Политическое прогнозирование Political forecasting

Неустойчивое равновесие: прогноз на думские выборы 2021 года по итогам Единого дня голосования

Информационная пыль по итогам выборов 13 сентября немного улеглась, появились уже официальные, а не предварительные данные, и теперь ничто не мешает делать полноценные выводы.

С 2003 года, когда на региональных выборах стали массово применяться партийные списки, любые региональные выборы перед федеральными выборами всегда носят тестово-экспериментальный характер: дают власти и оппозиции сигнал, на что можно делать ставку и с чем надо бороться. Это именно политический тест, но никак не репетиция (так как репетиция означает совпадение сценария и повтор сюжета). Так, выборы осени 2006 и весны 2007 стали одновременно и тестом для нового проекта «Справедливой России», и сигналом растущих амбиций обновляющегося СПС. Ответом на этот вызов стало открытое вступление в думскую кампанию-2007 Владимира Путина (пресловутый «План Путина»), силовой разгром СПС осенью 2007-го и существенная зачистка «Справедливой России», снизившая ее амбиции (исключение из списков Шаргунова, Ройзмана и т.д.).

На голосовании 13 сентября 2020 года было три основные интриги: как может повлиять на результат трехдневное голосование, какой будет динамика «старых» партий и смогут ли «выстрелить» новые проекты, созданные в феврале — апреле 2020-го («Новые люди», «За правду», «Зеленая альтернатива», Партия прямой демократии).

Интрига первая: трехдневное голосование

По итогам кампании можно совершенно точно сказать, что целью трехдневного голосования было не повышение явки (почти во всех случаях она не только не выросла, но даже снизилась по сравнению с предыдущими аналогичными выборами), а ужесточение контроля над голосованием административно зависимых избирателей и расширение административного ресурса. Главным риском для власти в 2018-2019 годах стало то, что технологии административного привода избирателей никуда не делись, но избиратель все чаще стал голосовать назло («за черта лысого»). В растянутом на три дня голосовании, когда заставляют голосовать в определенное время и в присутствии начальников, риски, что кто-то узнает, как ты проголосовал, повышаются. Не говоря уже о том, что голосование «на пеньках и багажниках» создает большие сложности для обеспечения тайны голосования.

По данным движения «Голос», голосование в некоторых регионах прошло в условиях повышенного противодействия работе наблюдателей и представителей СМИ. Особенно часто проблемы возникали в связи с попытками проконтролировать досрочное голосование, в том числе «голосование па пеньках». На большинстве крупных выборов доля избирателей, проголосовавших досрочно (в том числе вне избирательных участков), превысила показатели «основного» дня голосования, чего ранее в России никогда не наблюдалось, и теперь это грозит стать новой нормой.

При этом итоговые цифры по регионам на выборах депутатов по партспискам вполне укладываются в рамки сложившихся давно электоральных традиций. Грубо говоря, где и ранее результаты были аномальными, там они и остались аномальными, просто технологии перераспределились. Где ранее конкуренция была выше и результаты выглядели адекватными, они адекватными остались. Но если на выходе почти нет разницы, возникает вполне резонный вопрос: нужна ли такая скандальная и дискредитирующая выборы процедура, как трехдневное голосование. Для репутации предстоящих выборов ее явно стоило бы отменить: пользы для власти на выходе никакой, а вред очевиден.

Интрига вторая: динамика «старых» партий

Результаты выборов по партийным спискам (11 выборов депутатов региональных парламентов и 14 выборов горсоветов административных центров регионов) позволяют говорить, что в условиях низкой явки «Единая Россия» сохраняет доминирование. При этом ее результаты в динамике в 2020 году лучше показателей 2019 года и скорее ближе к результатам выборов Госдумы 2016, чем к результатам предыдущих выборов в соответствующие органы власти в 2015 году. По сравнению с аналогичными выборами 2015 года падение среднего результата «Единой России» составило около 11,5%.

При этом обращает на себя внимание тот факт, что в 2019 году картина была другой. Это во многом связано с тем, что тогда голосовало большое число «аномальных» регионов (в том числе национальные республики Северного Кавказа и Поволжья), где на федеральных и региональных выборах результаты партии власти всегда сильно различаются. Региональные выборы в этих регионах формально более конкурентны, а на федеральных они формально демонстрируют гиперлояльность федеральной партии власти (то есть там всегда на федеральных выборах итог партии власти существенно выше среднего, а на региональных — ближе к средней). Набор регионов, где проходили выборы региональных парламентов 13 сентября 2020 года, изначально более протестный — это преимущественно регионы без резко выраженных электоральных аномалий. Поэтому для них сравнение с Госдумой-2016 более корректно, чем для региональных выборов 2019 года.

