам Пожарский отправился в Зарайск, где уцелевшие казаки ночью захватили кремлёвский острог в Зарайске, где был воевода Пожарский. Но князю удалось их разбить. Остаток войска казаков разбежался.

Тем временем на грамоты отзывались жители Галича, Костромы, Вологды, ряд Сибирских и Поволжских губерний. В итоге Первое ополчение было созвано. Ополчение под предводительством Ляпунова было значительно усилено прежними приверженцами «Тушинского вора», по прошествии времени погубившими его предприятие. Среди ополченцев были казаки Просовецкий и Заруцкий со своей «казацкой вольницей». первое земское ополчение возглавил князь Ляпунов.

Формирование Первого ополчения

Инициативу создания ополчения проявили выборные власти городов. Они стали по­сылать друг другу грамоты с призывом отказаться от власти «измен­ников», засевших в Кремле. Только поднявшись «всей землёй» мож­но было освободить Москву и законно, на Земском соборе, выбрать нового царя.

Инициировав подъём народа патриархом Гермогеном, был созван Земский собор из служилых людей — «Совет всей зе­мли». Первое ополчение возглавил воевода Прокопий Ляпунов, а также князь Дмитрий Трубецкой, казацкий атаман Иван Заруцкий. Участники похода преследовали не только корыст­ные цели. В их действиях явно заметны патриотические настрое­ния: стремление очистить Москву от интервентов и возвести на пре­стол православного царя.

Состав Первого ополчения

После гибели Лжедмитрия II его политиче­ским наследником стал казачий атаман И. С. Заруцкий, который провозгласил царём только что родившегося сына Лжедмитрия II и Марины Мнишек Ивана. Вместе с князем Д. Т. Трубецким Заруц­кий повёл свои полки на Москву. Одновременно с бывшими тушин­цами к Москве двинулись отряды рязанских дворян под началом П. П. Ляпунова.

Поход ополчения на Москву

С начала 1611 г. отряды Первого ополчения из разных городов двинулись к столице и в марте 1611 г. подошли к Москве.

Войско Ляпунова, Трубецкого и Заруцкого подошло к Москве через несколько дней после пожара. Ополченцы вошли уже в горевший город. Им удалось овла­деть Белым городом. Поляки укрылись за стенами Китай-города и Кремля, которые не пострадали от пожара. Попытка взять штурмом мощ­ные городские укрепления была отбита осаждёнными.

Вскоре в ла­гере ополченцев начались раздоры, вспыхнула вражда между дворянами и казаками. Её умело раздували поляки и сторонники Семибоярщины. Предво­дитель движения Ляпунов был вызван на казачий круг, заподозрен и обвинён в измене и убит казаками. После этого потерявшие своего предводителя дво­ряне разъехались по домам. Ополчение как единая сила прекратило существование. Однако казачьи войска продолжали стоять под Мо­сквой и время от времени предпринимать попытки её штурма.

Таким образом, Первое ополчение распалось, так и не освободив от поляков столицу. Положение в стране стало почти безнадёжным.

Источник

Первое ополчение и программа восстановления системы государственного управления по «Приговору 30 июня 1611».

Земские рати, собравшиеся под Москвой весной 1611 года и объединившиеся в новое военно-политическое образование, получили в историографии именование "Первое ополчение". В Первом ополчении прочное единство, необходимое для успешного ведения освободительной войны с поляками, поначалу отсутствовало. Разногласия в среде ополченцев были порождены социальной разнородностью самого освободительного движения. И недаром у стен сожженной врагом столицы ополчения расположились в нескольких, враждебно настроенных по отношению друг к другу лагерях — "таборах" (у Яузских, Покровских, Сретенских, Тверских ворот Белого города и против Воронцовского поля). Но мощным объединительным стимулом было общее стремление различных политических и социальных группировок земского освободительного движения к скорейшему освобождению "царственного града" Москвы от засевших в ней поляков и "русских воров-изменников".

Важнейшим условием успешной борьбы с интервенцией было объединение земских сил, координация действий местных ополчений и отрядов, централизованное снабжение их необходимым довольствием и припасами. Уже тогда многие воеводы и атаманы, служилые люди и казаки сознавали, что для исполнения этих целей, для политического и хозяйственного управления страной, нужно создать государственный аппарат, который был бы способен взять на себя функции центрального правительства. Такой орган возник в Первом ополчении после занятия 7 апреля 1611 года Белого города и получил именование "Совет всей земли" — высший орган власти на всей освобожденной от интервентов территории, единый руководящий центр освободительного движения в стране. Были избраны и "начальники" земской рати — П.П. Ляпунов, князь Д.Т. Трубецкой и И.М. Заруцкий. Инициатива создания "Совета", видимо принадлежала П.П. Ляпунову. Прообраз "Совета", по некоторым сведениям, существовал в Рязанском ополчении еще до прихода его к Москве в начале марта 1611 года (первое дошедшее до нас упоминание о "Совете всей земли" Рязанского ополчения, содержится во ввозной грамоте П.П. Ляпунова от 4 марта 1611 г., давшего "по совету всей земли" веневское поместье А. и С. Крюковым и С. Зыбину).

