Почему Самые интересные детские вопросы о природе науке и мире вокруг нас Уцененный товар 2 Рипли Кэтрин Бумага

СОДЕРЖАНИЕ

Примечание: Мы просим не копировать, не загружать и не переиздавать материалы этого сайта ни электронными, ни какими-либо другими средствами. Авторские права на все материалы принадлежат «Коллектору библейской книги» и Living Stream Ministry. Мы надеемся, что все наши посетители отнесутся к этой просьбе с уважением.
* Мы будем признательны вам, если вы сообщите нам об ошибке или опечатке в тексте. Для этого достаточно выделить нужный фрагмент и нажать сочетание клавиш Ctrl+Enter

Загрузка этого материала, даже для личного пользования, запрещается.
Ваш IP адрес: 188.134.4.156 [20:16:46, 10 июля 2021]

Другие сайты

О Коллекторе библейской книги

«Коллектор библейской книги» — некоммерческая организация, основная задача которой — публикация служения Вочмана Ни и Уитнесса Ли на русском языке. Следуя по стопам этих двух служителей Господа Иисуса Христа, которые верно хранили наследие служения, полученного церковью от Господа, мы видим свою цель в том, чтобы распространять богатство Христово, снабжая всех верующих духовной пищей, которая даст им рост в божественной жизни ради созидания Тела Христова.

© 1998-2021 Религиозная организация евангельских христиан «Коллектор библейской книги».
Все права защищены. Воспроизведение в целом или частично без разрешения запрещено.

Источник

Откровения Бога Иову

В конце книги Иова Сам Господь отвечает на его многочисленные вопросы из бури (это достаточно частая форма богоявления в Ветхом Завете). Речи Бога приносят желанное облегчение после утомительных словопрений в предыдущих главах. Иов затемнял премудрость Божию словами без смысла, то есть, он безрассудно сомневался в справедливости отношения к нему Бога. Теперь вопросы будет задавать Господь, и пусть Иов приготовится отвечать!

В следующих далее вопросах Бог не дает подробного разъяснения проблемы страданий. Вместо этого Он обозревает вселенную, указывая в ней сияющие отблески Своего величия, Своей славы, мудрости и могущества. По сути дела, Он говорит: «Прежде чем брать на себя смелость судить о Моих путях, ты должен спросить себя, сможешь ли владычествовать над творением так же хорошо, как Я». Разумеется, это только показывает Иову, насколько он бессилен, невежественен, ничтожен, беспомощен, несведущ и ограничен.

Здесь, как отмечает Райдаут, мы слышим глас Господень:

«Мы слышим уже не домыслы естественного разумения, как в речах друзей Иова; и не громкие стоны израненной веры, как в речах самого Иова; и даже не ясные, трезвые речи Елиуя мы находимся в присутствии Самого Иеговы, Который обращается к нам». Слушая вопросы Господа, мы начинаем догадываться, что они могут быть аллегорическими, то есть заключать в себе более глубокий духовный смысл, и что даже сам порядок вопросов может иметь значение. Но пока мы смотрим сквозь тусклое стекло.

Кое-кто может с гордостью заявить, что мы, благодаря современной науке, знаем ответы на многие вопросы, которые задает здесь Бог. По этому поводу барон Александр Хамбольдт признается:

«На вопросы, на которые не мог ответить Иов, все еще не могут ответить и люди науки. Для них это совершенно недоступно; ведь людей науки, весьма сведущих в отношении вторичных причин, всегда останавливают причины первичные. Они никогда не могут дойти до великой первопричины и не стремятся к ней».

Требование ответить о чудесах неодушевленного творения (38:4-38)

38:47 Господь, в поэтических описаниях непревзойденной красоты, рассказывает о сотворении мира, когда Он положил основания земли, определил размеры ее и строение, утвердил ее (разумеется, движущейся в пустом пространстве); когда ликовали ангелы. Он спрашивает: «Где был ты, когда это все происходило?»

Переходя от космологии к географии и океанографии, Бог указывает, что заключил море в предназначенные ему берега, запретив вторгаться за эту границу, и окутал его воды, как пеленают дитя, облаками и мглою.