При этом результаты выборов 2020 года оказались очень тревожными для партий «старой» системной оппозиции. В 2019 году хорошо видно, что утрата голосов «Единой Россией» на региональных выборах между 2014 и 2019 годами одновременно вела к росту результатов КПРФ и ЛДПР (в большей степени в пользу КПРФ — львиную долю ЛДПР дал один регион, Хабаровский край, где голосовали скорее в поддержку популярного уже бывшего губернатора Сергея Фургала). Немного получала и «Справедливая Россия». В 2020 году утраченные по сравнению с региональными выборами 2015 года в среднем 11,45% голосов «Единой России» почти ничего не дали КПРФ и ЛДПР, а «Справедливая Россия» даже потеряла 2%. То есть между 2015 и 2020 годами совокупное падение ЕР и СР составило 13,48%, а рост КПРФ и ЛДПР — всего по 1,16% и 1,66% соответственно.

Почему так произошло? Во-первых, как представляется, сказалась общая усталость части избирателей от старых партий и старых политиков. Во-вторых, это следствие качества избирательных кампаний и имиджевых ошибок. Кампания ЛДПР в большинстве регионов была очень инертной: мало кто из организаций рискнул использовать тему Хабаровска. Для части избирателей, наоборот, фактическая сдача партией Сергея Фургала могла выглядеть как антиреклама.

КПРФ фактически устранилась от всех острых тем лета: никак не отреагировала на события в Хабаровске, формально выступила против поправок в Конституцию, но никакой реальной агитации против не вела. Учитывая, что за партию часто голосовали оппозиционно настроенные образованные горожане, которые не являются левыми по взглядам, а просто выбирали КПРФ как самую сильную альтернативу, все это вместе могло существенно снизить их желание голосовать за коммунистов. О чем были кампании СР, вообще сложно сказать: никакой запоминающейся и яркой идеи, отличающей партию от конкурентов, в них не было.

Интрига третья: результаты новых партий

Очевидно, что все эти утраченные «Единой Россией» и «эсерами» и недополученные КПРФ и ЛДПР голоса ушли новым партиям: как созданным в 2020 году, так и ранее существовавшим, но теперь выходящим вперед на фоне разочарования избирателей в старых партийных лидерах.

Главными бенефициарами стали не имеющие ярких федеральных и региональных лидеров, зато не имеющие антирейтинга партии. Это новая умеренно-либеральная партия «Новые люди» (прошла во все 4 региональных парламента, где ее списки были зарегистрированы) и левоцентристская РППСС, Российская партия пенсионеров за социальную справедливость (прошла в 7 из 9 регионов, где была в бюллетене, причем часто получала поддержку на уровне «Справедливой России»). Быть просто новой партией без антирейтинга при привлекательном названии и довольно активной кампании оказывается достаточным в условиях запроса избирателей на новые лица.

Средний процент РППСС составил 5,9%. В Калужской, Костромской, Новосибирской, Рязанской областях ее результат очень близок к результату «Справедливой России». Средний процент партии «Новые люди» составил 7,27%. В Калужской и Новосибирской областях она заняла четвертое место, обойдя «Справедливую Россию».

Самый большой результат «Новых людей» зафиксирован на выборах гордумы Томска — 15,02%, третье место, сразу после ЕР и КПРФ. Здесь, в отличие от других регионов, в ее списке были относительно яркие люди — Александр Цин-Дэ-Шань, создатель сети популярных спортивных клубов и руководитель томского филиала школы бизнеса «Синергия» (был поддержан «умным голосованием» и выиграл одномандатный округ), и директор популярного производителя конфет с кедровыми орешками ООО «Сибирский кедр» Илья Клинкин (ранее выдвигался в мэры Томска). Партия могла пройти даже в гордуму Краснодара. Здесь ее официальный результат составил 4,97%, и до 5%-го барьера не хватило всего 69 голосов.

Другие новые партии выступили существенно хуже. Партия Захара Прилепина «За правду» прошла только в областную думу с 6,92% (тоже обойдя в области СР) в Рязани, где явно пользовалась административной поддержкой. Но в иных регионах в среднем у нее всего около 2%. Партия прямой демократии набрала от 0,29% до 2,29% и не прошла нигде. Публичных следов ее кампаний найти не удалось.