Спустя 3 месяца, в конце июня 1611 года произошла коренная реорганизация сложившейся в "таборах" политической власти. Выступившие против участившихся случаев произвола ополченских властей ратные люди и казаки подали Ляпунову, Заруцкому и Трубецкому челобитную, потребовав от своих "начальников" детальной регламентации и упорядочения деятельности земского правительства, ополченского "Совета всей земли" и сложившейся в "таборах" приказной администрации. Выработанный на основе этих требований и одобренный всем ополчением 30 июня 1611 года "Приговор" подтвердил и оформил сословно-представительную организацию власти и порядок управления страной.

В "Приговоре" 30 июня 1611 года косвенно перечисляется состав общеземского принявшего его представительного органа, т.е. круг лиц, принявших участие в разработке этого документа. В нем упоминаются: царевичи (татарские. — В.В.) и бояре, окольничие и чашники, стольники и дворяне, стряпчие и жильцы, приказные люди и дети боярские, князья и мурзы, атаманы и казаки, а также служилые и дворовые люди. Особо стоят подписи представителей 25 городов, участвовавших в деятельности подмосковного "Совета всей земли", в том числе таких важнейших, как Ярославль, Смоленск, Нижний Новгород, Ростов, Архангельск, Вологда и др.

Текст "Приговора" 30 июня 1611 г. состоит из преамбулы и 24 статей, важнейшими из которых можно считать статьи, определяющие государственное устройство России, а также статьи, регулировавшие поземельные отношения — определявшие правовой статус служилых людей, владевших вотчинами и поместьями. Исследователи, изучавшие текст "Приговора", отмечают, что этот документ был выработан прежде всего в интересах провинциального, городового дворянства, чьи представители оказались в большинстве на соборных заседаниях, происходивших в подмосковном лагере ополчения в июне 1611 года.

Во главе ополчения с 30 июня 1611 года встало реорганизованное на основе "Приговора" временное земское правительство — своеобразный триумвират П.П. Ляпунова, И.М. Заруцкого и Д.Т. Трубецкого, избранных "начальниками" еще в апреле 1611 года. Однако статьями "Приговора" права и привилегии триумвиров были существенно ограничены. "Бояре и воеводы", обязанные "будучи в правительстве, земскими и всякими ратными делами промышляти", в своих действиях контролировались избравшим их "Советом всей земли". При общем стремлении ратников Первого ополчения восстановить разрушенную русскую государственность именно в таком виде, "как было при прежних российских прирожденных государех", условия и обстоятельства Смутного времени вынуждали составителей "Приговора" в ряде случаев существенно изменять сложившиеся в Московском государстве традиции взаимоотношения власти и соборного большинства. Так, "избранных всею землею для всяких земских и ратных дел в правительство" вождей ополчения, в случае обнаружения их несоответствия своему высокому положению "Совету всей земли", было "вольно . переменити и в то место выбрати иных . хто будет болию к земскому делу пригодится".

Детально оговаривалось в "Приговоре" устройство центрального административного аппарата. В ополчении были организованы Разрядный, Поместный, Земский и ряд других приказов (Большой Приход, Дворец, четверти, Разбойный приказ), деятельность которых также контролировалась "Советом всей земли". "Приговором" предусматривались определенные изменения и в сложившемся к этому времени местном управлении. С "приставства" из городов, дворовых сел и черных волостей снимались бывшие там атаманы и казаки, вместо которых назначались "дворяне добрые". Большинство исследователей делало на основании этой статьи "Приговора" вывод о всемерном и сознательном ослаблении дворянским большинством ополчения позиций своих весьма ненадежных соратников по освободительной борьбе. Между тем, в стороне осталось важное обстоятельство, проливающее свет на истинную подоплеку продекларированного в "Приговоре" свода атаманов и казаков с "приставства" — замене подлежали не только они, но и все годные к ратной службе воеводы-дворяне. Так, в ст. 15 "Приговора" говорится: "А которые дворяне и дети боярские посланные по городом в воеводы и на всякие посылки в збор, а на службе им быти мочно, и тех из городов и из посылок переменить и велети им быти в полки тот час, а на их место послать дворян сверстных и раненых, которым на службе быти не мочно".