Далее Бог красочно повествует, как распоряжается наступлением утра рассветное сияние озаряет небеса и высвечивает все на земле; вспугивая нечестивых, творящих свои дела в темноте, словно стряхивая их; оттеняет на земле рельеф, подобный оттиску печати на глине; и раскрашивает пейзаж, делая его похожим на разноцветную одежду. Темнота, этот «свет» для нечестивых, отступает, и их злодейские замыслы рушатся. Бог вопрошает Иова, знает ли тот что-нибудь о глубинах моря, о тени смертной и широте земли.

Теперь Бог допытывается у Иова ответа на вопрос о происхождении и природе света. Ссылка на солнце не будет ответом, потому что свет был (Быт. 1:3) еще до того, как появилось солнце (Быт. 1:16). Достаточно ли Иову лет, чтобы знать ответ? А что он знает про снег и град, которые Бог иногда снаряжает во время смут и войн? Каким образом свет и восточный ветер, исходящие, как кажется, из одной точки, распространяются по поверхности земли? (38:19-24)

Далее Иов экзаменуется по теме погоды о дождях и грозах, о том, как дожди выпадают в пустыне, рождая в ней буйную поросль, а также об источниках дождя, росы, льда с инеем. Почему вода становится твердой, как камень, и поверхность бездны замерзает?

Ни одна наука не в состоянии так явно показать человеку его незначительность, как астрономия. И Бог интересуется способностью Иова управлять звездами и созвездиями, удерживать их на их орбитах, определять их влияние на землю.

На фоне предполагаемой власти современного человека, вооружившегося наукой, над силами природы, слова Сперджена, основанные на тексте стиха 31в переводе КИ, предстают отрезвляющим контрастом:

«Можешь ли ты связать узел Хима [Плеяд] и разрешить узы Кесиль [Ориона]?» (Иов 38:31).

«Если мы начнем хвалиться своими возможностями, величие природы может очень скоро показать нам, насколько мы ничтожны. Мы не в силах сдвинуть с места самую маленькую из мерцающих звездочек или погасить хотя бы один из утренних лучей. Мы говорим о могуществе, но небеса лишь посмеиваются над нами. Когда Плеяды радостно засияют весной, мы ничем не сможем ограничить их влияние, а когда Орион восходит высоко над горизонтом, и природа скована узами зимы, мы не можем ослабить эти ледяные узы. Времена года сменяют друг друга в согласии с божественным предначертанием, и весь род человеческий не в силах что-либо здесь изменить. Господи, что такое человек?»35 38:3438 Очевидно, каждый, кто имеет смелость усомниться в мудрости и могуществе Бога, должен быть в силах вызвать дождь, прикрикнув на облака, и повелевать молниями, так чтобы они мгновенно подчинялись! Может ли Иов рассказать Богу, как действует разум, откуда у человека берется мудрость и понимание всех этих вопросов?36 Ни у одного человека не достанет мудрости, чтобы счесть облака, не говоря уже о частицах влаги, из которых они состоят. И никто не может предсказать время, когда дождь прольется на безводную землю, которая ссохлась комьями и глыбами.

Требование ответить о чудесах одушевленного творения (38:39 39:32) 38:39-41

Теперь Бог переходит от неодушевленного творения к одушевленному. Продолжая задавать вопросы, Он напоминает Иову о Своем провидении что Он из Своей руки кормит каждую живую тварь, от царственных львов на их лежбищах и в засадах до невзрачного ворона с его птенцами.

39:18 Иову указано, что никто, кроме Бога, точно не знает ни сроков беременности, ни как протекают роды, ни какие инстинкты движут дикими горными козлами и ланями. Дикий осел (называемый также «онагром»), смеясь над стесненной городской жизнью и над упряжью, скитается на воле по пустыням и горным хребтам, выискивая любую зеленую поросль.