Читайте также:  Результаты ОГЭ 2021 по математике и русскому языку доступны на официальном е

Партия «Зеленая альтернатива» выдвигала два списка — в Госсовет Коми и Заксобрание Челябинской области. Агитацию она вела при помощи картин художника Василия Ложкина (зеленые коты с лозунгом «Мир сам себя не спасет»). В Коми перед выборами в соцсетях появились ролики о якобы скупке в пользу партии голосов за 1000 рублей. В Челябинской области партия смогла преодолеть заградительный барьер с 5,36% только за счет странных результатов в городе Златоусте: на восьми участках в округе №8 ее средний результат 19,12%, причем на некоторых участках она якобы набрала от 29% до 39%, при около 3% у «Единой России». На других участках соотношение этих партий обратное, что выглядит мало достоверно.

Список «Зеленой альтернативы» в Челябинской области возглавлял депутат заксобрания от КПРФ экологический активист Михаил Махов (должен был войти в тройку списка КПРФ). Махов также является активным участником движения «АнтиСМОГ». Вторым в списке значился известный ветеринарный врач и основатель приюта диких животных «Спаси меня» Карен Даллакян. Учитывая, что на выборах в горсовет Сыктывкара (где «Зеленой альтернативы» не было в бюллетенях) ЕР набрала 28,71%, а по городским округам Сыктывкара в Госсовет Коми на одновременных выборах в среднем 19-21%, это может говорить о том, что «Зеленая альтернатива» и в Коми отняла голоса в первую очередь у «Единой России».

Эта картина дополняется успешным выступлением независимых кандидатов и иной оппозиции на городских выборах в Томске и Новосибирске. В Новосибирске кандидаты ЕР выиграли лишь 23 округа из 50 (партсписки здесь отменены), в Томске 8 округов из 27 (и еще всего 24,4% голосов по партспискам). В частности, на выборах в горсовет Новосибирска руководитель регионального штаба Алексея Навального Сергей Бойко (шел как независимый кандидат) победил в своем округе второго человека в региональной организации КПРФ Р. Сулейманова.

Перспектива думских выборов 2021 года

Итоги выборов позволяют предположить, что в 2021 году с гарантией проходят в следующую Госдуму только три партии — «Единая Россия», КПРФ и ЛДПР. За ними плотная группа из трех партий с примерно равными шансами — падающая «Справедливая Россия» и растущие «Новые люди», а также Российская партия пенсионеров за справедливость (РППСС). Они могут пройти или не пройти в Госдуму в любой комбинации (то есть число думских партий может в итоге составить от трех до шести).

При этом никакого административного содействия РППСС и «Новым людям» на локальном уровне на прошедших выборах не было — скорее наоборот, списки НЛ были сняты в Воронеже и Белгороде, и почти все одномандатники получили отказ в регистрации независимо от отношений федерального руководства партий с политическими чиновниками в Администрации президента. Тем не менее главным ограничителем для их дальнейшего электорального роста является ярлык «кремлевских проектов», который на них пытаются навесить часть представителей системной и внесистемной оппозиции. Тема «спойлерства» после выборов для них уже не актуальна, так как спойлер отнимает голоса, а сам шансов пройти не имеет. Здесь же успех очевиден.

Самостоятельно, без административной помощи, голоса получали также «Родина» и в единственном городе, Томске, «Яблоко», а вот результаты «За правду» и «Зеленой альтернативы» без административной помощи явно не были бы возможны, и, как хорошо видно, скорее были отняты у «Единой России».

В целом прошедшая кампания показывает, что власть полностью контролирует правила игры: ее ресурсы на электоральном поле превышают возможности всех остальных игроков, вместе взятых. В данной избирательной кампании навязать власти собственную повестку оппозиция не сумела. Большой вопрос, сумеет ли она это сделать в следующем году. Все, что пока остается оппозиции, это пользоваться ошибками самой власти. С другой стороны, этих ошибок сама власть делает достаточно. Чтобы совершить их и тем самым радикально изменить политический ландшафт, у нее есть еще целый год.

Источник



Аналитический центр «Политфорум» и экспертная сеть «Клуб Регионов» представляют доклад «Госдума-2021: прогноз результатов голосования и 10 тезисов о партийной системе России»

Аналитический центр «Политфорум» и экспертная сеть «Клуб Регионов» 11 ноября 2019г. представили доклад «Госдума-2021: прогноз результатов голосования и 10 тезисов о партийной системе России». Авторы доклада прогнозируют, что через два года на выборах в ГД «Единая Россия» покажет результат, худший по сравнению со своими показателями 2016г., а КПРФ и ЛДПР покажут рост. Эксперты делают вывод, что основной технологической задачей для власти сегодня является необходимость не допустить ситуативного объединения избирателей КПРФ и ЛДПР по принципу «против ЕР». А реализуемая сейчас тактика на увеличение доли одномандатников в ущерб партийным спискам («проект 75/25»), возможно, позволит сформировать в новой Госдуме провластное большинство, но не сможет решить системную проблему дефицита политического предложения.