Значительное расширение территории, находящейся в воеводском управлении, произошло в России с 1604 года. Новая система местного управления появляется в Московском государстве еще во второй половине XVI века, наряду с введением в уездах и волостях губных и земских учреждений. Однако первоначально воеводы посылались лишь в пограничные уезды, где необходимо было усилить военно-административную власть, напрямую подчиненную правительству. Во внутренние же уезды воевод начали назначать именно в Смутное время в связи с резким обострением социальной борьбы в стране и началом польско-литовской, а затем и шведской интервенции. Будучи специальными представителями московского правительства на местах, они сосредоточили в своих руках административные, судебные, полицейские функции, подчинили себе деятельность губных старост, ведавших делами, связанными с разбоями, убийствами, грабежами и воровством. Наблюдая этот процесс со стороны, без учета конкретно-исторической обстановки, сложившейся в стране в начале XVII века, можно было бы сделать вывод о дальнейшей и весьма значительной централизации местного управления, о существенном ослаблении системы земского и губного самоуправления, ограничении и сведении на нет их политической деятельности. Тем не менее в начале XVII века учреждение в стране воеводского управления свидетельствовало скорее об обратном: не об усилении начал государственного централизма в местном управлении, а о реальном их ослаблении. Роль городовых воевод в организации власти на местах нельзя переоценивать, в Смутное время они зачастую лишь номинально возглавляли управление в том или ином городе и уезде. Очень часто воеводы или входили в общесословные городовые советы (как в Нижнем Новгороде), или дублировали деятельность органов местного общесословного управления. Характерен и отмеченный выше факт нахождения во многих городах "на приставстве" казачьих атаманов и даже простых казаков. Известное решение "Совета всей земли" Первого ополчения о повсеместной замене таких "воевод" не годными к ратной службе "дворянами добрыми" не выполнялось.

"Приговор" 30 июня 1611 г., несомненно, сыграл важную роль в упрочении в освободительном движении объединительной тенденции, однако и после его принятия в подмосковном лагере сохранялись серьезные противоречия. Особое недовольство в "таборах" вызывали антиказацкие мероприятия Прокопия Ляпунова и внешнеполитическая ориентация ополченского правительства на Швецию, с которой велись переговоры о возможном избрании на российский престол одного из двух шведских принцев — Густава-Адольфа или Карла-Филиппа. Компромиссное соглашение, заключенное между различными группировками движения в июне 1611 года, воплотившее в себе объединительные тенденции, оказалось недолговечным. Уже в конце июля произошло открытое столкновение конфликтующих сторон, в котором у Ляпунова не оказалось надежной опоры. Назревавшим в ополченской (точнее, казачьей) среде не преминули воспользоваться осажденные в Кремле и Китай-городе поляки. Им удалось спровоцировать радикально настроенную часть "таборов" на открытое выступление против Ляпунова. Вызванный 22 июля в казачий круг, вождь ополчения был зарублен казачьим атаманом Сергеем Карамышевым, репрессиям подверглись и его сторонники.

Несмотря на последовавший после этих событий отъезд из подмосковного лагеря части служилых людей замосковных городов, авторитет "Совета всей земли" Первого ополчения продолжал сохраняться на всей освобожденной от интервентов территории вплоть до 2 марта 1612 года, т.е. до дня присяги ополченцев из "таборов" объявившемуся в Пскове новому самозванцу — Лжедмитрию III. Продолжал функционировать и созданный в июне 1611 года аппарат центрального управления. Современники отмечали, что "Разряд и Поместный приказ, и Печатной, и иные приказы под Москвою были и в Поместном приказе и в иных приказах сидели дьяки и подьячие, и с волостей на казаков кормы сбирали". Приказная администрация занимала особое положение в Первом ополчении и весной-летом, и осенью-зимой 1611 года. Число дьяков, находившихся в земском лагере под Москвой, достигало в отдельные периоды 25-30 человек; из них 6 были думными дьяками. Их роль в сложившейся в "таборах" политической организации отнюдь не сводились к деятельности в ополченских приказах; дьяки принимали активнейшее участие в выработке правительственного курса подмосковного "Совета всей земли". При этом следует учесть, что в Нижегородском ополчении К. Минина и Д.М. Пожарского приказных дельцов оказалось гораздо меньше, а их политическое влияние было ничтожно. Все это время Первое ополчение и его руководители получали полное признание и поддержку Троице-Сергиевой обители — весьма авторитетного в русском обществе вдохновителя борьбы с польскими интервентами и католической опасностью. Однако нельзя не отметить и того, что после гибели Прокопия Ляпунова роль и значение ополченского "Совета всей земли" изменяется. Хотя он и не теряет своего статуса верховного распорядительного органа, но в практической деятельности решающее значение отводится теперь "приговору бояр", а не "приговору всей земли". Неизмеримо усиливаются в ополчении и в "Совете всей земли" позиции И.М. Заруцкого. Ни в одном из исследований, посвященных политической истории России эпохи Смутного времени, не отмечен очень важный и примечательный факт — в сентябре 1611 году шенкурские тиуны рассылали по станам наказную память о выборе заказных старост по единоличному "указу государя нашего боярина Ивана Мартыновича [Заруцкого]". Падение авторитета подмосковного правительственного центра, а с ним и влияние одного из его руководителей — "боярина" Ивана Заруцкого произошло позднее — после организации Нижегородского ополчения, вожди которого называли его одним из главных "заводчиков казачьего воровства", всячески обличая старого болотниковца и "тушинца" в рассылаемых по стране грамотах.