Дикий бык тоже отвергает работу на человека, не хочет пахать и тянуть воз. А что же страусы с их необычными крыльями? Иногда они ведут себя глупо, откладывая яйца прямо на песке, где они подвергаются опасности, и плохо заботясь о своих птенцах. Зато любой из них может обогнать всадника на скаковой лошади!

Далее Бог спрашивает Иова, он ли дал силу боевому коню и облек его шею громом (или гривою, НКИ). Величественное и бесстрашное, в неистовом нетерпении пожирающее расстояния, это гордое животное яростно мчится в гущу битвы, совершенно не боясь криков и труб, сверкания копий и дротиков.

Читайте также:  Аркадий и Борис Стругацкие Сказка о тройке

Иов ли дал мудрость ястребу улетать на юг? И он ли научил орла парить в вышине и устраивать гнездо на высокой скале, издалека высматривать падаль и готовить птенцов к тому, чтобы они сами находили себе пищу?

Господь снова упрекает Иова за его дерзкие обвинения Вседержителю. Если Иов такой мудрый и могущественный, он, конечно, сумеет ответить на все заданные ему вопросы!

Ответ Иова

Господь спросил Иова, имеет ли тот право упрекать или поправлять Его, когда речь идет о провиденциальных путях Бога, если сам Иов так невежественен в тайнах творения. После этого Иов, занимая, наконец, свое подобающее место, говорит: «Вот, я ничтожен; что буду я отвечать Тебе? Руку мою полагаю на уста мои». Ошеломленный необъятным всеведением Господа, он решает больше ничего не говорить. (39:33-35)

Но в ответе Иова не слышно достаточного раскаяния, поэтому Господь продолжает вразумлять его, обращаясь к нему из бури. Он требует, чтобы Иов отвечал так, как положено мужчине. В конце концов, Иов обвинил Бога в несправедливости и осудил Его, чтобы оправдать себя. Пусть в таком случае Иов выступит в роли божества, проявит свое всемогущество и говорит громовым голосом. Пусть взойдет на престол, облекшись величием, славою, блеском и великолепием. Пусть изольет свой гнев на виновных и смирит гордых. Если он сможет все это сделать, тогда Господь признает, что Иов в силах спасти себя сам.

Смиренный ответ Иова (42:16)

Иов ошеломлен. Он свое получил! Он покорился владычеству Бога. Он признает, что говорил своими устами необдуманно. Теперь, когда Иов не только слышал Господа, но и видел Его своими глазами, он стыдится сам себя и раскаивается в прахе и пепле. Иов, разумеется, не видел Бога непосредственно, но он получил такое впечатляющее откровение о Его мудрости, могуществе, Его провидении и владычестве, что это равносильно зримому явлению Самого великого Бога.

В Иове 1:1 сказано, что Иов «непорочен». Теперь, в конце книги, он сам себе мерзок. Таким был во все века духовный опыт самых избранных из святых Божиих. «Чем больше человек возрастает в благодати», пишет Д. Л. Муди, «тем презренней он в своих собственных глазах».

Торжество Иова (42:7-17)

Теперь Бог упрекает Елифаза и двух его друзей за то, что они неправильно объясняли Его пути. Они утверждали, что всякое страдание есть наказание за грех. В случае Иова дело обстояло иначе. После этого трое друзей Иова, подчиняясь божественному повелению, приносят большую жертву всесожжения (семь тельцов и семь овнов). Иов, выступая в качестве посредника, возносит молитву за своих друзей, и в итоге они избавлены от осуждения, и Бог принимает ходатайство Иова.

Благоденствие Иова восстановлено (42:10-17)

Когда Иов помолился за своих друзей, Господь вдвойне возместил то, что было у Иова прежде: дал вдвое больше мелкого скота, вдвое больше верблюдов, волов и ослиц.

Кроме того, у Иова родились семь сыновей и три дочери, что удвоило его потомство, поскольку мы должны, видимо, считать, что на небесах у него по-прежнему были старшие сыновья и дочери. Иов прожил дополнительно сто сорок лет. Господь благословил последние дни Иова более прежних. «И умер Иов в старости, насыщенный днями». В итоге Иов так и не проклял Бога, вопреки всем уверениям сатаны.