Авторы доклада главным выводом своего труда называют осознание необходимости основательной модернизации политической системы. Существующее положение вещей перестало удовлетворять как рядовых избирателей, так и элиты, включая ответственных за политическую стабильность кремлевских чиновников. В перспективе это грозит снижением управляемости и разбалансировкой системы, что недопустимо накануне старта трансфера-2024.

Введение

«Попытками правильно оценить тенденции, заглянуть в будущее, сентябрьскую ночь 2021г., и увидеть результаты голосования сегодня заняты многие специалисты политических профессий. Это и сотрудники администрации президента, которым надо проектировать политическое пространство, и аналитики парламентских партий, рассчитывающих улучшить свое представительство в Думе нового созыва, и сами депутаты, желающие переизбраться, и политтехнологи, оценивающие перспективы новых политических проектов.

Однако в последнее время к результатам голосования участники процесса стали относиться как к чему-то техническому и предопределенному, а значит, управляемому не с помощью актуальных идей и коммуникации с избирателями, а исключительно технологическими средствами – это касается не только власти с ее командно-административными возможностями, но и оппозиции, которая перестала разговаривать с людьми, предпочитая договариваться в кабинетах.

Сейчас практически ежедневно в формате «утечек из АП» нам становится известно, что якобы создается то одна, то другая партия – на патриотическом фланге или на либеральном, также обсуждается изменение пропорций списочников и одномандатников, возвращение избирательных блоков. Все это отражает обеспокоенность руководства внутриполитического блока несовершенством партийной системы. А беспокоиться есть отчего.

Прогноз результатов выборов в Госдуму в 2021г. показывает, что предлагаемые сегодня подходы не позволяют адекватно ответить на системные вызовы: снижение в обществе интереса к электоральным процессам (что выражается в падении реальной явки); рост числа избирателей, не находящих для себя подходящей партии, испытывающих дефицит политического представительства; уменьшение электоральной базы партии власти; рост протестных настроений.

Такое положение дел формирует отчетливый запрос на конкурентную и более приближенную к избирателю публичную политику. Но, чтобы удовлетворить этот запрос, его надо в полной мере осознать. Именно этому и посвящен наш доклад – прогнозу итогов будущих думских выборов как способу осознания всей сложности ситуации в настоящем».

Методика

Мы предлагаем определить потенциал политических партий на выборах 2021г., основываясь на методике, в основе которой – динамика явки и результатов голосования за партии на региональных выборах в двух циклах – 2014 и 2019гг. (на выборке более 500 тыс. человек в 10 регионах России). Обнаруженные закономерности мы экстраполировали на выборы депутатов Государственной думы РФ в циклах 2016–2021гг. При этом в своих расчетах мы опирались на результаты, выраженные не в процентах (что является относительными данными), а в абсолютном их выражении – в количестве голосов избирателей.

Сразу стоит оговориться, что мы оценивали лишь тенденцию, то есть луч, который, соединяя две точки выборов в региональные парламенты в 2014 и 2019гг., дал коэффициент, который мы применили к прогнозу выборов в Госдуму. Естественно, что до 2021г. еще могут произойти события, которые, создав политическую гравитацию, повлияют на настроения избирателей и могут отклонить этот луч в любую сторону, что неизбежно скажется на результате. Но если никаких принципиальных изменений в стране не произойдет, то наши расчеты могут оказаться очень приближенными к реальности.

В результате анализа нами была выведена формула:

R = А –/+ (A × C% / 100%)

или R = A +/– D,

R – прогнозируемый результат партии на выборах в ГД в 2021г.;

A – результат выборов в ГД в 2016г., выраженный в голосах;

С – коэффициент изменения голосов за пять лет, определяемый как соотношение результатов выборов в региональные парламенты 2014 и 2019гг., выраженный в процентах;

Читайте также:  Инструментарий оценивания на уроках английского языка

100% – совокупность голосов, отданных за партию на выборах в ГД в 2016г.;

D = (A × C% / 100%) – количество избирателей, которых потеряла или приобрела партия в голосах на отрезке 2014–2019 гг.