Читайте также:  Мерой рассеяния результатов измерения может являться

Произошедшее в земском лагере 22 июля выступление радикально настроенного по отношению к действиям Ляпунова казачества, вело к неминуемому расколу разнородного по своему составу освободительного движения. В нем зарождается и крепнет оппозиционное течение, изначально если и не враждебное правительству Трубецкого и Заруцкого, то с подозрением относящегося к "казачьему воровству". Зажиточная часть посадского населения северорусских и поволжских городов, разоренное Смутой дворянство воспринимали перемены, произошедшие в земском лагере после гибели Прокопия Ляпунова именно как новое "воровство" вчерашних болотниковцев и "тушинцев". Возникшим во многих городах и уездах недоверием к казакам не преминули воспользоваться находившиеся в Москве польские интервенты и русские изменники. В рассылаемых по стране грамотах (в Кострому, Ярославль, Переяславль-Залесский) они натравливали посадских людей на казаков, запугивали горожан новой вспышкой междоусобной войны.

Определенную роль в падении авторитета подмосковного правительства, помимо "казачьего воровства" и подстрекательств московских изменников, сыграла и бесплодность двухгодичной осады Москвы отрядами Первого ополчения. Затягивание же борьбы с интервенцией чревато было гибельными последствиями для страны и всего освободительного движения. Недовольные, во всех неудачах винили руководителей "таборов" и искали выход в создании нового земского ополчения, вожди которого, подобно Ляпунову, могли бы держать под контролем подмосковное казачество — политически нестабильную, но именно ту часть русского общества, от участия или неучастия которой в освободительной борьбе зависел в немалой степени успех земского дела под Москвой.

Источник

Первое ополчение

Первое народное (земское) ополчение — ополчение под руководством Прокопия Ляпунова, Ивана Заруцкого и князя Дмитрия Трубецкого, пытавшееся в 1611—1612 годах изгнать поляков из Москвы.

Содержание

Внутренняя обстановка в России в 1608—1610 гг

Объявив себя в июне 1607 года новым претендентом на российский престол, Лжедмитрий II к июню 1608 года сильно упрочил своё положение и подошёл к Москве. После безуспешной попытки взять Москву, он был вынужден остановиться в селе Тушино, в двенадцати километрах от Москвы. В этот период многие города России признали Лжедмитрия II, только Троице-Сергиев монастырь, города Коломна, Смоленск, Переяславль-Рязанский, Нижний Новгород и ряд сибирских городов остались верными царю Шуйскому.

Столь бедственное положение России вынудило царя Василия Шуйского прибегнуть к помощи шведов. Карл IX послал в Россию в апреле 1609 года передовой отряд под руководством Якоба Делагарди. Русские войска под предводительством родственника царя, популярного в правительстве Шуйского талантливого воеводы князя Михаила Васильевича Скопина-Шуйского совместно со шведами изгнали поляков из Пскова и других городов и в октябре 1609 года подошли к Москве. Освободив Александровскую слободу, Скопин-Шуйский вынудил помогавшего Лжедмитрию II гетмана Сапегу снять осаду Троице-Сергиевого монастыря.

Восприняв альянс русских со шведами как угрозу для Польши, король Сигизмунд III перешёл к открытым действиям против Московского государства. В середине сентября 1609 года передовой корпус под руководством Льва Сапеги пересёк русскую границу, направляясь к Смоленску. Вскоре к городу подошёл и сам король Сигизмунд, приглашая к себе на службу всех поляков и всех желающих из лагеря Лжедмитрия II. Жители Смоленска отказались сдаться и оказались в осаде. Многие отряды, служившие Самозванцу, покинули его, и Лжедмитрий II вынужден был бежать в январе 1610 года из Тушина в Калугу, где он и был убит впоследствии в декабре 1610 года.

Весной 1610 года посланные польским королём гетманы Жолкевский и Сапега окружили Москву. Скопин-Шуйский внезапно скончался в апреле 1610 года. Шведы же перед этим бросили русские войска и, ограбив Ладогу, ушли в Швецию. Гетманы тайно послали московским боярам письмо, в котором написали, что они пришли с намерением остановить напрасное кровопролитие. И предложили боярам вместо царя Шуйского избрать на русский престол сына Сигизмунда III, королевича Владислава, который, по их словам, охотно примет и православную веру. Такую же грамоту прислал боярам и король Сигизмунд III. Большинство московских бояр и часть москвичей поколебались в преданности царю Шуйскому, и в июле 1610 года он был низложен, насильственно пострижен в монахи и отправлен в Чудов монастырь. В сентябре 1610 года москвичи пустили в столицу войско гетмана Жолкевского, который, установив в Москве свою власть в лице Семибоярщины, завладел московской казной и царскими сокровищами.