Ласковый отблеск Божьей благодати виден в том, что Иов, так ужасно обезображенный своей болезнью, после своего возрождения получил от Бога дочерей исключительной красоты (отцы любят хвалиться красотой своих дочерей!). В их именах содержится свой смысл Емима (голубка), Кассия (корица, ароматная кора коричного дерева) и Керенгаппух («рог» краски для ресниц). Иов даже дал им наследство вместе с их братьями, что, надо полагать, не было распространенной практикой в патриархальную эпоху.

Уильям Макдональд, Библейские комментарии для христиан: ВЕТХИЙ ЗАВЕТ

Источник

Ответ Бога Иову

Иов категорично заявлял, что не сможет удовлетвориться ничем, кроме суда с Богом, — и Бог принял вызов Иова. Но, явившись Иову среди бури, Бог не дал прямых ответов на его многочисленные вопросы — Он поставил перед Иовом Свои вопросы: «…где ты был, когда Я землю основал. Добирался ли ты до истоков моря, проходил ли по дну пучины? Ведомы ли тебе врата Смерти, видел ты врата кромешного мрака? Исследовал ли ты земную ширь? Расскажи, если все это знаешь» (Иов 38:4,16–18 РБО ). В величественной речи Бог раскрыл перед Иовом, как сложно и соразмерно устроен мир — Бог определил законы светилам и дождю, положил пределы морям, распространил по земле многочисленных животных, наделив каждое особыми чертами (Иов 38–41). Человек не в силах проникнуть в глубину мудрости Создателя. Все дела Творца направлены на благо Его творений — Бог дает понять, что ни одно существо в мире не обделено Его заботой[669]; если даже ворон и дикий осел получают все необходимое для жизни, то человек не будет оставлен Богом на произвол судьбы[670]. Неужели Иов пожелает вместо Бога вершить справедливость и отмерять людям добро и зло? «Может, мощью ты подобен Богу и, как Он, говоришь в раскатах грома? Тогда укрась себя величием высоким, облекись в сияющую славу; дай волю ярости и гневу, взгляни на гордеца — и смири его… а нечестивых — раздави на месте!» (Иов 40:4–7 РБО ). В описаниях двух могучих животных — бегемота и левиафана (крокодила, или огнедышащего змея / дракона)[671] — ряд толкователей видит намек на силы зла: «Нет на земле подобного ему; он сотворен бесстрашным; на все высокое смотрит смело; он царь над всеми сынами гордости» (Иов 41:10–34). Возможно, здесь содержится косвенная отсылка к Прологу книги: в мире обитают хаотические силы, которые подвластны только Богу, — именно они, а не Бог, есть источник зла на земле.

Источник

Вопросы заданные богом иову

Иов был очень хорошим человеком. Он всегда поступал праведно. Он выполнял Божьи заповеди. К тому же Иов был богатым человеком. У него было много слуг и животных. У него была жена и десять детей. Бог даровал ему много благослове-ний.

Бог знал, что Иов праведен. Сатана тоже знал о том, что Иов праведен. Сатана сказал, что Иов праведен потому, что Бог дал ему так много благословений. Сатана сказал, что Иов не будет праведным, если у него отнимут эти благословения.

Бог сказал, что сатана может лишить Иова всего, что у него есть. Но сатана не должен вредить самому Иову. Тогда сатана увидит, что Иов останется праведным.

Однажды к Иову пришли четверо слуг. Они сказали, что слуги Иова перебиты, а все волы уведены. Они сказали, что огонь уничтожил всех его овец. Они сказали ему, что верблюдов угнали.

Они сказали, что сильный ветер разрушил дом, где были сыновья Иова. Все дети Иова погибли. У Иова ничего не осталось.

Иов очень опечалился. Но он не сердился на Бога. Он пал на землю и поклонился Богу. Он сказал, что когда он родился, то у него ничего не было. Бог дал ему все. Теперь Бог забрал это. Иов все равно любил Бога.