Эту формулу мы и применили к прогнозу явки и результатов голосования на выборах депутатов Госдумы в 2021г. (подробнее о расчетной формуле – в соответствующем разделе в конце доклада).

Нами было принято решение исключить из расчетов результаты выборов в региональные органы представительной власти в трех субъектах: в Крыму иСевастополе, потому что в 2014г. голосование там было скорректировано эффектом от присоединения Крымского полуострова к России (по результатам референдума в марте 2014г.), а также в Москве, где выборы в 2019г. прошли по мажоритарной системе, что исключает сравнительный анализ партийных предпочтений избирателей.

Прогноз итогов голосования в 2021 году

Результаты выборов депутатов Государственной думы Федерального Собрания РФ VIII созыва с высокой долей вероятности могут выглядеть таким образом.

Таблица 3. Результаты выборов в Государственную думу РФ в 2016г. и 2021г. (прогноз)

Источник

Аналитики назвали возможные итоги выборов в Госдуму при их проведении в ближайшие дни

Участники круглого стола «Выборы в Госдуму: сценарии и прогнозы» поделились своими версиями развития политической ситуации в ближайшие полгода, передает корреспондент ФАН. Мероприятие состоялось 23 марта в онлайн-формате.

Эксперты обсудили особенности будущей избирательной кампании, задачи и проблемы, стоящие перед ее участниками, их политические программы и шансы на успех.

«Если бы выбирали в это воскресенье…»

В начале круглого стола директор по политическому анализу Института социального маркетинга Виктор Потуремский представил результаты социологического исследования электоральных предпочтений россиян. Он рассказал, что полученные итоги опроса также подтвердились исследованиями в фокус-группах. Эксперт отметил высокую осведомленность населения о предстоящих выборах: 38% опрошенных хорошо о них осведомлены, 36% что-то слышали, но не знают конкретной даты, а 26% впервые о них слышат. 42% респондентов заявили, что точно примут участие в выборах, 13% скорее примут, 4% скорее не станут, а 8% точно не станут этого делать. Остальные пока не определились.

Представитель Института социального маркетинга также обратил внимание на высокую долю людей, которые при определении своих фаворитов на предстоящем голосовании будут советоваться с друзьями и родственниками.

«Казалось бы: гражданский долг и исключительно личное принятие решения, но, тем не менее, 22% (доля опрошенных в ходе исследования. — Прим. ФАН) советуются при принятия решения», — отметил Потуремский.

Участники исследования также традиционно рассказали, за кого отдали бы свой голос, если бы выборы состоялись в ближайшее воскресенье. 33% респондентов высказались в пользу «Единой России», 16% заявили о готовности поддержать КПРФ, 9% — у ЛДПР, 8% — у объединения «Справедливая Россия — За правду». «Яблоко» и «Российская партия пенсионеров за социальную справедливость», по предварительным данным, получили по 4%. Всем остальным досталось по 1% голосов: внизу таблицы расположились «Новые люди», «Гражданская платформа», КПСС и «Партия роста». 3% опрошенных затруднились с ответом.

При этом мнение респондентов о предполагаемых итогах выборов ожидаемо отличается от их личных намерений отдать свой голос за конкретную партию. Так, 77% опрошенных высказались в пользу «Единой России», отвечая на вопрос «Как вам кажется, какая партия наберет наибольшее количество голосов избирателей на выборах в Госдуму?» Шансы остальных политических сил оцениваются населением значительно скромнее: 4% участников назвали КПРФ, 3% — «Справедливая Россия — За правду», по 1% — КПСС, ЛДПР и «Яблоко».

Комментируя результаты рейтинга, председатель правления Фонда развития гражданского общества Константин Костин отметил, что важное значение в ближайшие полгода до выборов для результатов партий будет иметь качество политической инфраструктуры — количество региональных отделений и сильных политиков на территориях, а также представленность в региональных и муниципальных органах власти.

«Это позволяет, пользуясь естественным интересом граждан к тому, что эти органы делают и решают, в ходе кампании ответить на конкретный электоральных запрос конкретным практическим действием», — пояснил Костин.

Борьба как в спорте

Костин представил исследование Фонда развития гражданского общества по итогам единых дней голосования в 2019 и 2020 годах и выборов в Госдуму 2016 года. Эксперты распределили партии по лигам, аналогично спортивной иерархии. К высшей лиге эксперты Фонда отнесли парламентских игроков: «Единую Россию», КПРФ, ЛДПР, «Справедливая Россия — Патриоты — За правду» (вновь образованная агломерация включена в состав на основе прошлых достижений справедливороссов).