После низложения царя Шуйского на российский трон претендовали сразу несколько лиц: Лжедмитрий II, который хоть и лишился многих своих сторонников, но надежды на престол не терял; польский королевич Владислав, выкликнутый на царство боярской Думой и частью москвичей; польский король Сигизмунд III, имевший тайную мысль сам стать российским царем. Первоначально и сам патриарх Гермоген был склонен к согласию на избрание московским царём Владислава, при условии принятия королевичем православной веры и соблюдения всех российских обычаев. Однако, обнаружив замыслы Сигизмунда и увидев в этом угрозу государственному суверенитету и православной церкви, Гермоген, не внимая ни убеждениям боярской Думы, ни угрозам поляков, освободил москвичей от присяги Владиславу и проклял его и короля. С этого же времени (декабрь 1610) он начал писать и делать воззвания к верным сынам России, призывая их постоять за православие и Отечество.

Организация первого народного ополчения

В начале января 1611 года нижегородцы получили грамоту от патриарха Гермогена, в которой святой старец горько сетовал на бояр, низложивших царя Шуйского, и на тех, кто решил предать Россию Польше. «Вы видите, — писал он, — как ваше отечество расхищается, как ругаются над святыми иконами и храмами, как проливают кровь невинную… Бедствий, подобных нашим бедствиям, нигде не было, ни в каких книгах не найдёте вы подобного». Жители Москвы также писали нижегородцам: «Гибнет Москва, а Москва есть основание России; не забудьте, что пока крепок корень, то и дерево крепко… Пощадите нас, бедных душами и телами, к концу погибели пришедших, станьте с нами заодно против врагов креста Христова».

Кроме Нижнего Новгорода, воззвания патриарха и москвичей достигли и других городов. Горячо откликнулись рязанцы. Рязанский воевода Прокопий Ляпунов первым из будущих вождей народного ополчения начал собирать в Рязани патриотов русской земли для похода и освобождения Москвы от интервентов и уже от себя рассылал грамоты, призывая к борьбе против поляков.

Поляки, узнав об этом, призвали на помощь для разорения рязанских городов малороссийских казаков, которые заняли ряд городов, в том числе Пронск. Ляпунов отбил у них город, но и сам попал в осаду. На помощь Ляпунову пришёл зарайский воевода князь Д. М. Пожарский. Освободив Ляпунова, Пожарский вернулся в Зарайск. Но казаки, ушедшие из под Пронска, захватили ночью зарайские укрепления (острог) вокруг кремля, где находился Пожарский. Пожарскому удалось выбить выбить их оттуда, уцелевшие бежали.

Бо́льшая часть сторонников Лжедмитрия II с гибелью последнего откликнулась на призыв Ляпунова, так как тоже не хотела власти поляков в России. В их числе были князь Д. Т. Трубецкой, Масальский, князья Пронский и Козловский, Мансуров, Нащокин, Волконский, Волынский, Измайлов, Вельяминов. Перешла на сторону ополченцев и казацкая вольница во главе с атаманами Заруцким и Просовецким.

В январе 1611 года нижегородцы, утвердившись крестным целованием (клятвой) с балахонцами (жителями города Балахны), разослали призывные грамоты в города Рязань, Кострому, Вологду, Галич и другие, прося прислать в Нижний Новгород ратников, чтобы «стати за…веру и за Московское государство заодин». Воззвания нижегородцев имели успех. Откликнулось много поволжских и сибирских городов.

Рязанский воевода Прокопий Ляпунов, в свою очередь, направил в Нижний Новгород своих представителей для согласования сроков похода на Москву и просил нижегородцев взять с собой побольше боевых припасов, в частности пороха и свинца.

Поход на Москву

Передовой отряд нижегородцев выступил из Нижнего Новгорода 8 февраля, а главные силы под командованием воеводы, князя Репнина, 17 февраля. Во Владимире передовой отряд нижегородцев соединился с казацким отрядом Просовецкого. Репнин, соединившись в дороге с Масальским и Измайловым, догнал передовой отряд и все они вместе в середине марта 1611 года достигли Москвы, где встретились с войсками Ляпунова и других воевод. В числе сподвижников Ляпунова прибыл со своим отрядом и зарайский воевода, князь Пожарский.

Ожидая подхода сил ополчения, во вторник 19 марта на Страстной неделе, поляки начали укреплять Китай-город, принуждая извозчиков перевозить пушки, что вызвало недовольство, принятое находившимся в Кремле отрядом немцев, перешедших в Клушинской битве на сторону поляков, за начало восстания. Выйдя из Кремля, 8-тысячный отряд ринулся на толпу и начал избивать москвичей. Затем к побоищу присоединились и поляки. В Китай-городе погибло до 7 тысяч человек. Также поляками был убит находившийся под стражей князь Андрей Васильевич Голицын.

Среди москвичей оказались проникшие в город передовые отряды ополчения, возглавляемые князем Пожарским, Бутурлиным и Колтовским. Отряд Пожарского встретил врагов на Сретенке, отразил их и прогнал в Китай-город. Отряд Бутурлина сражался в Яузских воротах, отряд Колтовского — на Замоскворечье. Не видя другого средства одержать победу над неприятелем, польские войска вынуждены были поджечь город. Назначены были специальные роты, которые поджигали город со всех сторон. Большая часть домов была предана огню. Многие церкви и монастыри были разграблены и разрушены.