Бог снова говорил с сатаной. Он сказал, что у Иова отобрали все. Но Иов все равно праведен. Однако сатана сказал, что Иов не будет праведным, если он сильно заболеет. И Бог позволил сатане сделать Иова тяжело больным. Но сатана не мог убить его.

Иов тяжело заболел. Его тело покрылось язвами. Он хотел бы, чтобы он никогда не рождался на свет. Жена Иова спросила, верит ли он в то, что Бог добрый. Иов отве-тил, что верит. Иов сказал, что Бог посылает людям добро. Бог иногда допускает, чтобы с ними случалось и плохое. Иногда с хорошими людьми случаются беды.

Читайте также:  Вопросы задания для аск

Иова пришли повидать три его друга. Они очень жалели его. Они говорили, что Бог наказывает грешников. Они сказали, что Бог не наказывает хороших людей. Друзья сказали Иову, что он согрешил. Если бы он был праведен, то с ним ничего плохого не случилось бы.

Иов сказал своим друзьям, что они не помогают ему. Он сказал, что не грешил. Он не знает, почему с ним происходит столько плохого. Иов сказал, что он может умереть. Но он всегда будет любить Бога. Если он и умрет, то потом воскреснет. У него снова будет тело. Он увидит Бога.

Друзья Иова снова стали говорить ему, что он грешен. Они сказали, что он, быть может, отнимал имущество у бедняков. Или же он не помогал людям, когда они нуждались в помощи. Они сказали, что Бог знает, когда люди грешат. Они велели ему покаяться. Тогда Бог благословит его.

Иов ответил друзьям, что он был праведным. Он сказал, что Бог знает о том, что он не грешил. Иов сказал, что некоторые непра-ведные люди живут, ни в чем не нуждаясь. А иногда на праведников обрушиваются беды. Иов сказал, что не знает, почему Бог допустил, чтобы с ним происходили несчастья.

Потом Иов услышал голос Бога. Бог задал Иову много вопросов. Где был Иов, когда Бог сотворил мир? Что знает Иов об облаках, снеге и дожде? Что знает Иов о животных и растениях на земле? Бог создал все эти чудесные вещи.

Иов ответил Богу. Иов сказал, что он не понимает этого. Бог сказал Иову, что люди не всегда могут понять то, что делает Бог. Люди должны верить Богу, что бы с ними ни случилось. Потом Иов увидел Бога. Иов остался праведным во всех своих бедах. Иов любил Бога. Он верил Богу.

Бог сказал друзьям Иова, что Он сердит на них. То, что они говорили Иову, было неправильно. Бог повелел им принести животных в жертву. Иов молился за своих друзей.

Бог благословил Иова. Он дал Иову больше, чем у него было до этого. Бог дал ему больше животных. У Иова и его жены родилось еще больше детей. Они были счастливы. Иов дожил до глубокой старости. Он был очень праведным.

Источник



Иов 42 глава

Иов. 42:1-2. В своем первом ответе Богу (39:33-35) Иов признал — перед лицом чудных деяний Божиих на земле, под землей и над нею — крайнюю ограниченность собственных возможностей. Во втором своем ответе он, в тоне смирения, признает всемогущество Божие (стих 2) и вместе с тем, вполне допустимо, осознает, что вся наша праведность перед Богом подобна «запачканной одежде», и, что, следовательно, нет среди нас «невиновных» перед Ним. Душа Иова смирилась и в смирении должна была принять и целесообразность страдания, коль скоро Бог, так чудно управляющий миром, допускает его. (Люди, истинно веровавшие в Господа, на протяжении веков и тысячелетий познавали — в процессе своего духовного опыта, т. е. слыша голос Бога, как услышал его Иов, — что страданию дано переплавлять дух человеческий, загрязненный в результате падения прародителей наших, но для того, чтобы процесс этот протекал успешно, необходимо смирение).

Иов. 42:3. Иов цитирует здесь вопрос, с которого Бог начал Свое обращение к нему (38:2): Кто сей, помрачающий Провидение, ничего не разумея? — с целью подтвердить правоту Бога, он, Иов, говорил и судил о вещах, в которых не разбирается.