«Турнирную таблицу, партийный рейтинг возглавляет «Единая Россия», которая на сегодняшний день имеет наилучшие стартовые позиции», — отметил Костин.

В числе преимуществ единороссов эксперт назвал результаты последних двух единых дней голосования, качество политической инфраструктуры, представленность в органах, активное привлечение в партийные списки лидеров общественного мнения.

«Все это дает хорошие предпосылки для результативного выступления. Я думаю, 54% — это задача максимум, но, я думаю, результат от 42% до 47% вполне ожидаем», — прокомментировал результаты исследования Константин Костин.

В первую лигу попали партии, представленные в региональных органах законодательной власти субъектов РФ и «думскую лицензию»: «Коммунисты России», «Российская экологическая партия «Зеленые», «Партия роста», «Родина», Коммунистическая партия социальной справедливости, «Гражданская платформа».

Между высшей и первой лигой эксперты выделили так называемую буферную зону, вошли партии «Новые люди», «Яблоко», «Зеленая альтернатива» и «Российская партия пенсионеров за социальную справедливость». В эту зону попали партии, которые, по оценкам экспертов, на выборах 2021 года могут получить более 3%.

Во вторую лигу попали партии, представленные только на муниципальном уровне. В их числе «Партия дела», «Казачья партия РФ» и другие.

Выступавший вслед за Костиным президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов пошутил по поводу устаревших категорий спортивных лиг, отметив, что футболисты давно оперируют категориями премьер-лиги, ПФЛ и ФНЛ, а хоккеисты играют в матчах НХЛ и КХЛ. При этом эксперты согласились назвать буферную зону зоной стыковых матчей. Впрочем, содержательная часть исследования у участников круглого стола вопросов не вызвала.

Главные интриги выборов-2021

Константин Костин назвал основной интригой предстоящего голосования возможное появление пятой партии в VIII созыве Госдумы РФ. Виноградов при этом отметил, что для него главной интригой является интерес населения к выборам

«Будут ли эти выборы хоть кому-то интересны? Пока этого не происходит, пока такого ожидания, что осенью мы им покажем — не важно, кто кому — пока этого в воздухе не витает», — отметил Виноградов.

Он также представил три варианта развития событий, подготовленных фондом, который он представляет. В случае реализации сценария под условным названием «План «Крепость» «Единая Россия» получает не менее 301 мандата в Госдуме благодаря «тотальной поддержке» Владимира Путина и убеждении населения в несвоевременности изменений, а также контрпродуктивности оппозиционной игры. По словам экспертов, этот вариант представляется одним из наиболее вероятным. В его пользу говорит и растущее внешнее давление на Россию.

В сюжете под названием «Ветер перемен» допускается прохождение в Госдуму до пяти партий, но единороссы за счет округов получают около 260 мандатов. В поддержку этого варианта эксперты назвали появление новых партий, имеющих, по мнению специалистов, неплохой потенциал. В числе кандидатов, имеющих наибольшие шансы на статус «пятой партии» в парламенте, участники круглого стола назвали партии «Новые люди» и «Российская партия пенсионеров за социальную справедливость».

Третьему варианту развития событий эксперты дали название «Ускользающее большинство». В этом случае партия власти получает менее 225 мандатов и вынуждена формировать коалицию с другими политическими объединениями, которых в Госдуме при этом раскладе может оказаться даже шесть. Этот сценарий расценивается как менее вероятный. Однако ряд факторов могут повлиять на его реализацию.

При этом спикеры круглого стола не рассматривают активистов, называющих себя оппозиций, как сколько-нибудь состоятельных участников процесса. В качестве фактора, способного негативно повлиять на имидж единороссов, сразу несколько участников беседы назвали недавнюю историю с задержанием губернатора Пензенской области, состоявшего в «Единой России» и одновременным подозрением на фальсификацию результатов голосования.

«Криштиану Роналду» российской политики

Участники круглого стола высоко оценивают шансы КПРФ и ЛДПР, которые, по их оценкам, гарантированно получат путевки в парламент, как и в предыдущих созывах. Примечательно, что при этом многие спикеры более высоко оценивают шансы либерал-демократов по сравнению с коммунистами.

«То, что творит Зюганов и компания, — при всем моем уважении к Геннадию Андреевичу — это, конечно, паноптикум. Если посмотреть на повестку, которую формирует КПРФ, то это либо конфликты, либо проблемы, либо региональные кризисы, либо история с присоединением товарища Рашкина к различным несистемным оппозиционным силам… То есть позитива в повестке нет — люди не голосуют за силы, которые не формируют позитивную повестку», — отметил директор Центра политической конъюнктуры Алексей Чеснаков.