На следующий день, в среду, поляки опять напали на Пожарского, устроившего опорный пункт около своего подворья на Лубянке. Пожарский был тяжело ранен, его отвезли в Троицкий монастырь. Попытка поляков занять Замоскворечье не удалась, и они укрепились в Китай-городе и Кремле.

Подошедшие в пятницу ополченцы увидели горящий город и поспешили на помощь москвичам. Ляпунов послал Просовецкого с несколькими тысячами воинов в поддержку. Навстречу им Александр Гонсевский выслал отряды Сборовского и Струся. В стычке полегло около 200 казаков Просовецкого, после чего он перешёл в оборону («засел в гуляй-городах»). Поляки не рискнули нападать и вернулись в Москву.

К понедельнику подошли отряды Ляпунова, Заруцкого и других. Ополчение в 100 тысяч человек укрепилось у Симонова монастыря.

Разлад в ополчении

Остановившись под Москвой народное ополчение не стало начинать активных боевых действий против оказавшихся в осаде поляков, а занялось восстановлением структур власти. На основе штаба армии был основан Земский собор, состоявший из «вассальных татарских ханов (царевичей), бояр и окольничих, дворцовых чиновников, дьяков, князей и мурз (татарских князей), дворян и боярских детей, казацких атаманов, делегатов от рядовых казаков и всех служилых людей [1] .

Читайте также:  Личный кабинет пациента в Ставрополе

В ополчении тотчас обозначился антагонизм между казаками и дворянами: первые стремились к сохранению своей вольности, вторые — к укреплению крепостнических порядков и государственной дисциплины. Это осложнялось личным соперничеством между двумя яркими фигурами во главе ополчения — Иваном Заруцким и Прокофием Ляпуновым. В конце концов, по наущению Заруцкого Ляпунов был вызван в казачий круг и там убит. После этого большинство дворян покинуло лагерь; казаки под командованием Заруцкого и князя Трубецкого оставались вплоть до подхода Второго ополчения князя Пожарского.

Источник

Первое ополчение Ляпунова

После сведения Василия Шуйского с престола в Москве установилась семибоярщина – боярское правление. Представляется возможным установить имена «седмочисленных бояр»: князь Ф.И.Мстилавский, князь И.М.Воротынский, князь А.В.Трубецкой, князь В.В.Голицын (впоследствии, заменен братом Андреем), И.Н.Романов, князь Б.М.Лыков.

Пока в Москве происходили бурные события низложения Шуйского, Лжедмитрий II мобилизовав в Калуге значительную армию подступал к Москве, а с востока на столицу двигалась армия коронного гетмана Станислава Жолкевского, намеревавшегося, согласно договору тушинских бояр с Сигизмундом III посадить на престол в Москве королевича Владислава. В этой кризисной ситуации в Москве усилилась пропольская партия. Наконец, бояре и собор «московских людей» «не переславшись с городами» 17 августа 1610 г. заключили договор с С.Жолкевским о призвании на престол королевича Владислава. Бояре надеялись при помощи королевских войск навести порядок в стране, однако их решение вызвало негодование в провинции. Многие города, узнав о призвании королевича начали «прямить» Лжедмитрию II, обнаружили колебание и москвичи. Жолкевский проявил недюжинные дипломатические способности: обещая боярам многие милости Сигизмунда III и соблюдение всех условий договора и одновременно стращая Думу нашествием самозванца он сумел добиться того, что наиболее активная часть боярства была удалена из столицы – кн. В.В.Голицын, Филарет Романов, кн. Д.И.Мезецкий и другие отправились послами к королю под Смоленск, – а польский гарнизон был впущен в Кремль, якобы для защиты города. Вступление поляков в Москву завершило недолгое правление семибоярщины. В государстве установилось управление польской администрации, в состав которой вошло значительное число русских приверженцев короля.

Сигизмунд III не собирался соблюдать условия русско-польского договора. Вопреки требованию русских послов он не снял осады Смоленска и отказывался отпускать сына в Москву. Король намеревался сам занять московский престол и создать русско-польскую унию. В Москве от имени короля правил наместник Александр-Корвин Гонсевский, который вел широкую раздачу земель сторонникам призвания Сигизмунда III на русский трон. Поляки грабили государственную казну и утесняли москвичей.

Тем временем, в калужском лагере 11 декабря 1610 г. был убит Лжедмитрий II. Смерть Лжедмитрия II имела огромное значение в дальнейших событиях Смуты. Движение, направленное против поляков и русских изменников смогло освободиться от авантюристического элемента, связанного с личностью самозванного претендента. Теперь основным лозунгом противников польского владычества стало изгнание иноземцев из Москвы и созыв Земского собора для выборов нового царя. Вместе с тем, анархические элементы потеряли свою главную опору; лишившись идеи поддержки «законного царя», они превратились в обыкновенных разбойников. Сын Марины Мнишек и Лжедмитрия II Иван, получивший в Москве прозвище «Воренка» был слишком мал, чтобы стать вождем движения.