Иов. 42:4-6. Не вполне ясен стих 4. Скорее всего Иов снова цитирует здесь (точнее, подразумевает) слова Бога, потребовавшего от него ответа (38:2). В стихе 5 и 6 страдалец отвечает Ему. Однако не на многочисленные (риторические по отношению к Иову) вопросы, касающиеся творения и управления миром: на них ему нечего сказать. Ответ Иова, исполненный духовной глубины, касается тайны отношений человека и Творца.

Иов признает, что все, сказанное им прежде, — следствие его поверхностного жизненного опыта, ибо до того, как Бог заговорил к нему, он знал о Нем лишь понаслышке: Я слышал о Тебе слухом уха. Полученное же теперь откровение свыше Иов отождествляет с «лицезрением собственными глазами»: мои глаза видят Тебя. Это и есть опыт духовный, и, вполне доверяя ему, Иов раскаивается в прежних своих суждениях и отрекается от них — в прахе и пепле (в знак смирения и уничижения своего).

Заметим, что не о воображаемых своих прегрешениях, покаяться в которых призывали его Елифаз, Софар и Вилдад, сокрушается Иов. Он и теперь не считает, что совершал их, за что и был наказан (27:2-6). Но внутренне вынужден, видимо, согласиться с мыслью Елиуя о том, что после того, как он потерял все, что имел, горечь, обида и гордыня овладели им (к примеру, 32:2).

Осознав теперь во всей полноте, что Бог ничем не обязан человеку (не обязан и отвечать ему!), и что человек не вправе обвинять Творца, путей Которого не разумеет, Иов освободился от горечи, разъедавшей ему душу. Более того: он испытал глубокое удовлетворение от того, что Творец снизошел до разговора с ним, до откровения ему! Он исполнился желанием довериться Тому, Чьи пути — совершенны (Пс. 17:31), хотя и не всегда доступны человеческому пониманию. И Бог простил Иову грех заблуждения и гордыни.

III. Эпилог (42:7-17)

Этот раздел, как и первые две главы, написан прозой. В нем Господь — прежде чем возместить Иову все потерянное им — обращается к трем его «критикам».

А. Бог осуждает друзей Иова (42:7-9)

Иов. 42:7. Елифазу, старшему из троих, задавшему тон всем последующим критическим речам в адрес Иова, Господь сказал: горит гнев Мой на тебя и на двух друзей твоих за то, что вы говорили о Мне не так верно, как раб Мой Иов. Так обличители попали в положение обвиняемых. Как и предостерегал их Иов (13:7-9), дела их оборачивались неважно. Между тем как Иов был восстановлен Богом в положении верного и послушного Его слуги (четырежды, подчеркнуто, называет он Иова «рабом Своим» в стихах 7-8).

Три «оратора» судили о Боге не так верно, сводя роль страдания к воздаянию за преступления. Виновны они были и в том, что, лицемерно осуждая Иова, «защищали» на этом ложном основании Божественное правосудие и ограничивали проявление Божией справедливости рамками все того же воздаяния. (Надо, однако, заметить, что не все в их мыслях было ошибочным, как не все ложно в идее «воздаяния». Ибо как нравственно-духовный принцип Оно действует в мире (и подтверждением тому служит возвращение Иову всего, что он потерял), воздаяние, однако, не действует автоматически).

В чем же «более верно» говорил о Боге Иов? Ведь он обвинял Его в несправедливости, в неоправданном молчании, он подошел к черте бунта… Да, подошел, но не переступил через нее, как предсказывал сатана, и как советовала Иову его жена (1:11; 2:5,9). И в самые горькие минуты он от Бога не отрекся. А когда Господь заговорил к нему, то Иов от всего сердца покаялся (42:6).