При этом шансы ЛДПР на фоне раздираемых внутренними противоречиями коммунистов большинство участников оценили высоко, отметив сохраняющуюся высокую роль и лидера.

«Жириновский, пусть находится и не на пике своей спортивной, опять же, формы, но играет на своем уровне — такой, я бы сказал, Криштиану Роналду российской политики, бодрый старичок», — продолжил спортивную метафору руководитель экспертного совета Экспертного института социальных исследований Глеб Кузнецов.

«Справедливую Россию», объединившуюся в феврале с партиями «За правду» и «Патриоты», эксперты назвали главным политическим ньюсмейкером первого квартала. Слияние с другими группами спикеры сочли безусловным плюсом для справедливороссов.

Читайте также:  Определить критерии оценки результатов деятельности

При этом все участники круглого стола сошлись во мнении, что предстоящие шесть месяцев могут значительно изменить предварительные сценарии нынешней кампании. Помимо действий самих партий, на итоговый расклад будет влиять международная обстановка, социально-психологические настроения избирателей на фоне пандемии и даже запланированное в ближайшее время послание президента Федеральному собранию. Эксперты ожидают, что в нем в том числе будут обозначены ориентиры, которые повлияют на политический вес различных сил в преддверии дня голосования.

Источник

Политическое прогнозирование — Political forecasting

Политическое прогнозирование направлено на прогнозирование результатов политических событий. Политические события могут быть рядом событий, таких как дипломатические решения, действия политических лидеров и другие области, касающиеся политиков и политических институтов. Область политического прогнозирования выборов очень популярна, особенно среди аудитории массового рынка. В методологии политического прогнозирования часто используются математика, статистика и наука о данных. Политическое прогнозирование в отношении выборов связано с псефологией .

СОДЕРЖАНИЕ

История прогнозирования выборов

Люди давно интересовались прогнозом результатов выборов. Котировки ставок на преемственность папы появились еще в 1503 году, когда такие ставки уже считались «старой практикой». Политические ставки также имеют долгую историю в Великобритании. Один из ярких примеров — Чарльз Джеймс Фокс, государственный деятель вигов конца восемнадцатого века, был известен как заядлый игрок. Его биограф Джордж Отто Тревельян отмечал, что «(е) или десять лет, начиная с 1771 года, Чарльз Фокс часто, в значительной степени и разумно делал ставки на социальные и политические события того времени».

До появления научных опросов в 1936 году ставки ставок в Соединенных Штатах сильно коррелировали с результатами голосования. С 1936 года опросы общественного мнения являются основной частью политического прогнозирования. Совсем недавно были сформированы рынки прогнозирования , начиная с 1988 года с Iowa Electronic Markets .

С появлением статистических методов обрабатывать данные о выборах стало все проще. Поэтому неудивительно, что прогнозирование выборов стало крупным бизнесом для опросных компаний, новостных организаций и рынков ставок, а также для академических студентов, изучающих политику.

Ученые-ученые построили модели поведения при голосовании для прогнозирования результатов выборов. Эти прогнозы основаны на теориях и эмпирических данных о том, что важно для избирателей, когда они делают выбор на выборах. Прогнозные модели обычно полагаются на несколько предикторов в сильно агрегированной форме с упором на явления, которые меняются в краткосрочной перспективе, такие как состояние экономики, чтобы предложить максимальный рычаг для прогнозирования результатов конкретных выборов.

Ранней успешной моделью, которая используется до сих пор, является «Ключи от Белого дома » Аллана Лихтмана . Прогнозирование выборов в США впервые было доведено до сведения широкой общественности Нейтом Сильвером и его веб-сайтом FiveThirtyEight в 2008 году . В настоящее время существует множество конкурирующих моделей, пытающихся предсказать исход выборов в США, Великобритании и других странах.

При выборах на национальном уровне или уровне штата также учитываются макроэкономические условия , такие как занятость, создание новых рабочих мест, процентная ставка и уровень инфляции.

Методы прогнозирования выборов

Усредняющие опросы

Объединение данных опроса снижает вероятность ошибок прогнозирования опроса. Модели политического прогнозирования включают усредненные результаты опроса, такие как среднее значение опроса RealClearPolitics .

Затухание опроса

Демпфирование опроса — это когда в модели прогноза не используются неверные индикаторы общественного мнения. Например, в начале кампании опросы плохо отражают будущий выбор избирателей. Результаты опроса ближе к выборам — более точный прогноз. Кэмпбелл демонстрирует силу демпфирования опросов в политическом прогнозировании.