В городах стало формироваться Первое ополчение. Его возглавил рязанский дворянин Прокофий Петрович Ляпунов, бывший одним из руководителей болотниковского движения. Своей целью ополчение ставило избавление Московского государства от поляков. Действия Первого ополчения поддерживал патриарх Гермоген, рассылавший по городам грамоты с призывом подниматься против иноземцев. Состав ополчения был неоднороден. Значительную часть войска, наряду с дворянскими полками составляли казаки, находившиеся под командованием тушинских бояр: князя Дмитрия Тимофеевича Трубецкого и атамана Ивана Мартыновича Заруцкого.

Патриотическая деятельность патриарха Гермогена вызывала опасения и злобу у поляков и их русских приспешников. Боярин М.Г.Салтыков пришел требовать от патриарха, чтобы тот остановил движение ополчения к Москве. Владыка твердо стоял за то, чтобы не покоряться королю, а королевича принять только в случае принятия им христианства. Салтыков начал грозить Гермогену и выхватил нож, на это патриарх проклял его. Вскоре, патриарха Гермогена заключили в тюрьму. Были взяты под арест и некоторые из членов Семибоярщины – князь И.М.Воротынский и А.В.Голицын.

17 марта в Вербное воскресенье патриарха освободили из-под стражи для торжественного шествия на осляти. Но никто из горожан не принял участия в процессии – все были напуганы слухами, что поляки начнут убивать христиан. Тем временем, поляки ожидали подхода Первого ополчения и спешно укрепляли город. Во вторник Страстной недели, 19 марта поляки начали втаскивать дополнительные пушки на стены Кремля и Китай-города, и понуждать тащить пушки городских извозчиков. Те отказались, и завязался горячий спор. Отряд немецких наемников, думая, что началось восстание, бросился на безоружных москвичей, схватились за оружие и поляки. В Китай городе началась страшная резня во время которой погибло до 7000 человек.

В Белом городе москвичи имели возможность собраться и оказать сопротивление. К этому времени в город проникли передовые отряды Первого ополчения во главе с воеводами князем Дмитрием Михайловичем Пожарским, Иваном Матвеевичем Бутурлиным, Иван Александровичем Колтовским. Князь Пожарский отбил поляков на Сретенке и поставил укрепленный острожек у церкви Введения на Лубянке. Бутурлин укрепился у Яузских ворот, Колтовский – в Замоскворечье. поляки, загнанные в Китай-городе, запалили Белый город и Замоскворечье. С другой стороны, они возобновили атаки на острожек Пожарского, который оборонялся, пока не был тяжело ранен и среди боя его едва смогли вывезти.

Белый и Земляной города были выжжены и люди побежали из города. «В тот день мороз был великий, они же шли не прямой дорогой, а так, что с Москвы до самой Яузы не видно было снега, все люди шли», – сообщает «Новый летописец». Вскоре после пожара Москвы к городу стали подтягиваться воеводы Первого ополчения, а 1 апреля подошли основные силы. Воеводы плотно взяли в кольцо Белый город. П.П.Ляпунов встал напротив Яузских ворот, князь Д.Т.Трубецкой и И.М.Заруцкий – у Воронцова поля, князь Ф.И.Волконский, И.И.Волынский, П.Мансуров, князь Ф.Козловский с ярославцами, костромичами и романовцами – у Покровских ворот, А.В.Измайлов – у Сретенских ворот, князь В.Ф.Мосальский – у Тверских ворот. Однако, среди воевод не было единства – «была у них под Москвой между собой рознь великая, и дело ратное не спорилось. И начали всей ратью говорить, чтоб выбрать одних начальников, кому ими владеть, а им бы их одних и слушать». Наконец, всей ратью выбрали в начальники ополчения П.П.Ляпунова, Д.Т.Трубецкого и И.М.Заруцкого. Вскоре, воеводы отбили большую часть Белого города – в руках поляков остались только пять ворот. Ежедневно шли бои и вскоре поляки стали ощущать недостаток в припасах – «рыцарству на Москве теснота великая, сидят в Китае и в Кремле в осаде, ворота все отняты, пить, есть нечево», – писали они в Смоленск.

В ночь с 21 на 22 мая русские пошли на штурм Китай-города, затем захватили ворота Белого города, ранее удерживавшиеся поляками. Вскоре поляки и немцы, сидевшие в Новодевичьем монастыре, были принуждены к сдаче.