В 42:8 Господь повелевает Иову помолиться за его друзей — после того, как те принесут за себя жертву. Здесь усматривают и такой аспект: принятие страдания «без рассуждений» и без какого бы то ни было протеста (что в сущности проповедовали трое!) Богу тоже неугодно. Протест Иова возникает ведь (с другой стороны) из присущего ему чувства справедливости и желания отстоять ее, из нежелания мириться со злом, из святой жажды добра и совершенства. Человек, который подавляет в себе эти чувства (пусть даже из благочестивых соображений) оказывается, подобно обличителям Иова, дальше от Бога чем он, они судят о Творце и Его взаимоотношениях с человеком «не так верно», как он.

Читайте также:  Почему первая встреча так важна

Иов. 42:8-9. Несомненно, с изумлением и досадой восприняли три друга как повеление им Бога принести за себя жертву… семь тельцов и семь овнов (жертву всесожжения во умилостивление), так и поставленное свыше условие: пусть Иов помолится за них, иначе жертва их не будет принята. Ведь это означало, что Иову, который на протяжении многих часов (или дней) оставался жертвой их лицемерных безжалостных обвинений (и за которого никто из них не помолился!), предстояло выступить теперь в роли священника (сравните 1:5), человека, следовательно, настолько угодного Богу, что он Сам назначил его выступить ходатаем перед Собою за троих его критиков.

Покаяние, которое они «рекомендовали» Иову, предстояло теперь совершить им самим. Голос Бога, услышанный и ими, заставил их умолкнуть и, надо думать, в конечном счете, подействовал на них благотворно, побудив их осознать свое заблуждение. Заметим, что Елиуй не был назван Богом как нуждающийся в покаянии — потому, вероятно, что он, хотя и не вполне верно оценил «ситуацию» Иова, подошел к истине ближе чем остальные.

Б. Бог вновь делает Иова богатым человеком и счастливым семьянином (42:10-17)

Иов. 42:10-11. Правильно начало стих 10 читается так: «Господь положил конец рабству Иова» (имеется в виду: «избавил его из рабства болезни»). Ибо в отвратительной болезни его не только «трое», но и все окружение Иова (включая его жену) видело доказательство его виновности. Очистив страдальца, Бог и в их глазах засвидетельствовал таким образом о его невиновности.

Духовная эволюция Иова определяется в это время признанием им беспредельного величия Бога как носителя творящей, а не разрушающей силы, Его любви к Своему творению… Отсюда искренность покаяния Иова, оно, в свою очередь, делает его способным простить тех, кто так долго мучил его, и выступить за них ходатаем перед Господом. Простив же других, он и сам получает прощение и благословение свыше.

Если в дни мучительной болезни Иова, им брезговали даже люди, отверженные обществом (30:1-10), то теперь родственники и друзья Иова, все знавшие его (стих 11), пришли к нему, услышав о его «оправдании». Они ели с ним хлеб, и, вместо слов осуждения, он слышал теперь слова сострадания и утешения. И принимал дары от приходивших: «кеситы» и золотые кольца. (Ценность кеситы, которая, видимо, представляла собой слиток серебра, не известна, но полагают, что она была большей чем «сикля»).

Иов. 42:12. Стада, угнанные у Иова, Господь возместил ему вдвое (стих 10; сравните 1:3). Сказано, что последние дни (в значении «годы») Иова… Бог… благословил… более, нежели прежние. (Вероятно, на серебро и золото, принесенные ему родственниками и соплеменниками, он приобрел новых верблюдов… волов… ослиц и мелкий скот, и со временем число их достигло названного в стихе 12. Можно ли на этом основании сказать, что излияние на Иова всех этих материальных благословений в конечном счете свидетельствует о правоте трех его «критиков», которые утверждали, что процветание непременно следует за покаянием (5:8,17-26; 8:5-7,21; 11:13-19)? Нет, конечно.

Но восстановление благосостояния в этом случае явилось знаком Божией милости, а не исполнением Им некоей Его «обязанности» во осуществление «правосудия». Поскольку Иов, не отрекшись от Бога, тем самым нанес поражение сатане (хотя сам он не знал об этом), и покаялся в своем неразумии, в продолжении его страданий не было нужды.