Модели регрессии

Политологи и экономисты часто используют регрессионные модели прошлых выборов. Это сделано, чтобы помочь спрогнозировать голоса политических партий — например, демократов и республиканцев в США. Эта информация помогает следующему кандидату в президенты от их партии прогнозировать будущее. Большинство моделей включают как минимум одну переменную общественного мнения, пробный опрос общественного мнения или рейтинг одобрения президента. Байесовскую статистику также можно использовать для оценки апостериорного распределения истинной доли избирателей, которые будут голосовать за каждого кандидата в каждом штате, с учетом как имеющихся данных опроса, так и результатов предыдущих выборов для каждого штата. Каждый опрос может быть взвешен в зависимости от его возраста и размера, обеспечивая высокодинамичный механизм прогнозирования по мере приближения дня выборов. http://electionanalytics.cs.illinois.edu/ — это пример сайта, на котором используются такие методы.

Номенклатура

Обсуждая вероятность того или иного результата выборов, политические предсказатели обычно используют одну из небольшого набора сокращенных фраз. Это включает:

  • Солидный (например, «Солидный республиканец»), а также Сейф . Маловероятно, что партия, занимающая сейчас кресло, сменится на предстоящих выборах.
  • Вероятно (например, «Вероятно, Демократический»), также одобренный . На данный момент не думается, что место будет особенно конкурентоспособным, и, следовательно, партия, вероятно, останется неизменной, но есть вероятность, что это может измениться.
  • Lean (например, «Leans Independent»). Один кандидат / партия имеет небольшое преимущество в опросах и прогнозировании, но возможны и другие результаты.
  • Наклон . Используется менее широко, чем другие термины, но указывает на очень небольшое преимущество той или иной стороны.
  • Жеребьевка . Это места, которые считаются наиболее конкурентоспособными, поскольку более чем одна партия имеет хорошие шансы на победу.

Рынки прогнозирования выборов

Прогнозирование может включать в себя краудсорсинг игры через рынки предсказаний на основе теории, согласно которой люди более честно оценивают и выражают свое истинное восприятие, когда на карту поставлены деньги. Тем не менее, люди с большими экономическими или эгоистичными инвестициями в исход будущих выборов могут быть готовы пожертвовать экономической выгодой, чтобы изменить общественное восприятие вероятного исхода выборов до дня выборов — положительное восприятие кандидата, пользующегося поддержкой, является широко изображается как способствующий «активизации» явки избирателей в поддержку этого кандидата, когда начинается голосование. Когда прогноз, полученный на основе самого избирательного рынка, становится инструментом определения явки избирателей или предпочтений избирателей перед выборами, рыночная оценка становится менее надежной как механизм политического прогнозирования.

Рынки предсказаний показывают очень точные прогнозы исхода выборов. Одним из примеров является Iowa Electronic Markets . В ходе исследования было проведено сравнение 964 избирательных опросов с пятью президентскими выборами в США с 1988 по 2004 год. Berg et al. (2008) показали, что Iowa Electronic Markets возглавляет опросы в 74% случаев. Тем не менее, для ведущих рынков предсказаний были продемонстрированы затухающие опросы. Сравнивая демпфированные опросы с прогнозами Iowa Electronic Markets, Erikson and Wlezien (2008) показали, что демпфированные опросы превосходят все рынки или модели.

Влияние прогнозирования выборов

Согласно исследованию 2020 года, прогнозирование выборов «увеличивает уверенность [избирателей] в результатах выборов, многих сбивает с толку и снижает явку. Кроме того, мы показываем, что прогнозирование выборов стало заметным в средствах массовой информации, особенно в СМИ с либеральной аудиторией, и показывают что такое освещение имеет тенденцию сильнее влиять на кандидата, идущего впереди «.

Другие типы моделей прогнозирования

Другие типы прогнозирования включают модели прогнозирования, предназначенные для прогнозирования результатов международных отношений или переговорных событий. Одним из примечательных примеров является модель ожидаемой полезности, разработанная американским политологом Брюсом Буэно де Мескита, которая вычисляет результат Байесовского идеального равновесия одномерных политических событий с многочисленными приложениями, включая международный конфликт и дипломатию. Различные реализации инструментов прогнозирования в политической науке становятся все более распространенными в политической науке, и существует множество других байесовских моделей, компоненты которых все чаще подробно описываются в научной литературе.

Источник