Тем временем, среди начальников Первого ополчения разгоралась вражда. Заруцкий опирался на казаков, которых не любили и побаивались служилые люди, бывшие главной опорой Ляпунова. Своевольство и грабежи казаков вызывали недовольство дворян. Открытый конфликт начался с того, что воевода Матвей Плещеев схватил 28 казаков и приказал их утопить. Другие казаки выручили своих, привели в стан ополчения, созвали круг и стали «шуметь», намереваясь убить Ляпунова. Тот собрался бежать в Рязань, но поддался на уговоры и остановился в острожке у Никитиских ворот. На следующий день казаки вызвали Ляпунова в круг, кричали на него, показывая грамоту, якобы за его подписью с призывом убивать казаков, и, наконец, зарубили саблями.

После смерти Ляпунова дворяне стали уходить из подмосковного лагеря ополчения, опасаясь утеснений и убийства от казаков. Первое ополчение распалось.

После смерти П.П.Ляпунова знаменем освободительного движения стал патриарх Гермоген. По мнению И.Е.Забелина толчок к организации Второго – нижегородского ополчения – дала грамота патриарха Гермогена, полученная в Нижнем 25 августа 1611 г. Патриарх, заточенный в Чудовом монастыре через «безстрашных людей» свияжского сына боярского Родиона Моисеева и Романа Пахомова, продолжал рассылать по городам грамоты с призывом, чтобы «стояли крепко в вере, а бояром бы говорили и атаманье бесстрашно, чтоб отнюдь на царство проклятого Маринкина паньина сына не благословляю». Гермоген призывал писать и в другие города боярам и земским людям, «чтобы уняли грабеж, корчму, ****ню, имели бы чистоту душевную и братство и промышляли б, как реклись души свои положити за Пречистыя дом и за чудотворцев и за веру».Первое земское ополчение.

Польская оккупация Москвы затягивалась, Владислав непринимал православия и не ехал в Россию, правление поляков и польских клевретов в Москве возбуждало все большее неудовольствие, ноего терпели как меньшее зло, ибо присутствие польского гарнизона в столице делало ее недоступной для Тушинского (теперь Калужского) вора. Но в декабре 1610 г. Вор был убит в Калуге, и это событие послужило поворотным пунктом в итории Смуты. Теперь у служилых людей, и у "земских" людей вообще и у тех казаков, у которых жило национальное сознание и религиозное чувство, оставался один враг, тот, который занимал русскую столицу иноземными войсками и угрожал национальному русскому государству и православной русской вере.

Во главе национально-религиозной оппозиции в это время становится патриарх Гермоген. Он твердо заявляет, что если королевич не примет православия, а "литовские люди" не уйдут из Русской земли, то Владислав нам не государь. Когда его словесные доводы иувещания не оказали действия на поведение противной стороны, Гермоген стал обращаться к русским людям с прямыми призывами к восстанию на защиту церкви и отечества. Впоследствии, когда патриарх был подвергнут заключению, его дело продолжали монастыри, Троице-сергиев и Кирилло-Белозерский, рассылавшие по городам свои грамоты с призывами к соединению и "великому стоянию" против врагов за святую православную веру и за свое отечество.

Голос патриарха Гермогена был скоро услышан. Уже в самом начале 1611 г. начинается широкое патриотическое движение в стране. Города переписываются между собою, чтоб всем прийти в соединение, собирать ратнных людей и идти на выручку к Москве. "Главный двигатель восстания . был патриарх, по мановению которого, во имя веры, вставала и собиралась Земля".

Весною 1611 г. к Москве подступило земское ополчение и начало его осаду. В это время король Сигизмунд прекратил бесконечные переговоры под Смоленском с русскими послами и велел увезти митрополита Филарета и князя Голицына в Польшу как пленников. В июне 1611 г. поляки, наконнец, взяли Смоленск, в котором из 80.000 жителей, бывших там в начале осады, оставалось в живых едва 8.000 человек.

Значительная часть Москвы в марте 1611 г. подверглась разгрому и сожжению со стороны польского гарнизона, желавшего предупредить восстание, причем было избито несколько тысяч жителей. Пришедшее под Москву земское ополчение состояло из двух различных элементов: это были, во-первых, дворяне и дети боярские, во главе которых стоял знаменитый в то воремя рязанский воевода Прокопий Ляпунов, а во-вторых, казаки, во главе которых стояли бывшие тушинские бояре, князь Дм.Трубецкой и казачий атаман Иван Заруцкий. После многих разногласий и раздоров, воеводы и ополчения договорились между собою и 30-го июня 1611 г. составили общий приговор о составе и работе нового земского правительства — из Трубецкого, Заруцкого и Ляпуннова, которых "выбрали всею землею" для управления "земскими и ратными делами".

Однако приговор 30 июня не устранил антагонизма между дворянами и казаками и личного соперничества между Ляпуновым и Заруцким. Дело кончилось тем, что казаки, подозревая Ляпунова во враждебных умыслах, вызвали его в свой круг для объяснения и здесь зарубили его. Оставшись без вождя и напуганные казацким самосудом, дворяне и дети боярские в большинстве разъехались из-под Москвы по домам. Казаки оставались в лагере под Москвой, но они были недостаточно сильны, чтобы справиться с польским гарнизоном.

Источник