Повторим, что в книге Иова не отрицается действие общего библейского принципа благословения праведных, в ней, однако, показано, что принцип этот не действует автоматически. Бог, управляющий миром, благословляет — или отнимает благословения — в соответствии со Своими целями. Заметим еще, что благословение материальными благами органически вписывается в контекст книги Иова, ибо людям эпохи патриархов ничего еще не было известно о воздаянии посмертном.

Иов. 42:13-15. И утешение в новых детях, которые родились у него после гибели прежних, получил Иов. Их снова было семь сыновей и три дочери. Современному читателю естественно задаться вопросом, возможно ли полное утешение отца, потерявшего 10 детей? До известной степени на это может быть отвечено ссылкой на тип мышления, на психологию, которые были присущи людям патриархальной древности. Смысл жизни и ее назначение, главную ее радость, они видели в продолжении рода; это было так называемое родовое сознание, которое стояло выше личного.

Три дочери Иова, родившиеся у него после всех его испытаний, названы по имени. Имена эти, которые, соответственно, означают: «голубица», «благоухание корицы» и «рог для косметических притираний» — свидетельствуют как о душевных, так и о внешних замечательных их достоинствах (стих 15). Примечательно, что Иов дал им наследство между братьями их. Известно, что в Израиле, по принятии закона Моисеева, дочь получала право на наследование только при отсутствии у нее братьев или по смерти всех их (Чис. 27:8).

Иов. 42:16-17. После всего, что с ним произошло, Иов прожил еще сто сорок лет. Полагают, что в начале повествования ему примерно 70, и, значит, всего лет его жизни было 210. Это соответствует и еврейскому преданию (после испытания, попущенного ему, Иов жил вдвое дольше, чем до этого). Фраза, что он видел потомков своих до четвертого рода, означает, что и правнуки его родились при его жизни. И умер Иов… насыщенный днями.

Итак, книга Иова, возможно, старейшая из включенных в Библию книг, ставит и самые животрепещущие для человечества вопросы: вопрос о смысле страдания и вопрос о взаимоотношениях человека с Богом. Духовный опыт Иова свидетельствует: богопоклонение не может быть основано на некоем «деловом контракте», предусматривающем для людей непременное материальное вознаграждение. Господь не несет обязательства «поощрять» человека за каждое его доброе дело.

В основе богопоклонения, которое не может и не должно зависеть от обстоятельств, — доверие людей Богу, Его совершенству; доверие, несмотря на то, что пути Его далеко не всегда понятны людям. Несчастье в жизни верующего не означает, что Бог оставил дитя свое. Оно означает лишь то, что Отец имеет в отношении него какие-то планы, тому неизвестные. Так что пусть он продолжает уповать на то, что судьба его — в надежных руках, что Создатель любит его и заботится о нем. Это-то и постиг из своего духовного опыта Иов.

Три оппонента его считали, что страдание не имеет никакой другой цели, кроме наказания за злые дела. Сам Иов полагал, что в отношении него у Бога была лишь одна цель — «разрушить» жизнь его. Елиуй, напротив, подчеркивал, что намерением Господа было уберечь Иова от пути, ведущего к погибели. На самом же деле Бог преследовал в этой ситуации две цели: посрамить сатану, доказав несостоятельность его утверждений относительно Иова, и углубить духовное видение Своего праведника.

Вот почему неприемлемы любые попытки обвинять Творца, пытаться «сразиться» с Ним, понуждая Его к ответу, другими словами — бросать Ему вызов (все то, чем поначалу согрешил Иов). Верующим в Бога необходимо всегда помнить о несоразмеримости Божьего величия, с одной стороны, и ограниченных познаний и возможностей человека (с другой), в условиях которых протекает его земная жизнь. Помнить об этом значит сохранить себя от искушения гордыней и чувством самодостаточности.

Бог не дал Иову объяснений, которых тот от Него ожидал, но, вместо этого, он обрел гораздо более глубокое (чем было ему присуще прежде) сознание величия Бога и веру в то, что Он любит его и заботится о Нем. И в этом урок на все времена для тех, кто уповают на Бога: планы Его, нередко необъяснимые и таинственные (для людей!) направлены на благо человечества и вселенной.

Источник